Текущие бонусы в кнопках






Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
21 ноября 2017 г.

Овца и волк по-разному понимают слово «свобода», в этом суть разногласий, господствующих в человеческом обществе

(Авраам Линкольн)

Наши именинники


Проза

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

К списку произведений

Куры и Гайдн

Юность впрыскивает в нас романтику. Жизнь дает противоядие. Всем, но не Стелле. Стелла выросла с четким представлением, что отношения мужчины и женщины – это Иван Варавва и Любовь Трофимова из фильма *Офицеры*.
Он должен любить преданно и верно, спрыгивая с несущегося поезда. Любить одну.

В жизни Стелла такого Варавву не встретила, размениваться не хотела. В 30 лет была сложная операция, так что и детей не предвиделось.

Когда Стелле исполнилось 42 года, она с матерью уехала в Израиль, оставив за спиной библиотечный техникум, подружек и молодость.

С собой взяла книги, надежду на более стабильную жизнь, обычную внешность полной, спокойной, интеллигентной брюнетки и уверенность, что бывает и похуже, чем у нее.
Работать Стелла пошла в русский магазин рядом с домом, ибо продвинуться куда-то дальше ей мешали возраст и отсутствие амбициозности.
Магазин находился в пяти минутах ходьбы от дома, хозяин оказался читающим и понимающим Стеллину книжную страсть, спокойно отпускал ее на концерты и на спектакли. Мама вела хозяйство.

В Израиле более полутора миллионов репатриантов. Полтора миллиона и Стелла.

Через полгода после репатриации совершенно случайно Стелла встретила Ральфа, крепкого, прижимистого, хозяйственного марокканца, и личная ее жизнь определилась тоже.
Ральф не был ни Вараввой, ни Греем, ни Вронским, но и замуж за него Стелла не выходила, ибо Ральф давно и прочно был женат.
Ральф умудрялся сочетать в себе очень интересные, с точки зрения Стеллы, качества. Он был немного религиозен, так чуть-чуть. Соблюдал некие заповеди и исступленно голодал в Судный День, вместе с этим продолжал встречаться со Стеллой, не видя в этом ничего дурного.
- Я мужчина? Мужчина. Зарабатываю? Зарабатываю. Жена довольна, дети досмотрены? Нам с тобой хорошо? Чего еще?

Стелла, однако, не знала, хорошо ли ей с Ральфом.

Она была полгода в стране, стояла на автобусной остановке с тяжелыми сумками. На улице было супержарко, у Стеллы начиналась мигрень.
Когда возле нее остановилась машина и водитель спросил, куда ее подбросить, Стелла даже не вздумала сопротивляться.
Потом она спрашивала Ральфа, зачем он остановился, но Ральф относился к жизни, как к песне – поется, и слава Богу.
- Жара. Ты стоишь.Я могу подвезти. Почему бы и нет? Я ведь не на спине тебя нес.
Через 2 недели они случайно столкнулись на рынке, и Ральф попросил Стеллин телефон.

Стелла размышляла потом, как она могла дать свой телефон совершенно незнакомому человеку, но, видимо, сказались перепитии переезда, бытовые проблемы, желание разделить даже и в 42 года свою жизнь с кем-либо.
Ральф был незаменим в бытовых вопросах. Стелла терялась от напора продавцов, техников, мастеров, норовивших подсунуть ей два за три, три за четыре и фантастическую скидку.
Теперь Стелле было достаточно набрать телефон Ральфа, и она видела, как менялось лицо установщика стиральной машины, который хотел ей подсоединить чудесное средство от накипи и камня за какие-то полторы тысячи шекелей, или каким-то чудесным образом чайник в магазине падал в цене в три раза после разговора Ральфа с продавцом.

Ральф был компанейским, легким и чудовищно безграмотным.

Поначалу Стелла попыталась рассказать Ральфу о Шостаковиче, Микеланджело и Пушкине.

Ральф кивал, говорил, что это безумно интересно и аккуратным образом сворачивал на темы, интересующие его - у Ральфа 7 братьев, и страсти в семье кипят нешуточные. Жена одного брата прокляла жену другого, восьмой племянник не разговаривает с четвертой племянницей и делает вид, что не видит ее в упор даже на свадьбе двоюродного брата.

Поначалу Стелла честно пыталась запомнить, кто кому приходится, но потом плюнула и просто выслушивала вопли Ральфа об этих придурках и сволочах. Придурки и сволочи каким-то образом превращались через некоторое время в золотых людей, когда работавший таксистом Ральф их подвозил по случаю. Превращения эти случались обычно, когда родственники настаивали на том, что они все равно должны заплатить за проезд, потому что это дядин и братский заработок.
Идиллия обычно длилась недолго, на очередном семейном мероприятии все равно какой-то родственник ставил точки над И, и вражда разгоралась снова.
Золотые люди с чистыми и нежными сердцами деградировали в глазах Ральфа, приобретали ярлыки подонков, и Ральф кипел, ратуя за общественную справедливость.

Стелле нельзя было отклоняться от курса партии, ибо когда-то она попробовала вразумить Ральфа, чтобы он встал на сторону обидчика и посмотрел на происходящее другими глазами, на что Ральф сказал Стелле выйти из машины и не звонил ей после этого неделю.

Стелла понимала, что никто ради нее прыгать с поезда не будет, и навряд ли Ральф способен ради нее на поступок. Ральф мог поддержать и выслушать, подарить букет на день рождения и долго потом говорить о том, какой он джентльмен,и, по большому счету, Ральф был из тех друзей, кто рядом в легкую минуту, но он был занят, действительно занят своей семьей, 4 детьми, работой, заботами, и Стелла вроде привыкла к его звонкам, вниманию и какой-никакой заботе.

Жизнь не течет. Это неверное определение. Жизнь мчится стремглав, и вот уже Стелле 45, и 47, и 49.

Для души – поэтические вечера, гастроли любимых театров, походы в консерваторию, беседы с родной и теплой мамой, уже похоронившей надежду на Стеллин брак и ту спину, которая защитит дочь от невзгод.
Для жизни русский магазин с нарезкой сыра и колбасы, и Ральф, уделяющий Стелле внимание после футбола, но перед семейными торжествами.

Иногда Стелле кажется, что их встречи будут продолжаться еще миллион лет, они сейчас скорее друзья, чем любовники. И довольно часто Стелла говорит себе, что любит Ральфа как что-то давнее и привычное.

Единственное новшество в Стеллиной жизни – Фейсбук, приходу которого она страстно сопротивлялась, не понимая его смысла и предназначения.
Подруга Света, образованная и шикарная женщина, как-то дала Стелле кое-что почитать, а на восторги подруги ответила, что именно Фейсбук предоставил Свете эти материалы.
Стелла решила зарегистрироваться и посмотреть, куда это выльется.
И вылилась новая страсть в часы, поглощенные умным другом – Фейсбуком.
Стелла подписалась на эрудитов и философов, каждое слово которых не проходило мимо. Простеснявшись полгода, она сама начала публиковать размышления об операх, фильмах, концертах и выставках.

Образовался круг тонкого и деликатного общения, похожего на общение с мамой.
День Стеллы теперь начинался Фейсбуком, заканчивался пожеланием Ральфа *спокойной ночи* и общением с виртуальными единомышленниками.

Ральф интересов Стеллы не разделял, и говорил на иврите, что это все – глупости наполовину с томатным соком.

Стелла не спорила, не колола в ответ Ральфа футболом.

Что спорить после стольких лет. Все равно никто и никого ни в чем не убедит.

Стелла очень любила мемуарную литературу. Казалось, что герои документальных очерков оживают, кипят, загораются рядом с ней.

Книгу, посвященную Набокову, Стелла прочитала неоднократно, восхищаясь гением, его гениальной женой, оставив в Фейсбуке огромную заметку с размышлениями о жизненной Вселенной Набокова.
Как обычно, ее подписчики разделили Стеллин восторг. Появился и новый, образованный, сдержанный читатель.
Вскоре Стелла и Роберт переписывались по 5-6 часов в день.
Еще через неделю Роберт предложил встретиться и пойти вместе на концерт Вивальди.

Стелла задыхалась от восторга и смертельно боялась встречи.


А, как оказалось, боялась зря. Всё было по сердцу – сдержанность Роберта, интеллигентная внешность, красный шарф на шее, мятущийся подобно его хозяину.
Роберт был историком, в новой стране не сложилось, пошел работать на завод. Он, как и Стелла, разделял мир на жизненное и духовное.
Как и Стелла, находил себя на концертах, в блестящих мемуарных размышлениях, в том же Фейсбуке.

Стелла воскресла, отказывая Ральфу во встречах и даже не представляя себе сейчас разговоры о двоюродных заборах, роднящихся с троюродными калитками.

Для Ральфа у Стеллы болели голова, спина, ноги. Встретить его она не боялась, когда уходила с Робертом из дома.

Слишком разные орбиты вращения были у них, слишком.

Через 2 месяца Стелла сказала Ральфу, что, видимо, в их отношениях наступил кризис, что им надо друг от друга отдохнуть, выслушала крики Ральфа о том, что она сошла с ума, что он – не пацан, чтобы так с ним себя вести, что она опомнится и к нему вернется, что таких, как она, у него миллион с гаком.
И он еще очень хорошо подумает прежде, чем примет ее обратно.

Нет, - говорила себе Стелла, - не будет обратно. Я хочу Лермонтова, Нагибина и Беллу Ахмадулину, я хочу Грига и Караваджо. Я устала от междусобойных войн и футбольной тематики. Я хочу жить.

Роберт стал для Стеллы так и не случившимся в ее жизни Вараввой. Цветы, рапсодии, сюиты, импрессионизм и долгие разговоры о сущем и близком...

Роберт доводил Стеллу до подъезда, целовал руку, уходил по переулку, а Стелла чуствовала, что влюбиться без памяти в 49 лет – это самое время.

В начале ноября мама сказала Стелле, что уезжает на выходные к двоюродной сестре.

В пятницу Роберт был приглашен на ужин. Ужин и концерт Гайдна.

Вся Стеллина жизнь разделилась на допятничный период и пятницу.
Изысканная музыка, милая беседа с дорогим человеком, взамопонимание и роскошь разделенного созвучия.

- Стелла, - Роберт выглядел взволнованным и смущенным. – Я должен тебе что-то сказать.

В этот момент притих даже Гайдн, разделив со Стеллой гордость и счастье проживаемой минуты.

- Я знаю, ты поймешь меня так, как никто и никогда не поймет. Стелла, милая. Я принял решение. Мне надоело прятаться, надоело скрываться. Я готов рассказать миру правду. Мы будем жить вместе, не таясь. Стелла, я люблю его.
Максим, мой друг, согласился. Мы будем вместе жить.Мы не будем скрывать наши отношения. Мы станем семьей – я и он. Ты видишь, какой красивый шарф он мне подарил...

Стелла выключает Гайдна и очень твердо, выговаривая каждую букву, говорит, как она счастлива за Роберта. Как ей приятно, что именно она первой узнала столь важную новость, но очень сожалеет, потому что день был хлопотным, и у нее – как назло - в середине такого приятного вечера чертовски разболелась голова...

Роберт извиняется, собирается уходить, говорит Стелле, что обязательно вечером перезвонит, чтобы узнать, как она, благодарит за изысканный ужин и, конечно, за Гайдна.

...Проходят 3 недели. Стелла слегла с радикулитом и не посещает ни выставки, ни консерваторию. Радикулит настолько силен, что даже по телефону с Робертом ей тяжело разговаривать – так отвечает на его звонки Стеллина мама.

Стелла взяла больничный, пересмотрела несколько раз фильм *Офицеры*, перечла *Сагу о Форсайтах*. Терзания Сомса были для Стеллы отрадны. Не только ее предали.

В конце ноября вечером раздается звонок. Мама берет трубку, и Стелла уверена, что опять последует разговор о радикулите, но это звонит Ральф.

- Я заходил в твой магазин. Мне сказали, что ты болеешь. Может, тебе лекарство привезти или купить курицу?

В ответ на слова о курице Стелла начинает рыдать. Впервые за эти 3 недели.

- Ральф, милый, я хочу курицу. Купи мне 2.

Ральф испуган и сосредоточен.
- Конечно, куплю, Стеллочка. Куплю 2, даже 3, только не расстраивайся. Мне было плохо без тебя. Я вчера был на свадьбе у Гилы – ты же помнишь Гилу, я рассказывал тебе, так вот, эта Гила подошла к жене Моше и сказала ей , что не хочет с ней рядом сидеть. Ты представляешь, а места расписаны, а что делать Ривке – Мошиной жене.Я бы на ее месте так бы ответил этой Гиле, что ей бы мало не показалось.
А ты как считаешь, ей надо было ответить прямо там, на свадьбе, рассказать правду, что она думает, или не стоило портить вечер. Все думали, что вечер будет удачным. А видишь, как в жизни получается – хотим одного, а выходит совсем другое. Тебе прямо сейчас кур привезти или подождешь до завтра? Завтра завоз свежего мяса. Наверное, лучше завтра.


Автор:Rosa
Опубликовано:10.05.2017 21:28
Создано:2017
Просмотров:1273
Рейтинг:175     Посмотреть
Комментариев:7
Добавили в Избранное:5     Посмотреть

Ваши комментарии

 11.05.2017 01:15   ChurA  
Вкусно! А ваша фамилия не Бабель?)) А если серьёзно: у Вас замечательные рассказы))
 11.05.2017 22:02   Rosa  пасиб на добром слове)))

 11.05.2017 22:41   natasha  
По-моему, хорошо получилось. Сбалансированно, без длиннот, без пережимов всяческих, чисто очень. И трогательно. Номинирую его.)
 12.05.2017 17:46   Rosa  Ой, КАК приятно.
Пасиб огромный

 12.05.2017 13:34   ArinaPP  
Замечательно. Отлично просто. Спасибо, Роза.
 12.05.2017 17:47   Rosa  Пасиб-препасиб

 12.05.2017 14:36   Algiz  
Понравилось и легко читалось!
 12.05.2017 17:47   Rosa  Мерсибушки

 21.05.2017 15:06   Ptenchik  
Это просто прелесть прелестная (с)! Просто, без зауми, нежно, трогательно! Сопереживательно! Спасибо за удовольствие от чтения! Бегу голосовать!
 21.05.2017 22:38   Rosa  мерсибУшки

 21.05.2017 20:54   Pro  
высший пилотаж. Название - ваще респект. вся наша жизнь - куры и Гайдн. Интерпретировать можно с нескольких сторон. Классно, что несколько раз в тексте делила - жизненное и духовное, куры и гайдн.
 21.05.2017 22:38   Rosa  Я - звезда

 22.05.2017 08:54   Cherry  
ты ж моя Шахерезада... обожаю тебя читать :-*
 26.05.2017 20:03   Rosa  ну да, ну да)))

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

Ристалище

Шорт-лист недели

Произведение недели

Стихотворение Лета 2017

Автор Лета 2017

Произведение года 2016

Камертон