Текущие бонусы в кнопках






Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
21 ноября 2017 г.

Не меняются только самые мудрые и самые глупые

(Конфуций)

Наши именинники


Проза

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

К списку произведений

Степан Пшенников - помнить всё!

Герою очерка,рассказа и стихотворения сегодня было бы 90 лет. Степан Семёнович Пшенников - родился в Братске и строил Братск. Я писал о нём газетные заметки, подробнее биографию этого большого человека можно прочитать на Сайте "Имена Братска". Еще во времена советской власти лелеял надежду написать небольшую документальную повесть о Степане Пшенникове,который был моим старшим другом,но как-то не сложилось.

____________________________

-Я дважды писал заявление с просьбой отправить меня на строительство Братской ГЭС, - вспоминает Степан Семёнович. - Не отпускали, потому что после получения высшего образования мы с женой Тамарой Ивановной работали на восстановлении Сталинграда. А это тоже была важная стройка страны. Но нас, сибиряков, тянуло в родные места. Пришлось доказывать, что наше место в Братске, и лишь тогда с нашими доводами согласились.
В январе 1957 года молодая семья приехала в поселок Постоянный. Для большинства первостроителей Приангарье – это необжитые места. А для семьи Пшенниковых это было возвращение на малую родину. Ведь Ангара – главная река детства и юности Степана Семёновича. Он родился здесь в деревне Утузелка Тангуйского района, который впоследствии вошёл в состав Братско-Усть-Илимского территориально-производственного комплекса. Потом семья крестьянина-батрака Семёна Митрофановича Пшенникова вслед за отцом переехала в село Братское. Отсюда проводили отца на фронт, где он и погиб. В Братском Степан закончил школу, работал, как и все пацаны, для фронта, для победы в тылу- в тайге, на реке, в поле. Учился в старейшей школе нашего города школе, которая носила номер 1 и в конце 90-х отметила столетие. Потом учился в Омске на энергетика. И если бы не строительство гидростанции в его родных местах, жизнь могла бы пойти по другому сценарию. Но вышло так: где родился, там и пригодился.
Начал Степан Семёнович на стройке рядовым инженером-теплотехником в УГЭ. Но молодой специалист стремился работать на главном производстве - ЦРМЗ. Об этом и сказал при первой встрече Ивану Ивановичу Наймушину. Тот пообещал, что будет помнить о его просьбе, а пока нужно быть там, куда направили.
Но не было бы счастья, да несчастье помогло. Случился на правом берегу большой пожар. Справились с ним быстро, но последовала авария на водопроводе. Не промыли трубы перед включением, и груды мусора, которые остались, песок и гравий оказались в водопроводе. На устранение аварии были брошены большие силы. В числе организаторов ликвидации аварии был и инженер Степан Пшенников.
- Для нас, энергетиков, было важно спасти систему отопления жилого посёлка,- вспоминает Степанович Семёнович.- Дел было невпроворот. Я дневал и ночевал на работе, как и все другие, не считаясь со временем. А когда беда миновала и работы шли к завершению, тут обо мне и вспомнил Иван Иванович. Он пригласил к себе и спросил, что ещё нужно для завершения работ? Запросы мои по деньгам были скромные. Я чётко рассчитал и доложил, какие материальные ресурсы нужны для этого. Но главное - чтобы не мешали работать всякого рода начальники, которых оказалось больше, чем нужно. Наймушину мой ответ понравился, и он дал мне карт-бланш. Работы были закончены в сроки, которые мы с ним оговорили. А вскоре я получил повышение в команде Наймушина.
Сейчас таких людей называют кризисными управляющими. На них в любой экономике всегда дефицит. А тогда и слова такого не знали, но Пшенников доказал, что он может работать не только в стабильной ситуации, но и когда случается ЧП, когда нужно принимать быстрые и грамотные решения. Поэтому молодого инженера стали продвигать по службе. Он прошёл путь от прораба до руководителя УГЭ, «Сантехмонтажа», «Электросетьстроя». Это были главные строительные предприятия, без которых не обходилась ни одна стройка в Братске. Кстати, как правило, принимал в управление эти предприятия Степан Семенович в тяжелом финансовом состоянии, когда работы велись в убыток. Но передавал дела всегда с колоссальными для того времени прибылями. И уходил в те предприятия, где дела шли худо. И не случайно, потому что всегда ориентировался на грамотную организаторскую и инженерную работу. Недаром в его послужном списке более 200 изобретений и рационализаторских предложений, которые давали колоссальную экономию на строительстве. Однажды компетентные органы (с подачи завистников) даже заподозрили, что Пшенников в новаторских технических решениях не принимает участия, а только включает себя в список авторов. И выяснилось, что Пшенников не во все предложения и разработки, в которых принимает участие, вписывает своё имя, позволяя инженерному корпусу предприятий больше проявлять инициативы и самостоятельности. А уж пользоваться, как это бывает среди некоторых начальников, интеллектуальным трудом своих подчинённых считает зазорным. В своё время появилось в городе производство силикатного кирпича. Многие приписали себе заслуги в появлении этого производства. А Степан Семёнович помнит, что они были в своё время его противниками. Но по поручению Наймушина и Гиндина Пшенников досконально проработал все организационные и инженерные мероприятия, и только тогда появилось в Братске важное для стройки производство. Но не многие знают, что подтолкнул это производство, вдохнул в него жизнь идеями, сделал важным Пшенников.
Сегодня активно идет газификация Братска. Об этом много говорят, пишут, ведутся работы. И самое время вспомнить, что первая попытка газифицировать Братск была предпринята в годы строительства гидростанции, и опять же первым начинал эту работу в далеких 60-х Степан Семёнович.
-А делал я все расчёты по поручению Арона Марковича Гиндина,- вспоминает Пшенников. – Он первым узнал про месторождения на правом берегу и поручил мне просчитать возможности строительства теплоцентралей на газе. Тогда-то и были сделаны за короткое время первые проектные и экономические расчёты. Братсксгэсстрой готовился осуществить этот проект, но тогда не нашлось ни сил, ни денег для освоения газового месторождения. А могли бы давно жить, используя для города природный газ, что, конечно же, снизило бы тяжелую экологическую обстановку в городе, плоды которой мы пожинаем до сей поры.
Я познакомился с Пшенниковым, когда он возглавлял городской комитет народного контроля в начале 80-х. По тем временам это была грозная организация, боровшаяся с разного рода бесхозяйственностью и разгильдяйством, которые заваливали экономику тех лет. Попасть под прожектор народного контроля было опасным событием для хозяйственника любого уровня. Иные генеральные директора робели перед Пшенниковым. Сколько нерадивых начальников лишилось материальных благ, а то и должностей! Но, сколько я помню, Пшенников никогда не торопился с выводами и с любым фактом бесхозяйственности разбирался досконально, принимая решения объективно. Хотя недоброжелателей на этой должности нажил немало. Жалоб, кляуз и даже анонимок сыпалось на его голову немало. Однажды даже организовали провокацию, пытались в знак мнимой благодарности подсунуть взятку, но Пшенников благодетелей выгнал из кабинета со всеми их подарками. Потом выяснилось, что это была спланирована акция сотрудников милиции, которые сомневались в честности и порядочности высокого должностного лица. Позже, те, кто организовал провокацию, извинились.
А злопыхателей всегда было немало. Дом на Набережной, куда въехала семья Пшенникова, Наймушин дал ему лично за заслуги, отказав большому начальнику из тогдашнего исполкома, который потом долгое время пытался «разоблачать Пшенникова» всеми правдами и неправдами. Иван Иванович рассудил просто – Братску нужны толковые инженеры, а чиновник найдёт где жить.
Около 20 лет Степан Семёнович на пенсии. На скромной рядовой пенсии, потому что посчитал: негоже в трудное для страны время гоняться за персональной. А чиновник оказался хитрее: он сегодня опять восстановил все себе привилегии. Пшенников за это не бился. Единственный раз возмутился, когда местные функционеры отказали ему в получении звания «Ветеран Братска». Тут-то Степан Семенович не выдержал. Формально он приехал на стройку в 1957, и не хватало стажа в 40 лет. Это, как принято говорить, де-юре, а де-факто он родился и вырос в этих местах. Его имя в числе немногих в парадном зале Братской ГЭС, за строительство гидростанции он награждён орденом Трудового Красного Знамени. Какие ещё заслуги нужны в доказательство его права носить почётное звание «Ветеран Братска»? За Пшенникова вступилась общественность. Первостроители пристыдили комиссию формалистов, после чего Степану Семёновичу торжественно и с извинениями выдали удостоверение. И оно для него дорого не меньше, чем орден Знак Почёта, которым его наградили за строительство Братского ЛПК.
И сегодня, разменяв девятый десяток, Степан Семёнович бодр и энергичен. Утро начинает с тибетской гимнастики. Благодаря своему пристрастию к спорту он точно знает, сколько ещё ему отпущено лет, и предстоящее новое десятилетие расписал наперёд.
Пишет воспоминания о прожитом, о своих товарищах, учителях - Иване Ивановиче Наймушине и Ароне Марковиче Гиндине, которых считает достойными учителями нескольких поколений инженеров Братскгэсстроя. Многое из написанного уже опубликовано в книгах, посвящённых истории Братска.
Сын Сергей подарил отцу компьютер, и теперь Степан Семёнович активно осваивает сетевое пространство, где чувствует себя уютно на информационном поле молодых. Дело нужное – ведёт переписку с внуками, которых жизнь разбросала не только по России, но и за границу.
Живёт уединённо, но не одиноко. В доме часты гости, сам ходит на встречи ветеранов. По-прежнему водит немало повидавшую старенькую «Волгу». Машина на ходу, потому что Степан Семенович сам занимается ремонтом и содержит автомобиль в рабочем состоянии. Жалеет только, что уже не может бывать на охоте или рыбалке, которым прежде посвящал все свое свободное время.
- Мне тайга и Ангара милее всех вместе взятых южных морей. Я однажды только ездил с семьей в дом отдыха,- вспоминает Степан Семёнович. – И отказался впредь тратить на это время. Нигде так не отдохнешь, как рыбалке или на охоте.
Из старых увлечений сохранил интерес к фенологическим записям. Знает, какой погода была 30 лет назад, и каким будет день через неделю, месяц. Информацией о погоде по-прежнему снабжает соседей и знакомых точнее метеостанции.
Правда, иногда огорчается, что дети и внуки разъехались, хотя они зовут к себе отца и деда. Но Степан Семенович покидать Братск не намерен. Здесь его родина, здесь могилы близких и любимых, теперь уже и жены Тамары Ивановны, память о которой он бережёт больше всего. Он хранитель родовой памяти, и каждый год собирает за праздничным, а то и поминальным столом друзей и близких ему людей. Он не осуждает тех, кто ищет лучшие места в других краях России. Но сам твёрдо держится Братска, любимого города, в котором его корни и которому он отдал все свои силы, ни разу не пожалев об этой жизни.

2008 год

_____________________________

Степану Пшенникову

Век двадцатый истлел-
У виска лишь звенит тишина.
Вечность снова заводит
Восходно-закатное время.
Как поэту жилось
В непрошедшие времена,
Помнит только одно
Нерожденное поколение.
Мы не знали друг друга,
Но мною ты будешь воспет,
Потому что вливал
В нашу пропасть стихами надежду.
И душой прикормил
Беспощадно красивую смерть,
Что умело скрывалась
Невестою в белых одеждах.
Век двадцатый замешан
На поте любви и войны.
Сколько вас, нерожденных,
Ушло в поминальную Лету!
Жизнь, сыгравшая смерть
На подмостках прогнившей страны,
Поместилась в слезах
Не познавшего роли поэта.
Век двадцатый истлел,
У виска лишь звенит тишина.
Вечность снова заводит
Восходно-закатное время.
Как живется, поэт,
В непрошедшие времена
Знает только моё
Нерожденное поколение.

__________________________________________



ЛОПАТА

Герой рассказа Степан Семёнович Пшенников - строитель Братска.


Утром из окна кухни Степан Семенович Пшенников увидел, что в огороде стоит лопата. Инструмент с коротким черенком одиноко высился на заснеженном поле, глубоко проникнув штыком в мёрзлую землю, подавая слабый почти неуловимый сигнал, что находится не на своем месте. Степан Семенович удивлённо рассматривал лопату, перебирая в мыслях, как она там могла оказаться, и медленно, медленно, перекатываясь с одной думки на другую, вдруг споткнулся о главное – лопату оставила в огороде Тамара Ивановна.
Это воспоминание обожгло слезами глаза, в которых тут же помутилось, подрезав весь белый свет, а Степана Семеновича отшатнуло в сторону. Чтобы не упасть, он оперся руками на обеденный стол и до детали вспомнил всё- всё, каждый из семи дней, которые он прожил без жены: как скоропостижно она умерла, как набежали соседи, подъехали друзья, прилетели из далеких городов дети, а потом в единой похоронной процессии шли за гробом до самого кладбища, густо заросшего молодыми деревьями. Кладбище было старым, разбитым некогда в лесном массиве. А теперь молодая поросль брала свое, стараясь стереть с лица печального места уныние, вернуть изначальную красоту, поглотив могильный траур красно-желтой осенней веселостью юного подроста. И с активными зарослями лесного наступления уже никто не боролся, оставив на попечение природы судьбу кладбища.
Омытыми слезой глазами Степан Семенович снова осмотрел лопату в заснеженном огороде. За эту неделю, что он прожил без жены, двор замело, укутало снегом, и расцвеченная листопадом чернота осени уступила место снежно-небесному чистопаду, хотя за текущим годом еще числился октябрь. Впрочем, ничего удивительного в этом не было: в здешних местах осень была коротка, и зима всегда приходила рано, не равняясь на календарь.
Степан Семенович вялым движением снял с вешалки пальто, надел его, сунул ноги в валенки и пошел к выходу. На крыльце его лицо обожгла солнечная свежая веселость, от которой старым глазам делалось больно. Выждав, когда глаза привыкнут к активной белизне округи, Степан Семенович осторожно спустился с крыльца и пошел в огород, где сиротливо ссутулившись стояла лопата. Он шел не торопко, гребя ногами снег, набивая следами свежую тропку, вдыхая пронизывающий холод утра, который прочищал тяжело дышащую грудь старика.
«Странно,- думал он по пути,- как это раньше я не замечал лопату в огороде?»
Степан Семенович и Тамара Ивановна прожили вместе пятьдесят два года, и в их семье прагматично планировалось, что раньше умрет по состоянию здоровья муж. Тамара Ивановна всегда старалась пресекать этот бесконечный разговор о грядущих похоронах, который с годами возникал между ними всё чаще и чаще. Но Степан Семенович относился к нему с ответственной серьезностью и, не обращая внимания на возражения супруги, каждый раз давал всё новые распоряжения, ежели ему будет суждено умереть прежде. Но вышло так, что первой ушла Тамара Ивановна. Умерла на ходу, на бегу, в заботах между кухней и огородом, который она в последние дни старательно копала, готовя землю, как она приговаривала, к зимней спячке. Копала усердно, все боялась не успеть, и потому лопату не убирала, а оставляла там, где заканчивала очередную порцию работы.
Степан Семенович погладил ладошкой рукоять, которая была отполирована неутомимыми руками жены, не почувствовав ни одной шероховатости под дрожащими пальцами. И вспомнил, как пять лет тому назад по просьбе Тамары Ивановны сменил сломавшийся черенок, позвал жену и торжественно вручил обновленный инструмент. Тамара Ивановна потерла рукавицей по свежему дереву, потом несколько раз копнула лопатой землю и молча кивнула, одобрив работу мужа. Степан Семенович напряг память, попытался еще что-то вспомнить из истории лопаты, но тут его окликнул сын.
- Папа! Ты что там стоишь?
- Да вот лопата осталась…
- Что с ней сделается?
- Мать копала огород и не докопала.
- И ты собираешься сейчас копать?
- Копать? Нет, копать уже поздно. Просто лопата стоит тут, и я вот думаю…
- И пусть она там стоит, потом уберем.
- Убирать не надо,- осенило Степана Семеновича. – Пусть стоит здесь.
- Да пусть стоит, никому не мешает, - согласился сын.
- Только не убирайте,- настаивал Степан Семенович.
- Да никто ее не уберет!- успокоил отца сын.
- Пусть так и стоит, а я весной докопаю,- принял решение Степан Семенович и впервые после смерти жены почувствовал рядом с собой присутствие Тамары Ивановны. Какой-то успокаивающей надеждой откликнулась его душа на согревающую мысль, что она никуда не ушла, пока стоит в огороде её лопата, пока остались незавершенным её дело, которое сможет закончить только Степан Семенович.


_____________________________


ИМЕНА БРАТСКА о Степане Пшенникове

Родился в деревне Утузелка Тангуйского района, Иркутской области в семье крестьянина-батрака Семёна Митрофановича Пшенникова (погиб на войне 12.07.1943 г. и похоронен в д. Крутогорье Орловской области).
Школу окончил в селе Братском (в военное время работал в колхозе), отсюда же поехал на учебу в Томский электромеханический институт.

С 1952 по 1957 годы работал (вместе с супругой — Тамарой Ивановной) в Сталинграде, на восстановлении города.

В январе 1957 года по вызову прибыл на строительство Братской ГЭС. Начинал инженером-теплотехником, вскоре уже был начальником эксплуатационного участка управления главного энергетика, затем заместителем главного инженера.

С 1972 по 1976 годы возглавлял УГЭ (Управление Главного энергетика, подразделение Братскгэсстроя).

За свою 23–летнюю трудовую биографию в Братскгэсстрое прошёл путь от прораба до руководителя УГЭ, «Сантехмонтажа» и завершил в должности начальника управления строительства и монтажа сетей и подстанций, в будущем — ОАО «Электросетьстрой».

Потом еще десять лет работал председателем городского комитета народного контроля.

До последнего года жизни принимал активное участие в ветеранском движении города, являясь членом совета старейшин Братска.

Награжден государственными наградами, среди которых ордена Трудового Красного Знамени (за строительство Братской ГЭС) и «Знак Почета» (за строительство Братского ЛПК). Присвоено почётное звание «Ветеран Братска». Его имя вписано в парадном зале Братской ГЭС.

Является автором более 200 изобретений и рационализаторских предложений.

Умер 21 сентября 2012 года после непродолжительной тяжелой болезни.

Из некролога: Всякое случалось в работе этого человека – в лютый холод спасал от размораживания дома Гидростроителя, принимал участие в ликвидации крупной аварии на водоводе в Центральном округе, отстаивал проблемы предприятия в Министерстве энергетики. Во всем и всегда он был честным, порядочным и принципиальным человеком, каковым и останется в нашей памяти.


Автор:vvm
Опубликовано:17.05.2017 02:22
Просмотров:406
Рейтинг:0
Комментариев:0
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

Ристалище

Шорт-лист недели

Произведение недели

Стихотворение Лета 2017

Автор Лета 2017

Произведение года 2016

Камертон