Текущие бонусы в кнопках






Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
24 марта 2019 г.

Ученик никогда не превзойдет учителя, если видит в нем образец, а не соперника

(Виссарион Белинский)

Наши именинники


Проза

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

К списку произведений

из цикла "Миниатюры"

Ёлочка, зажгись!

По залу были разбросаны сломанные елочные игрушки, картонные коробки, серпантин и мишура. На полу валялась разодранная электрическая гирлянда. Ну, это понятно. Короткое замыкание случилось именно из-за нее. И это единственное, что было понятно следователю. Кадка с землей как будто была взорвана. Земля почти равномерно устилала пол комнаты, местами комья даже прилипли к стене. Никто из детей такое бы не сделал. Может, воспитательница сошла с ума? Может, санитаров? Да нет, тогда и у детишек крыша поехала. Они же все говорят одно и то же. А что мы знаем о массовых галлюцинациях? А знаем мы, что их не бывает. Впрочем, чудес тоже не бывает. Лейтенанту Федорчуку предстояло в ближайший час поверить либо в первое, либо во второе. Хотелось верить в чудеса…

***

Йолк наполнил кадку землей из мешка. Потом закинул корень за борт. Корень увяз, другой поскользнулся и, опрокидывая кадку, Йолк загрохотал на пол пещеры. Оглядевшись, елень с ужасом заметил, что пол был сделан из мертвых древней. Точнее, из их останков. Его передернуло, в воздухе остро запахло скипидаром. Гладко отесанные ровные куски древней были одинаковые. Они были подогнаны друг к другу почти без швов и уложены, как бы это сказать… елочкой, что ли? «Да, елочкой, — подумал незадачливый Йолк. — Йолочка, как ты там без меня?». Когда очнулся от мыслей, он, как смог, собрал всю землю в мешок, встал в кадку и высыпал чернозем себе на корни. «Как же хорошо! Даже отрубленные корни меньше болят». Нанесенные топором раны обильно смолоточили. «Животные», — подумал Йолк.

***

Петр Петрович притащил из леса здоровенную ель. С трудом стянул ее с саней и отволок в актовый зал. «Ничего, зато детишкам радость! Хоть такая! — думал сердобольный завхоз. — Детский дом — это вам не у мамки с папкой за пазухой!» Он прислонил елку к стене в углу зала и вытолкал на центр большую кадку. Потом сходил в подвал и прикатил на садовой тачке мешок с землей. Прислонил его к кадке и подумал: «Ай, какой же я молодец, что с осени землицу припас! Как бы я сейчас мерзлый грунт-то долбил?» Тщательно продумав эту приятную для себя мысль, детдомовский завхоз прикинул в уме оставшиеся дела и решил сходить отдохнуть.

В зале отчетливо пахло мастикой от недавно натертого паркета. Постепенно к этому запаху стал примешиваться свежий лесной еловый аромат.

***

Только Йолк устроился в кадке, как раздался шум, гвалт и в пещеру ввалилась стайка мелких животных. Во главе была крупная особь женского пола. Йолк уже хорошо в них разбирался. Мелкие притащили несколько коробок. Он заинтересованно, но с некоторым испугом наблюдал за их действиями. Из коробок стали извлекать чудные предметы – шары, колокольцы, льдинки. Йолк никогда такого не видел. И вдруг они стали вешать все эти безделушки ему на пальцы! Он было хотел крикнуть на них, но сдержался. Лесные привыкли бояться городских и притворяться неживыми. Потом они достали длинную веревку, к которой каким-то образом были прикручены маленькие свечки, и стали опутывать ею Йолка. И тут молодой елень сдержался. Он давно смирился со своей участью, как и подобает лесному древню. Старшая самка достала из коробки огромную красную звезду и нахлобучила ее Йолку на голову. Елень настроился пережить этот страшный обряд, как повсеместно переживали его уже две тысячи лет многие и многие из его родичей. Он готов был молчать и терпеть. И умереть, когда придет время. Выбор пал на него. И пусть. Главное, что Йолочка осталась цела. А вдруг этот старый меховой самец придет за ней через год для очередного варварского обряда?

***

Лейтенант Федорчук внимательно смотрел на две красивые елки на опушке. КМС по лыжам, почти каждое утро он пробегал свои пять км и сегодняшняя легкая пробежка была для Николая только в охотку. Очумевший завхоз Петр Петрович Голубика бродил вокруг и тревожно разглядывал сугробы.

— Голуб, ну, признайся, забыл ты место. Просто банально забыл.

— Да, как можно! Как можно-то? Хотя… Не было здесь третьей ели. Не вижу ее следов. Но свои-то вижу! Вот они, двухдневки. Чуть присыпаны. А вот и от саней след! Но елей-то две было. Одну срубил, что побольше. А другая покрасивше была. Я стоял, выбирал. Поэтому помню, что две елочки там были.

При последних словах завхоза ветка маленькой елки дрогнула и ком снега соскользнул на землю. На солнце вспыхнули и заискрились вспорхнувшие с ветки мотыльки снежинок.

— Все, Петр Петрович, не можешь найти пенек, бог с тобой. Возвращайся.

— А вы ж как, Николай Иваныч? Чего ж так?

— Я побуду тут еще, поброжу.

***

Вдруг мелкие встали в круг, взяли друг друга за верхние конечности так, что круг замкнулся. Йолку стало не уютно. Еще неуютней ему стало, когда он понял, что в центре круга находится он. «Какой-то ритуал, — подумал елень. — Зловеще выглядит».

— Йолочка, зажгись! – вдруг крикнули детеныши, а крупная самка воткнула конец веревки, опутывающей древня, в стенку.

«Как Йолочка, где Йолочка? — быстро мелькнули страшные подозрения в голове у Йолка. — Как, зажгись, кто?» Тут он вдруг с ужасом осознал, что все свечки на нем загорелись. «Я горю! Горю… Йолочка? Йолочка горит? Йолочка тоже зажглась?»

— Йооооолочкааааа! — вырвалось из могучей груди влюбленного еленя.

— Йолочка! — он дернулся из кадки, разрывая веревки.

***

Дождавшись, когда Голубика скроется в лесу, Николай присел на корточки перед елочкой, что побольше, и разгреб вчерашний снег у ствола. Ровный светлый шрам на древесине, источающий смолу, сразу выдал Йолка. Николай снял с себя казенный шарф и обмотал ствол вокруг раны.

— Дурень!

— Елень.

— Коля.

— Йолк.

— Вот и познакомились!

— А я Йолочка! – кокетливо пискнуло соседнее деревце.

— А Дед Мороз тоже существует?

— Кто? Это ты про Йети, что ли? Йолочка клянется, что видела, но я в тот момент спал…

Если бы завхоз Голубика вдруг по какой-то неведомой причине решил вернуться, он бы увидел лейтенанта милиции Федорчука, разговаривающего с двумя елками. Николай смеялся, жестикулировал, елки активно трясли лапами и кивали верхушками. Интересно, Петр Петрович верит в чудеса или в санитаров?


Автор:Pro
Опубликовано:13.01.2019 01:13
Создано:25.12.2018
Просмотров:287
Рейтинг:125     Посмотреть
Комментариев:3
Добавили в Избранное:2     Посмотреть

Ваши комментарии

 13.01.2019 23:57   IRIHA  
оригинально))))
 22.01.2019 15:59   Pro  точно)) Жаль, прозу у нас не читают совсем уже. Спасибо, Ира!

 22.01.2019 18:11   ArinaPP  
Йолк хороший))).
 28.01.2019 20:23   Pro  Йолк - добрый увалень. Елень, одно слово. Елени все добрые ))))
Спасибо!

 23.01.2019 04:42   SamarkandA  
почему это совсем
читают, но очень медленно)
 29.01.2019 15:11   Pro  Спасибо, Наташа!)

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

Ристалище

Произведение Осени 2018

Мастер Осени 2018

Произведение года 2018

Камертон