Магистр

Doddy

Магистр

Если уж бороться, то за добро, а не против зла...

Медведь



Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
19 ноября 2017 г.

Я не стараюсь танцевать лучше всех остальных. Я стараюсь танцевать лучше себя самого

(Михаил Барышников)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

Сортировка по рубрикам: 


К списку произведений автора

Проза

из цикла "Люмрик и все, все, все..."

Рух и цель (12)

Люмрик пыхтел, кряхтел, сопел, упирался пятками и коленями, но бревно не сдвигалось. А все потому, что одновременно с той стороны мощный ствол толкала Солька. Все земля вокруг была изрыта, люмриков нос и лоб были перепачканы черным, на глаза наворачивались слезы, но толку не было. И главное, Солька все делала молча, с той стороны не доносилось ни звука.

Неожиданно нога у Люмрика подломилась, он упал на одно колено, испуганно вытянул шею, глядя поверх ствола, но ступня тут же нашла какой-то крепкий корешок в земле, мощно уперлась и Люмрик что есть мочи навалился на ствол. Дерево поддалось. Ликование сверзлось с небес и вонзилось в глотку, Люмрик налег еще. И тут его руку пронзила дикая боль – это Солька воткнула свой острый ноготь в лежащую на коре кисть.

- Ааааа, - закричал Люмрик и отдернул ладонь. Ствол крутанулся и мальчишка упал на спину. – Это не по правилам! – завопил он.

- Рух ничего не говорил про правила! Он сказал, что задача – докатить бревно до той стороны поляны. Кто докатил, тот и ест мурангу. – Солька подошла и плюхнулась на землю рядом. Она никогда не боялась испачкаться. Во-первых ее не ругали, а во-вторых, она стирала сама.

Глаза Люмрика прищурились.

- Так ведь никто не докатил! – Он вскочил и бросился к бревну. И теперь уже Солька, путаясь в своих длинных ногах, кричала, что это не по правилам…

***

- Какая у вас была цель? – Рух сидел на том самом стволе и сосредоточенно вычищал трубку.
- Дотолкать бревно!
- Нет. Толкать бревно – это была задача! Выполнение задачи ведет к цели. Какая была цель?
Люмрик на минуту задумался. Взглянул на облизывающую пальцы Сольку и его осенило.
- Съесть мурангу!!!
- Уже лучше. Правильно. Тактическая цель – победить и получить приз – мурангу. Но какая была цель стратегическая?
- Стра… Что?
- Стратегическая. Значит, направленная на перспективу. Цель, растянутая во времени.

Люмрик повернул голову к Сольке, ожидая подсказки. Но та почти никогда не вмешивалась в их с Рухом беседы. Внимательно слушала, кивала, но, как правило, молчала. Вот и теперь она пожала плечами и вытерла пальцы о подол.

Рух подождал какое-то время, вздохнул и ответил сам.

- Стратегическая цель: натренировать твои мышцы, твой дух и твой ум. Выполняя различные упражнения ты становшься сильнее и опытнее. Проигрывая и снова поднимаясь ты тренируешь дух, твоя воля крепнет. Это понятно? Кроме того…

- Про что это ты толкуешь пацану, воин? – как всегда появившаяся из ниоткуда Габа вся была завешана веревочками с камушками на концах. При каждом движении они тихонько стукались друг о друга и создавали забавный дробный объем. Непонятно, как они не услышали ее раньше.

- Я пытаюсь объяснить, что не стоит расстраиваться из-за проигранного локальнго боя, потому что цель в битве – накопление опыта. А опыт как раз гораздо лучше усваивается во время поражений. – Рух запыхал трубкой и синий дым запутался в его космах. - И вообще в данной войне любой результат только приближает к цели. Мешает достичь цели только бездействие.

- Хотите, я расскажу вам сказку? – спросила Габа, снимая с необъятной талии платок и раскладывая его на траве.
- Да, да! – закричала Солька, и вскочила, чтобы перебраться поближе, хотя ее вообще не спрашивали.
Люмрик тоже придвинулся поближе и даже Рух развернулся в пол оборота, давая понять, что сказки любят все.

- Над огромным темным морем летела большая птица. Она летела много дней, каждый день стремясь поскорее достичь западного берега. Птица знала, что только на западном берегу она сможет отложить яйца и высидеть птенцов. Птица летела в жару и в дождь, в ветер и туман, но берег по-прежнему оставался лишь тонкой призрачной полоской на горизонте…

В том же самом огромном темном море плыла большая рыба. Она плыла много ночей при слабом свете луны, целью ее был восточный берег. Рыба знала, что всегда все большие рыбы мечут икру у восточного побережья. Рыба что есть силы работала хвостом и плавниками, но берег все еще оставался очень далеко.

В один из вечеров на самом закате большая птица почувствовала, что проголодалась, и спикировала вниз, чтобы поймать какую-нибудь мелкую рыбешку. Птица не видела, что в сумрачных волнах плавает осколок мачты. Она на всей скорости ударилась о деревяшку и без сознания скатилась в воду, – на этих словах Солька закрыла рот руками, Люмрик широко распахнул глаза, а Рух пыхнул трубкой.

Когда птица пришла в себя, - не обращая внимания на реакцию слушателей продолжила Габа, - она обнаружила, что быстро и энергично плывет под водой. Внутреннее знание подсказало ей, что движется она на Восток. Птица задергалась, пытаясь всплыть, но выяснила, что она не управляет своим телом. Через какое-то время она поняла, что она вовсе не птица. Она – рыба. Она – в теле рыбы.

Пока рыба плыла, птица наблюдала и размышляла. Она узнавала все рыбьи привычки, как свои. Это значило, что рыба она – не первый день. Вернее, не первую ночь. Все движения, все взмахи плавниками были знакомыми, родными. Это значило, что не она в рыбе и не рыба в ней. Это значило, что она и есть и птица и рыба. Одновременно. Днем она – птица, ночью она – рыба. Видимо, так она и жила раньше много дней, пока не пришло время для выведения потомства. Теперь у них с рыбой беда. Одной нужно на Восток, другой – на Запад. Цель у них одна – стать мамой для кучи малышей, но задачи принципиально разные – добраться до противоположных берегов.

Люмрик и Солька переглянулись, а Рух поскреб в затылке.

- Пока рыба плыла, - продолжала Габа, - большая птица думала, как быть. Несколько раз она попыталась заставить рыбу плыть назад, но абсолютно безуспешно. Перед рыбой была цель и сквозь эту цель было не пробиться. В какой-то момент птица решила, что нужно просто дождаться рассвета, тогда птица снова станец птицей и сможет лететь, куда ей нужно. Но ведь так уже было. При таком поведении они снова начнут летать и плавать по кругу. И птица снова принялась размышлять. Она думала, думала и придумала. Большая птица решила, что она может подождать с выведением птенцов. Утром, когда она снова обретет крылья, она не полетит на Запад, а продолжит двигаться на Восток. Тогда они быстро достигнут рыбьего берега и выметают икру. Когда рыба выполнит предназначенное, птица сможет пробиться сквозь ее волю рыбы и они двинутся на закат.

В сиреневом вечернем воздухе Люмрик увидел, как небо пересек черный силуэт - рогатый синий жук-трубач уселся неподалеку от Солькиной ладошки. Люмрик выпучил глаза и принялся подавать девчонке знаки.

- Какая у этой сказки мораль, а, машкаленок? – голос Габы прозвучал над самым ухом, Люмрик вздрогнул и ошалело уставился на старуху.
- А?! – только и смог выдохнуть он?
- Мораль!

Люмрик непонимающе хлопал глазами…

- Хорошо. Про что была эта сказка?
- Про … ры…бу, - Люмрик втянул голову в плечи.
- Про цель, - негромко подсказал Рух.
- Эта сказка про то, что иногда чтобы добиться своей цели можно выполнять задачи, совершенно отличные от твоей, - протараторила Солька.
- Ай, молодец, девчонка, прокудахтала Габа, невероятно быстрым движением схватила жука-рогача и сунула его в рот.

Рух захохотал, а Люмрик бросился в кусты, царапая лицо и руки. К хохоту присоединилась и Габа.


Опубликовано:19.09.2016 19:51
Просмотров:311
Рейтинг:0
Комментариев:0
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы