Новичок

HEADfield

Новичок

Михаил Рощин



Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
26 августа 2019 г.

Ненависть не только ослепляет и оглушает, но и невероятно оглупляет

(Конрад Лоренц)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото


К списку произведений автора

Проза

ЧИП (часть пятая, последняя)

Утром его разбудил сигнал компьютера. Он протёр глаза, проморгался, посмотрел на экран. Это было всего лишь уведомление об отправке группы по задержанию Хайгера. Больше ничего нового.
Детектив встал с кресла, потянулся. После нескольких часов сна в сидячем положении спина затекла, ноги немного опухли, суставы болели. Надо было ночью отправляться домой и спать в удобной постели. Ну это ничего, в другой раз так и сделает. Он отправился в туалет, чтобы привести себя в порядок. В управлении только начали появляться люди, кто-то поприветствовал его словами: «Ты что, вообще домой не уходишь?» Стоун неопределенно махнул рукой в ответ и продолжил движение. В туалете он умылся, прополоскал рот, после вытерся бумажным полотенцем. Вышел, налил себе кофе из автомата. Вернулся в кабинет.
Мысли в голове постепенно приобретали ясность. Он еще раз просмотрел записи своих разговоров, с доктором и с Хайгером. Тот подкинул ему хорошую мысль, и как он только не додумался до неё вчера вечером? Да, определенно надо поговорить с девушкой, возможно, надавить на неё. И чем раньше это сделать, тем лучше. Пока она еще здесь, в изоляторе, пока не привезли Хайгера. Иначе придется её отпустить. А пока еще есть возможность узнать подробности, выяснить, почему убили этого парня. Вдруг она сможет помочь.
******

Стоун спустился на цокольный этаж отделения. Тут находился изолятор для задержанных. Почти все камеры пустовали, стояла тишина. Шум с улицы слышен не был, и звуки шагов по лестнице казались очень громкими. Возле входа в изолятор за столом сидел дежурный. Видимо, что-то смотрел по ЧИПу, но на появление детектива отреагировал сразу же.
Стоун подошел к столу, жестом поприветствовал дежурного. Тот кивнул головой в ответ, подвинул журнал регистрации, спросил, к кому. «К Аманде Дрейк» - ответил Стоун и расписался.
«Она в дальней камере»
Охранник встал, открыл решетчатую дверь ключом, распахнул её и встал рядом.
Детектив прошел в дверной проём, дверь сзади захлопнулась.
«Идите, детектив, я открою её камеру отсюда».
Он подошел к двери дальней камеры. Раздался сигнал, замок открылся, Стоун вошел внутрь.
Камера была стандартной. Она совмещала в себе место заключения и комнату для допроса. В углу стояла кровать, в другом углу была уборная. Середину комнаты занимал стол с двумя стульями, друг против друга. Над столом лампа, напротив неё на высоте – окно, закрытое решеткой. Аманда сидела на кровати, обхватив колени руками и склонив голову. На вошедшего лишь подняла глаза.
- Доброе утром, Аманда. Вы меня помните? Мы общались позапрошлой ночью… - начал было Стоун.
- Я хочу уйти отсюда. Или я пока еще подозреваемая в убийстве? – без приветствия сказала она.
Стоун покачал головой.
- Нет. Вы скоро отправитесь домой. Или куда-то еще, куда пожелаете. Убийца найден, сейчас за ним отправлена группа. Как только его задержат, вы будете свободны. Но я хотел бы еще поговорить с вами, есть пара вопросов.
С этими словами он жестом пригласил её сесть за стол.
Она встала с постели, уселась на стул, вопросительно посмотрела на детектива.
- Как вы знаете, я скопировал вашу память за последние шесть часов. Согласно этим данным, вы не убивали Майка Эшби. Однако в ваших показаниях существует пробел в несколько минут. Скорее всего, вы были оглушены нападавшим на вас человеком. Но в вашем личном деле указано, что вы некоторое время лечились у психиатра по поводу неких «провалов в памяти». И хотя официально вы были признаны здоровой, и провалов больше не наблюдалось, нельзя исключать, что они опять вернулись.
Говоря это, детектив медленно ходил кругами вокруг стола. К окончанию речи он остановился позади Аманды.
- Нашим экспертам удалось восстановить изображение нападавшего на вас человека.
С этими словами он достал из внутреннего кармана фото Джона Хайгера и положил перед ней на стол.
- Вам известно, что это за человек? – он наклонился к ней и уже говорил ей это в ухо.
Аманда молчала. Видно было, что она очень напряглась, руки уцепились за край стола. Голос детектива стал низким, он угрожающе шептал.
- Этого человека я знаю уже очень давно, и он хорошо платит мне за оказание разного рода услуг. Например, когда без всякой причины в камере изолятора умирает молодая девушка!
Стоун схватил её за шею сзади, левой рукой, прижал голову к столу. Правой рукой ухватил её запястье, попытался завернуть за спину. Но силы уже были неравны. Аманда (или тот, кем она стала) закинула свою свободную руку за голову, взялась за воротник одежды, и резко дернула вперед. Стоун почувствовал, что земля уходит из под ног. Огромная сила швырнула его в дальнюю стену камеры. Он пролетел по воздуху, и с силой ударился спиной о бетонную стену, после чего рухнул на пол.
Аманда даже не пошевелилась. Она сидела за столом, где и раньше, и лишь наблюдала за детективом холодным и бессмысленным взглядом. Лицо её как-то изменилось, было не таким, как минуту назад. Черты его заострились, в глазах светилась внутренняя угроза, крылья носа раздувались, губы сжались в тонкие ниточки.
Стоун медленно поднялся на ноги, вдоль стенки прокрался к двери, постучал. При этом не спускал глаз с девушки. Раздался звук открытия двери, он медленно отворил её. Заключенная оставалась на месте. Он вышел, закрыл за собой двери до сигнала. Только сейчас он позволил себе улыбнуться.
ЧИПы, устанавливаемые работникам полиции, обладали одной особой функцией: позволяли считывать показания памяти за последние несколько часов, но без согласия подозреваемого. Ему хватило того мимолетного контакта с её запястьем, чтобы вытянуть последние шесть часов её памяти.

Он вернулся к себе в кабинет, уселся за стол. Но решил, прежде чем скидывать в компьютер, просмотреть воспоминания самостоятельно. Откинулся в кресле, начал воспроизведение…
******

Пустота. Тишина. Темнота.

Она стоит на тротуаре. Вокруг на земле лежит снег, уличный фонарь впереди освещает дорогу. Но между ней и фонарем стоят двое, мешают пройти. У того, что справа, в руках короткий нож. Другой произносит: «Ну давай, милочка. Не ломайся. Просто отдай кошелек, и сможешь пройти целой и невредимой». Лиц не видно, лишь по звуку понятно, что его дружок ухмыляется. Она тянется правой рукой, лезет в сумочку, отвлекает внимание. При этом делая шаг вперёд. Они отвлеклись, ждут добычи. В это время она другой рукой хватает запястье того, что с ножом. Сжимает с силой, парень вскрикивает от боли, под пальцами хрустят кости. Она поднимает его руку, подводит к его груди, начинает двигаться в сторону второго. Теперь освободившейся рукой помогает первой, с удвоенной силой вгоняет нож в шею тому, который говорил. Ей кажется, что прошла добрая минута, хотя на деле не было и двух секунд. Она оставляет двух жертв позади себя, и продолжает путь.

Пустота. Тишина. Темнота.

Видимо, на дворе ранняя осень. Листья начали опадать, образуя желто-красный ковер под ногами. Время вечернее, небо затянуто облаками, сквозь которые пытается пробиться луна. Она идёт по тротуару, одна. Смотрит перед собой. Сзади слышны шаги. Она идёт еще пару минут, по прямой, не сворачивая. Шаги постепенно приближаются, похоже, мужские. Человек догоняет её, хватает одной рукой за шею, другой закрывает рот. Шепчет на ухо: «Сейчас мы с тобой развлечемся». Пытается оттащить в подворотню. Девушка хватает его за запястья, без разжимает руки, резко разворачивается. Коротким рывком бьет его ногой по голени, затем в пах. Мужчина издаёт короткий возглас, среднее между криком боли и удивления, складывается пополам, но не падает. Она поудобнее обхватывает его затылок, слегка толкает его вперед, чтобы он потерял равновесие, и с силой впечатывает лицо в ковер из листьев. Она знает, что под ними – твердый каменный тротуар. Она знает, что после такого удара люди обычно не выживают. Она поднимается, оглядывается – кругом никого. Она оставляет его лежать на земле. Идет дальше.

Опять пустота. Ничего не происходит.

Получает удар в лицо. Кулаком. Падает на кафельный пол. Глаза не открывает, но старается сделать вид, что отключилась. Свет пробивается сквозь веки. Звук шагов, нападавший отходит в сторону. Чуть-чуть открывает глаза, видит мужчину, он притаился возле входной двери прачечной. Чего-то ждёт. Девушка продолжает лежать, не двигаясь. Проходит несколько долгих минут. Открывается дверь, входит другой мужчина. Темные волосы, темная одежда. Больше не разглядишь, придётся открыть глаза. Пока нельзя. Вошедший видит её, подбегает ближе. Тот, первый, подкрадывается сзади, бьет ножом. Темноволосый охает, хватается за бок, оседает на полу. Другой, подходит к ней, берет за руку. Девушка резко открывает глаза, пытается вцепиться в лицо. Выхватывает из рук нож. Мужчина сильно напуган, глаза расширились, он отшатнулся. Она стоит не двигаясь. Он медленно, шаг за шагом, отступает к двери. Она его не преследует. Он поднимается по ступеням, не поворачиваясь спиной. Открывает дверь и исчезает в проёме. Она опускает глаза на жертву. Еще жив, но уже не опасен. Почти при смерти. Говорит: «Протяни руку». Она бросает нож, тянет ему правую запястье, с поблескивающим кружком кожи. Он поднимает свою руку, прикасается контактом ЧИПа. «Расскажи всем, кому сможешь». Закрывает глаза, дыхание постепенно затихает. Она делает шаг назад, скользит в луже крови, падает…

Очередной кусок темноты, будто выключили свет.

«…стно, что это за человек?» Мужчина наклонился, говорит прямо на ухо. Девушка смотрит перед собой, руки напряглись, готовы к действию. «Этого человека я знаю уже очень давно, и он хорошо платит мне за оказание разного рода услуг. Например, когда без всякой причины в камере изолятора умирает молодая девушка!». Она вскидывает левую руку вверх, за спину, хватает его за воротник и швыряет в стену перед собой…

Здесь запись обрывается. Из шести часов памяти полезными были только эти несколько минут. Остальное – пустота. Как будто этот человек вспышками врывался в жизнь, и так же быстро угасал. История Хайгера подтвердилась, однако причин так и не раскрыла. Но что же убитый передал девушке? Стоун получил и эту информацию. Она тоже входила в «последние шесть часов памяти». Объем данных был довольно большой, и это могло пролить свет на всю картину в целом. Он включил воспроизведение…

Запись велась где-то в темном месте, с тусклым освещением. Возможно, ванная комната какого-нибудь дешевого мотеля. Впереди зеркало, в нем отражается ныне покойным Майк Эшби. Он начинает говорить.
Если вы смотрите эту запись, то я, скорее всего, уже мертв. Сегодня вечером предстоит встреча, которая определит очень важную часть будущего. Дело в том, что мне известно нечто, что может изменить либо мою жизнь, либо жизнь большинства людей на планете.
В течение последних пяти лет я работал на ЧИП Инкорпорейтед. За хорошую работу был повышен в должности, соответственно, поднялся и уровень доступа. В мои обязанности входило тестирование компонентов программного обеспечения. Среди прочего, была часть продуктов из готовящегося к выпуску ЧИПа третьего поколения. Случайным образом удалось выявить одну неприятную погрешность. Как уже известно, ЧИП ТРИ будет давать возможность обратной связи. То есть отпадёт необходимость во многих средствах коммуникаций. Погрешность заключалась в том, что при некоторых особых условиях таким передатчиком можно будет управлять извне. То есть, не сам абонент будет контролировать свои контакты, а кто-то еще. Погрешность была малозаметной, и неудивительно, что её не обнаружили на ранней стадии разработки. Об этой ошибке было сообщено руководству, но никаких ответных мер принято не было. В ходе более подробного исследования проблемы было выяснено, что такой доступ также позволит контролировать воспоминания каждого конкретного человека. Не только просматривать их, но и подменять другими. Отчеты об этой недоработке отправлялись непосредственно верховному руководству, пока однажды меня не вызвал на разговор глава корпорации. Он популярно объяснил мне, что это сделано намеренно, с целью расширения функциональных возможностей. Но лично мне казалось, это лишь для того, чтобы можно было получать воспоминания других людей без их ведома. А это уже попахивало вмешательством в личную жизнь. И не многим бы это понравилось. Мне было «рекомендовано» забыть об этой неприятной находке и заниматься другими делами. Я не нашел ничего лучше, чем в тот же день прекратить свою работу на эту корпорацию. Но перед уходом я скопировал себе все планы и чертежи предстоящей разработки.
Я предполагал, что меня будут искать. Два раза почти нашли, спасла только осторожность. Три недели жизни на улице без достаточных средств, и меня начали посещать определенные мысли. Если я владею этой информацией, то её можно довольно неплохо продать. Я связался со своим бывшим руководством, и предложил сделку. Я «забываю» всё, что знал, про третий ЧИП, а взамен получаю финансовую поддержку до конца жизни, а также избавляюсь от любого преследования. Много не просил, только лишь чтобы жить в достатке. Корпорация может себе это позволить. Показываться в публичных местах не хотелось, поэтому встречу назначил в безлюдном месте. Если будет какая-то угроза, то придётся сообщить, что вся их секретная информация находится у надежного человека. Блеф, конечно. Откуда им знать, что у меня нет никого, кому я мог бы её передать. Но если выгорит, то я буду кататься как сыр в масле. А если не выгорит, то и терять тоже особо нечего. В качестве приложения к этому обращения прикрепляю все видеозаписи, служащие подтверждением моим словам, а также все доступные данные по разработке ЧИПа ТРИ. На этом всё. Удачи мне.
После этого обращения Стоун обнаружил огромное количество самой разной технической информации, схемы, чертежи, данные о протоколах доступа. Видеозаписи, подтверждающие информированность глав корпорации. Он увидел перед собой лицо руководителя. Оно было знакомым, неоднократно мелькало в средствах массовой информации. Лицо говорило, что новая технология позволит управлять мыслями людей, их воспоминаниями, а в перспективе и действиями. Он распинался о широчайших возможностях будущих технологий. О необходимости дальнейшего развития ЧИПа.
Стоун увидел глазами Майка Эшби, как этот эгоистичный человек видит только свою выгоду от нового поколения импланта.
Он видел, как Эшби собирает свои личные вещи в теперь уже чужом кабинете. Он копирует себе в память все данные о разработке ЧИПа. Он уходит с рабочего места, спускается на лифте в вестибюль и выходит из здания, не задерживаемый охраной.
Фрагменты последующих трёх недель, проживание в загаженном номере отеля, попытки укрыться, не попадаться никому на глаза. Он буквально чувствовал, с какими ощущениями Майк просыпается посреди ночи, когда по коридору раздаются шаги неизвестных ему людей.
Запись телефонного разговора о назначении встречи в богом забытой прачечной. Он видел, как Эшби идёт туда, входит внутрь. Видит на полу тело девушки, бросается, чтобы помочь. Раздаётся хлюпающий звук, глаза опускаются ниже, видят расплывающееся красное пятно на животе. Он оседает на полу, смотрит перед собой. Видит схватку девушки с убийцей. Она еще жива, и сил у неё предостаточно. Нападавший убегает. Майк просит у неё руку, она протягивает…
Детектив просматривал эти записи, и всё отчетливее представлял, ЧТО случится с человеком, если дать технологии ход. Человек в большинстве своём перестанет существовать как личность. Люди превратятся в марионеток, со встроенными камерами и микрофонами. Перестанут жить.

Он откинулся в кресле, прикрыл глаза, подумал, постарался всё взвесить. Как он надеялся, взвесил правильно. После чего решительно придвинулся к столу, подключился к системе через свой чип-контакт и отправил все данные в Сеть. В общественный доступ. Без ограничений.
*****

ЭПИЛОГ
Спустя два месяца после распространения информации о вредоносном влиянии ЧИПа третьего поколения «ЧИП Инкорпорейтед» была признана банкротом. Вся верхушка руководства была привлечена к ответственности за организацию мирового заговора и понесла наказание.
Люди уже не могли отказаться от использования ЧИПа, поэтому, технологические разработки остановились на втором поколении, но остались в использовании, контроль перешел к правительству.
Аманда Дрейк продолжает наблюдаться у психиатра. Решением правительства ей разрешено не удалять ЧИП, в связи с её невольной помощью в раскрытии заговора. Она никому и никогда не рассказывала, что через несколько дней после освобождения из изолятора она получила анонимное письмо, в котором ей приносились извинения за инцидент во время допроса.
Детектив Стоун уволился из полиции по собственному желанию, оформил выходное пособие и уехал жить подальше от больших городов и современных технологий.


Опубликовано:05.03.2016 06:49
Просмотров:963
Рейтинг:0
Комментариев:0
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы