Вагант

Valeryn

Вагант




Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
13 апреля 2021 г.

Искусство есть посредник того, что нельзя высказать

(Иоганн Вольфганг Гёте)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото   Хоккура

Сортировка по рубрикам: 


К списку произведений автора

Бред

NEKTO ИЗ ГОРОДА N

Сомненье в подлинности сходства
С прежним мной:
Я понял вдруг, что стал неузнаваем,
"Я" отчужден от "я", тесним стеной,
И для себя недосягаем.

Безличность - отчужденности залог,
Но впереди еще метаморфоза -
Когда души скорлупку слущит Бог
И сплюнет в землю чешую невроза.
Cергей Слепухин

В городе N. жил Nekto. В большой старинной квартире, до потолка заставленной книжными полками. Он мог часами рассматривать иллюстрации и картины художников, обменивался своими яркими впечатлениями на ФсБ. Так за короткий человеческий век он проживал множество жизней, вместе с героями любимых книг.
Глаза утомлялись, будто он бесконечно долго смотрел на поплавок в солнечных бликах воды и боялся пропустить момент поклевки.
Он выходил на прогулку. Люди толкались, матерились и хамили. Он вглядывался в злые лица с содроганием и думал, почему они такие утонченные в комментариях на ФсБ и такие нЕлюди друг перед другом?
Он не пытался быть как все, знал, что не получится, хотя и выглядел как все. Он замыкался в своём странном скольжении над реалиями жизни, находил в себе мужество не спрашивать, и не пытался переделать этих слепцов.
Цветущие кусты, красивые деревья и растения – это души ушедших. Они не догадывались в обычной жизни, что настоящие романтики. И вот сейчас подают знаки, привлекают внимание броскими красками. Навёрстывают запоздало и виновато.
Он ходил по городу и видел, что внутри люди ранимые и разные, а грубость и хамство – как сезонная линька, после которой они поймут, покаятся, вернутся к началу всего – любви. И вновь обретут красоту.
Он пытался заговорить, но глаза у них были прикрыты или опущены вниз, от него шарахались. Обескураженный, он возвращался к себе.
Звуки извне пробивались к нему, словно через большие морские раковины особенной музыкой. И было весело, хотя он и боялся пропустить позывные этой странной глухоты людей возможной неловкостью недопонимания.
Звезда мерцала красноватыми проблесками, пульсировала лучами, казалось она стремительно приближается на встречу с ним. Его – звезда. Он, как маленький остров в безмерной необъятности океана, но звезда – нашла его. И где-то в страшном и невидимом холоде космоса что-то происходит – рождается и умирает, а он об этом может только догадываться и принимать, либо отрицать эту данность, на уровне зыбких ощущений, не смея и, не умея – повлиять.
От этой перспективы дыхание перебивалось, тотчас же возникала неуверенность и опасное ощущение беспредельности мира смещалось, вкрадчиво вползало в него.
И так ли им всем необходимо его обостренное отношение к чужим, странным, случайным и непонятным людям?
Верующий и верящий – это как настоящее время и будущее. У каждого по-своему.
Часто снился один и тот же сон. Он заходит в кинотеатр. Смотрит из темноты пустого зала бесконечный фильм. Вдруг начинает стремительно расти. Вот уже он – выше деревьев, домов, телебашен и небоскребов, упирается головой в облака, чувствует в их бестелесной глубине прохладу летнего утра, она бодрит и копится где-то возле сердца. Раздается страшный грохот. Через него проходит белый зигзаг молнии и её бешенная сила с гулом проникает в земную твердь.
Потом в памяти неожиданно всплывают отдельные эпизоды.
Кинотеатр и молния – всегда те же. Запах грозового озона, страх всякий раз – всеобъемлющий и реальный. Сон – мучительный, как смерть в задраенном отсеке подводной лодки.
Бывали дни усталости. Он вдруг остро ощущал полынную горечь тщеты.
Тогда он делал очередную попытку быть как все и со всеми. Он вновь скучал, но по-другому, корил себя и всё повторялось вновь. Он терял веру, поэтому итогом его усилий казалось – Ничто. Он так ясно это понимал. А ведь он стремился создать – НEчто!
Можно весь дом обставить часами, надеть на каждую руку по точному хронометру и не знать – какое же сейчас – Время! Не угадать, пронестись невозвратно на бешеной скорости –мимо.
Нечто стало Ничем, хотя и возникло из чего-то, но так там и осталось странным эмбрионом – Никем, Нигде – вне реального времени, заскочив странным образом из Никогда – по пути в Никуда. Всё вместе складывалось в Ничтожное. Ноль на ноль – давал ноль. И этот ноль – был он сам!
Многочисленные «ни» соединялись в кольца, они смыкались в цепь и крепко держали его на коротком, жестком повадке. Длина поводка – степень его свобод.
В полной праздности он садился у окна, отрешался от внешнего мира и начинал сосредоточенно играть в звонкие пустышки слов. Символы, похожие на лаконичные звуки морзянки.
Глупые считалки!
Он уставал мысленно жонглировать занятными словами. Они были мертвы в отрыве от людей и жизни за окном, словно спали на желтых страницах толстенных томов всезнайки-словаря.
Скука вила в нем гнездо из жестких, колких прутиков грусти. Он пытался сформулировать философию скуки. Бесцельность созерцания разрушала прошлое и будущее. Поэтому время тянулось отвратительной, бесконечной лентой и он ничего не мог с этим поделать.
Он решил убежать от себя и улететь в город N. Самолет набрал высоту. Под крылом застыли облака. Он через иллюминатор физически ощущал их прикосновение к коже, стремительный напор ветра и ослепительное сияние белого, как расплавленный алюминий солнца.
Потом небо стало чистым и огромным. Он прикрыл глаза.
Это было прикосновение к Вечности, для которой он просто не существовал.
Самолет выполнил по квадрату заход на посадку. И приземлился… в городе – N.
Nekto соединил по дуге два земных полушария. Они захлопнулись половинками школьного глобуса и он оказался в середине огромного пространства. В самом центре возвышалась громадная, серая глыба Философии Скуки. Всё во всем потеряло смысл.
Страдание сменилось скукой. Что-то умерло в нем, чтобы потом перевоплотиться в другое. Но так ли бессмысленна – Скука? Попытаться заменить максимализм – иронией? И спастись от безумия!
Это было новое ощущение и он подумал:
– Всё зависит от меня. Молитва – самый короткий путь из бездны одиночества – к себе.
Но он не знает ни одной молитвы. Это делает его несвободным от зла, неизбежной скуки, перед – Ничто, потому что его усилия лишены конечной цели.
Какой?
… Блёклое утро нового дня усыпляет возбужденный мозг.


Опубликовано:29.03.2011 14:06
Создано:29.03.2011
Просмотров:2519
Рейтинг:0
Комментариев:3
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

 29.03.2011 21:50   natasha  
Читаю всё с интересом. Больше всего понравились "Почему..", "Звено..", "Собственноручный..", "Штукарь", "Враны".
Нравится диапазон тем. Вот и эта вещица неожиданная. :))

 29.03.2011 22:34   antz  
Здравствуйте. Абстрагируясь от содержания (пока), о форме.
"Он соотносил себя не с модными брендами, а с героями любимых книг" - ну теперь он мой герой ваабщее.
А так - провал на провале.
"в своём странном скольжении над реальностями жизни" - над реалиями, всё-таки, да?
Дальше - несколько фраз из разряда "чоооо?"
"Оглохший от тонкого ультразвука безмерного чувства"
"Знать, что ты – Золушка или надеяться и верить, что ты – Золушка, такие разные ипостаси этого мира" Ипостаси? Оохх.
("Расстроенный он возвращался к себе." - после "расстроенный" - запятая, ну чуть-чуть отвлекся на пунктуацию).
"Джина можно приручить" - это напитка такого алкогольного?
"Они не догадывались в той жизни, что настоящие романтики." Что настоящие романтики - что? Что сделают?
"возникал унисон" - я в восторге, да.
"От этой перспективы захватывало дух, но тотчас же приходило ощущение насколько он ничтожен и" - "ощущение того, насколько он ничтожен и". Да, придираюсь, да. А вы как думали?
"Часто снился один и тот же сон. Неспешно идет по улице, заходит в кинотеатр." Ну тут хотя бы местоимение не помешает, да.
"бешенная" - я вас умоляю.
"ЗЕМНУЮ ТВЕРДЬ" - о Господи.
"Он вдруг начинал остро ощущать запах тщеты – полынный, горький, до головокружения, как и всякое лекарство. " - дико неправильно построенное предложение, догадаетесь - почему?
"Краткие символы" как-то не гармонируют с "тяжелыми монетами", но это мое уж личное мнение.
"Самолет лег на плотную пустоту воздуха в безбрежности небесной сферы" - ну это вообще абы что. Более беспомощного набора слов, пытающегося описать полёт я, кажется, не встречал. "Под крылом текло бесконечное, астральное молоко облаков." "Астральное". "Молоко". Вы молоко хоть раз видели? А на самолёте летали? Похожи облака на молоко? А, ну, может быть, на астральное. Которое дают астральные коровы.
И ещё вопрос, который я, наверно, сделаю дежурным. Кого в последнее время вы начитались?
И, там запятых не хватает. Ну, расставите сами.

 30.03.2011 10:50   Valeryn  
antz
Спасибо за подробный разбор. Он- уместен и я учел ваши замечания. Однако(не в порядке оправдания!)- сочинение размещено в разделе "Бред".
С остальным же- согласен!
С уважением-Valeryn

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы