Редактор

Volcha

Редактор

Мы с тобой одной крови...

Злата Волчарская



Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
21 ноября 2018 г.

Кто не может взять лаской, тот не возьмет и строгостью

(Антон Чехов)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

Сортировка по рубрикам: 


К списку произведений автора

Проза

Другу

Прощай, мой милый. Ты был удивительным существом. Своенравным, упрямым, приходил, когда хотел, и уходил, когда не хотел, чтобы тебя трогали. Вечерами устраивал шумную погоню за нами или маленькими мячиками и фотоплёнками. Обожал спрятаться за креслом, выждать удобный момент и неожиданно и резко выскочить и схватить мячик. Потом гонять его по комнате, уморительно подпрыгивая и припадая к полу.

Терпеть не мог лечиться. Когда понимал, что поведут к врачам, прятался в самые дальние уголки квартиры. Слава богу, что здоровье у тебя было сибирское. И даже пара отравлений не подорвала твой выносливый организм. А может, и подорвала. Кто знает. Снаружи никогда не видно, что с вами на самом деле творится. Болезнь может подтачивать исподтишка. Вы можете быть печальны или хмуры. Терять аппетит, становиться сварливыми. Это списывается, обычно, на настроение. И только когда вам действительно становится плохо, тогда мы это видим, но чаще всего – болезнь уже слишком запущена… В тот раз, увидев твои закатывающиеся глаза и беспомощную вялость, на ночь глядя, я повезла тебя в клинику, и тебе поставили капельницу. Но бог ты мой, какой ценой это было сделано! Пришлось вкалывать успокоительное, иначе все доктора были бы выведены из строя минимум на несколько дней. Глядя на то, как ты не можешь пошевелиться, обездвиженный лекарством и привязанный (на всякий случай) к столу, но очень внимательно и хищно следишь за каждым его движением, усталый доктор сказал: «Такие вредные обычно выживают». И он оказался прав. Ты быстро поправился, повеселел и снова принялся шалить и хулиганить…

Потом через несколько лет тебе стало плохо. И снова прятки, снова поездка в клинику, снова попытки лечить. Бедные доктора! Лучшие из них, те, которые действительно являются спасителями наших тел и душ, бесстрашно (почти) сражаются с вашим нежеланием лечиться. Ты сопротивлялся так, как будто защищал свою жизнь. В общем-то, ты её действительно защищал. Цеплялся за неё всем, что дала тебе природа. Ты защищался от смерти. Но делал это так тотально, что в число твоих «врагов» попадали все, я, врачи, медсёстры… все… Пока тебя привязывали, ты вопил так, что сбежалась вся клиника, посмотреть, кого это так мучают! Ты умудрился обрызгать халат доктора, хотя она находилась в полуметре от тебя, распятого на смотровом столе. А ведь всего лишь хотели поставить капельницу. Что ж ты так бешено сопротивлялся?!

«Именно такие вредные выживают», – сказала врач. Снова эта фраза…

Ты упорно цеплялся за жизнь. Даже когда после успокоительного укола ноги не слушались, ты упорно пытался идти. Не получалось идти – полз, пока ноги не начали слушаться. Ты не ложился, как будто боялся, что больше не встанешь, приподнимался на дрожащих лапах, шатаясь, двигался по какой-то немыслимой траектории, падал, вставал и снова двигался, пока не почувствовал, что тело снова тебе подвластно. Это потрясало, вызывало уважение и восхищение.

И ты прожил ещё год. Хотя организм уже начал сдаваться. Но не ты, не твой дух, который невозможно было сломить ничем, никакими болезнями и причинами. Ты снова жил. Медленно умирал, но жил. Тебе становилось всё хуже и хуже, но ты, упорно наклонив лобастую голову, продолжал жить. Когда врач увидела, в каком состоянии кровь, с ужасом воскликнула: «С такими анализами не живут!» Но ты продолжал жить. Я ставила тебе капельницы, тратила бешеные суммы на лекарства, неумело колола тебя иголками, часто попадая в нерв. Сложно у вас попасть в мышцы, небольшие они по размеру. Ты сумрачно огрызался и, уходил, недовольный тем, что лапа дёргается и не поддаётся твоей воле. Прости меня за то, что причиняла тебе нечаянную боль. Я не могла смотреть, как ты умираешь, и ничего не делать. Я продолжала тебя лечить, хотя понимала, что это уже ненадолго. Ты заслуживал того, чтобы бороться за твою жизнь так же, как сам за неё боролся. Пока ты мог есть, ходить, смотреть и слышать, я должна была помогать тебе, чем могла. Вниманием, заботой, лекарствами…

Даже когда ты уже не мог есть, всё равно хотел жить. Такой могучий дух в таком небольшом кошачьем теле! Спасибо, друг, что ты был рядом со мной столько лет. Спасибо, что любил меня не за какие-то «хорошести», а просто за то, что я есть. Спасибо, что мурлыкал мне свои кошачьи песни. Спасибо, что своим примером показывал, как нужно бороться за жизнь. Даже тогда, когда все вокруг опустили лапы – бороться. Я люблю и уважаю тебя. Мне будет так тебя не хватать…


Опубликовано:29.09.2008 20:37
Создано:29.09.2008
Просмотров:4605
Рейтинг..:50     Посмотреть
Комментариев:4
Добавили в Избранное:1     Посмотреть

Ваши комментарии

 29.09.2008 23:24   SukinKot  
Главное, что он был в твоей жизни. Держись.

 01.10.2008 07:20   pesnya  
Сочувствую. Это правда: отдирать от души я мясом любимцев беззащитных - боль невероятная.
Очерк хорош стилем.

 03.10.2008 05:39   Volcha  
спасибо, ну, почему так мало они живут?:(
 03.10.2008 19:15   oMitriy  Видимо, торопятся в другие жизни, чтобы снова учить бороться и любить...

 21.10.2010 14:55   oMitriy  
Вот и мы распрощались...

Было нам с ним хорошо, а вчера он ушёл,
Прожил свой маленький век чуть длиннее хвоста.
Миска стоит под столом, недоеденный корм, столбик, где когти точил,
Но нет больше кота...

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Объявления
Приветы