Вагант

chiko

Вагант

глаз всевидящий




Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
30 мая 2020 г.

Ни одно гениальное произведение никогда не основывалось на ненависти или презрении

(Альбер Камю)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото   Хоккура


К списку произведений автора

Проза

Эмиль

Гудки... Мелодичные и неторопливые. Кажется, что даже они радуются наступившему Новому Году.
- Да, Алло? Кто это? Анжело? Нет, постой, этот голос я не забыл... Виталий!!! Рад тебя слышать!..... Спасибо! Поздравляю тебя тоже с Новым Годом! Здоровья тебе крепкого! Да, понимаю что банально, но пусть таки Оно будет! Работаешь? А после работы что делаешь? Ты заезжай ко мне, если не устанешь. Я тут, в пяти метрах от твоей работы живу. Не забыл? У дочки отпросишься? (со смешинкой в голосе)Она у тебя строгая, без спросу не отпустит? Хорошо, перезвонишь когда отработаешь. Без ужина не отпущу, так и знай! Жду!
Ворота автоматически закрылись за спиной, конец рабочего дня. И вот, уже высокая, худощавая и немного сутулая фигурка растет в глазах, приближаясь замысловатыми подпрыгивающими па. Эмиль.
Мы здороваемся и по-дружески обнимаемся, что во Франции особо не принято. Даже в сумерках, при слабом свете уличных фонарей видно как светятся его глаза. Их свет особый. Нет, это не восторг. Скорее, умиление и радость. Мы не виделись уже почти пол года. И "видеться" - слишком громкое слово, когда на берегу озера собирается толпа отдыхающих, делящая кусочек пляжа, усыпанного мелкой галькой.
И вот, он открывает мне дверь своего холостяцкого убежища. Я десятки раз представлял как оно может быть обустроено. И то что я увидел не поразило моего воображения. Да это был Эмиль. Его особенность улыбаться глазами, не акцентируя, эту лучистую улыбку, мимикой лица. Его точные и глубокие познания в истории. Причем не только истории Франции, как принято у французов но и в мировой истории! Двадцать две увесистых, цвета красного знамени, тома Всемирной Истории, главенствующих на книжной полке и с благодушием, дающим приют, десяти синеньким томикам Истории Франции. Я с улыбкой подымаю глаза немного выше и вижу, что со шкафа на меня подозрительно, с легкой ненавистью за нарушенный покой, наблюдают два огромных зеленых глаза.
- Это соседский - ловя мой вопросительный взгляд, говорит Эмиль - дикий немного, ты отойди в сторону, чтобы он выбежал на террасу - и, с не сходящей полуулыбкой на лице, продолжает - Он любит спать на моем шкафу.
Присаживайся и ешь тосты, а я пока поставлю разогреваться горячее блюдо. Надеюсь ты не сильно переборчив - это остатки от вчерашнего праздничного стола.
Какой все же он простодушный, далеко не каждый француз вам признается в том что еда не свежая. Попробуют схитрить или отшутиться. Многие, но не Эмиль. Я сажусь за стол и продолжаю изучать его небогатую обстановку. Рядом со шкафом, с которого только что спрыгнул огромный кот, напротив меня, небольшой музыкальный центр. Судя по небольшому количеству дисков в нишах и аккуратной стопочке на дископриемнике, он редко исполняет свои обязанности. Зато, в отведенных для музыкальных альбомов полочках, ютятся маленькие книжки беллетристики в простеньких бумажных переплетах. На стенах висят пару репродукций картин. Маринки. И одна фотография, немного странная - подножье маяка в брызгах бушуещего океана. Причем по снимку невозможно определить ни конструкции маяка, ни разобрать времени суток в которые она была отснята.
А Эмиль уже шумит какими-то кухонными принадлежностями и тихонечко напевает неизвестную мне мелодию. Я беру тост, запиваю его глотком вина и продолжаю блуждать взглядом по комнате. Мягкий уголок. Самый обычный, застеленный, выцвевшим и затертым но когда то белым, пледом с рассыпанными на нем роскошными, с именной вышивкой, маленькими подушечками, совсем не вяжущимися с этой обстановкой аскета. На кожанной спинке уголка, прислонилось к стенке причудливое бра, расписанное в африканском стиле. Похоже что эти разрозненные по стилю вещи были подарены хозяину сего скромного обиталища.
А вот и он сам. В руках курится какое-то загадочное снадобье. Пахне очень вкусно! И вот, передо мной, в маленьткой керамической кастрюльке уже стоият, запеченные в духовке продукты моря: ракушки Сан Жак, креветки, мидии и... грибы(!) Но главное, выставляется на стол с особой бережливостью - бутылка бургундского красного вина 1 cru (не знаю точного перевода на русский, но это знак урожайного года). Вот он, Эмиль! Взрывная смесь аскетичности и эпикурейства. Вера в простые и старые истины. Интеллектуальность без заносчивости и ханжества. Доброта без навязчивости и требовательности. И любовь к жизни! Пусть не безудержная, но светлая...
Я выхожу от него, слушая неторопливый рассказ о детстве, жму эту теплую, большую ладонь и бессмысленно улыбаюсь, пропитанный его теплой улыбкой и флюидами умиротворения к которым примешивается вкус отличного бургундского. Вкус жизни...


Опубликовано:04.01.2011 00:20
Создано:03.01.2011
Просмотров:1987
Рейтинг:0
Комментариев:0
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы