Вагант

chiko

Вагант

глаз всевидящий




Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
14 ноября 2019 г.

Объяснить происхождение жизни на земле только случаем – это как если бы объяснили происхождение словаря взрывом в типографии

(Чарльз Дарвин)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото


К списку произведений автора

Проза

Эмиль

Гудки... Мелодичные и неторопливые. Кажется, что даже они радуются наступившему Новому Году.
- Да, Алло? Кто это? Анжело? Нет, постой, этот голос я не забыл... Виталий!!! Рад тебя слышать!..... Спасибо! Поздравляю тебя тоже с Новым Годом! Здоровья тебе крепкого! Да, понимаю что банально, но пусть таки Оно будет! Работаешь? А после работы что делаешь? Ты заезжай ко мне, если не устанешь. Я тут, в пяти метрах от твоей работы живу. Не забыл? У дочки отпросишься? (со смешинкой в голосе)Она у тебя строгая, без спросу не отпустит? Хорошо, перезвонишь когда отработаешь. Без ужина не отпущу, так и знай! Жду!
Ворота автоматически закрылись за спиной, конец рабочего дня. И вот, уже высокая, худощавая и немного сутулая фигурка растет в глазах, приближаясь замысловатыми подпрыгивающими па. Эмиль.
Мы здороваемся и по-дружески обнимаемся, что во Франции особо не принято. Даже в сумерках, при слабом свете уличных фонарей видно как светятся его глаза. Их свет особый. Нет, это не восторг. Скорее, умиление и радость. Мы не виделись уже почти пол года. И "видеться" - слишком громкое слово, когда на берегу озера собирается толпа отдыхающих, делящая кусочек пляжа, усыпанного мелкой галькой.
И вот, он открывает мне дверь своего холостяцкого убежища. Я десятки раз представлял как оно может быть обустроено. И то что я увидел не поразило моего воображения. Да это был Эмиль. Его особенность улыбаться глазами, не акцентируя, эту лучистую улыбку, мимикой лица. Его точные и глубокие познания в истории. Причем не только истории Франции, как принято у французов но и в мировой истории! Двадцать две увесистых, цвета красного знамени, тома Всемирной Истории, главенствующих на книжной полке и с благодушием, дающим приют, десяти синеньким томикам Истории Франции. Я с улыбкой подымаю глаза немного выше и вижу, что со шкафа на меня подозрительно, с легкой ненавистью за нарушенный покой, наблюдают два огромных зеленых глаза.
- Это соседский - ловя мой вопросительный взгляд, говорит Эмиль - дикий немного, ты отойди в сторону, чтобы он выбежал на террасу - и, с не сходящей полуулыбкой на лице, продолжает - Он любит спать на моем шкафу.
Присаживайся и ешь тосты, а я пока поставлю разогреваться горячее блюдо. Надеюсь ты не сильно переборчив - это остатки от вчерашнего праздничного стола.
Какой все же он простодушный, далеко не каждый француз вам признается в том что еда не свежая. Попробуют схитрить или отшутиться. Многие, но не Эмиль. Я сажусь за стол и продолжаю изучать его небогатую обстановку. Рядом со шкафом, с которого только что спрыгнул огромный кот, напротив меня, небольшой музыкальный центр. Судя по небольшому количеству дисков в нишах и аккуратной стопочке на дископриемнике, он редко исполняет свои обязанности. Зато, в отведенных для музыкальных альбомов полочках, ютятся маленькие книжки беллетристики в простеньких бумажных переплетах. На стенах висят пару репродукций картин. Маринки. И одна фотография, немного странная - подножье маяка в брызгах бушуещего океана. Причем по снимку невозможно определить ни конструкции маяка, ни разобрать времени суток в которые она была отснята.
А Эмиль уже шумит какими-то кухонными принадлежностями и тихонечко напевает неизвестную мне мелодию. Я беру тост, запиваю его глотком вина и продолжаю блуждать взглядом по комнате. Мягкий уголок. Самый обычный, застеленный, выцвевшим и затертым но когда то белым, пледом с рассыпанными на нем роскошными, с именной вышивкой, маленькими подушечками, совсем не вяжущимися с этой обстановкой аскета. На кожанной спинке уголка, прислонилось к стенке причудливое бра, расписанное в африканском стиле. Похоже что эти разрозненные по стилю вещи были подарены хозяину сего скромного обиталища.
А вот и он сам. В руках курится какое-то загадочное снадобье. Пахне очень вкусно! И вот, передо мной, в маленьткой керамической кастрюльке уже стоият, запеченные в духовке продукты моря: ракушки Сан Жак, креветки, мидии и... грибы(!) Но главное, выставляется на стол с особой бережливостью - бутылка бургундского красного вина 1 cru (не знаю точного перевода на русский, но это знак урожайного года). Вот он, Эмиль! Взрывная смесь аскетичности и эпикурейства. Вера в простые и старые истины. Интеллектуальность без заносчивости и ханжества. Доброта без навязчивости и требовательности. И любовь к жизни! Пусть не безудержная, но светлая...
Я выхожу от него, слушая неторопливый рассказ о детстве, жму эту теплую, большую ладонь и бессмысленно улыбаюсь, пропитанный его теплой улыбкой и флюидами умиротворения к которым примешивается вкус отличного бургундского. Вкус жизни...


Опубликовано:04.01.2011 00:20
Создано:03.01.2011
Просмотров:1921
Рейтинг:0
Комментариев:0
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы