Магистр

Curnik

Магистр

у меня есть лысина, и тянусь я в выси, на!




Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
28 января 2021 г.

Можно лгать в любви, в политике, в медицине, можно обмануть людей... но в искусстве обмануть нельзя

(Антон Чехов)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото   Хоккура

Сортировка по рубрикам: 


К списку произведений автора

Проза

Этажом выше

Лампочка горела тусклым светом, растекаясь по пространству больницы. Палаты пустовали. Врачи играли в карты и приставали к медсестрам. Медсестры были молоды, но ужасно некрасивы, гораздо симпатичнее было бы вывернуть их внутренностями наружу и в таком виде пустить путешествовать по лунной тропе. Сегодня она была унылой, как никогда. Она заглядывала в окна коридора, но ничего не могла разобрать. Ночь скрыла от нее происходящее.
А в коридоре шли похороны Маркса. Он, хоть и был мертв, радовался почему-то больше всех. Может, потому что пламя зажигалок жгло ему пятки. А может, оттого, что гуси улетели на юг. Энгельс плакал и высмаркивался в его бороду.
- Купите ему платок, - кричала Клавдия Никаноровна, - или сковородку.
- Скоро водку! Скоро водку! – Увлеченно бил в ладоши Алеша Блаженный.
- Скоро в отпуск! Скоро в отпуск! – Восхищался лейтенант Дылдин.
Маркс водил глазами по сторонам, наблюдая за мухами. Мухи много выпили и не жужжали. Они лениво махали крыльями и бились в глаза окружающих.
Журналист Хныкин писал что-то в блокноте, бормоча под нос: «Так-так, так-так». Одна нога его была обута в валенок, вторая свисала с плеча.
- Сколько лет в месяце? – Спросил у него опоссум.
- 18 – Ответил он, задумался и замолчал.
Вдова покойного фрау Маркс собирала розы и отрывала их лепестки.
Рыжая собака, наблюдавшая за всем происходящим с потолка, тявкнула, махнула хвостом и, сев на табуретку, улетела.
Обеспокоенный Маркс уложил жену в гроб, надеясь тем самым спасти ее от зайцев.
Журналист Хныкин фотографировал свою печень.
Энгельс сидел на сковородке и обучал Клавдию Никаноровну ладушкам.
Зайцы вылезли из чернильницы, куда их засунули коридор с окнами, занавесками и Иваном Анатольевичем Блюмом. Он проходил мимо.
Лунная тропа выла от тоски и билась в чернильницу. Чернильница молчала, лишь изредка подпрыгивая.
Некрасивость медсестер пугала. Внутри они были прыщавы так же, как и снаружи. Они не были азиатками, но имели монгольский разрез глаз. У каждой на левой груди имелась огромная бородавка, правая была на 2 размера меньше левой. Тела их морщинились, и каждый их сантиметр имел несколько сот граммов лишнего веса. Врачей ждали дома жены, но они не переставали приставать к медсестрам и резаться в дурака до тех пор, пока не погаснет лампочка.
Лунная тропа фыркнула, обиделась и убежала к васильковым полям.
29. 12. 2005 г.


Опубликовано:29.10.2009 22:01
Создано:29.12.2005
Просмотров:2580
Рейтинг:0
Комментариев:0
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы