Магистр

Curnik

Магистр

у меня есть лысина, и тянусь я в выси, на!




Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
30 ноября 2020 г.

С тех пор как завелись у нас знатоки искусства, само искусство пошло к черту

(Рихард Вагнер)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото   Хоккура

Сортировка по рубрикам: 


К списку произведений автора

Проза

Каратэ

Каратэ
Пашка спал. Он лежал лицом к подушке и без конца ворочался. Он всегда ворочался по утрам. Простыня сползла с кровати и белой сытой змеей нависала над полом. Было воскресенье.
Раздался заливистый звонок, после чего в коридоре зашлепали тапочки, щелкнул замок входной двери и зазвучали два голоса: взрослый женский и подростковый мальчишеский.
Ничего этого Пашка не слышал, он перевернулся на левый бок, и на лице его застыла едва различимая улыбка. Ему снился крейсер «Аврора». Пашка мечтал стать моряком, как отец, но в Питере не бывал и не видел «Аврору» воочию. Во сне же его мечта сбылась, и прямо сейчас он бесстрашно управлял этим легендарным судном, умело обходя все рифы и мели.
Раскрылась дверь, и в комнату заглянула взлохмаченная голова мамы.
- Пашка, хватит спать! К тебе гости! – Известила она сына и торопливо ушла на кухню.
Аврора растворилась в водной пучине. Сна больше не было. Пашка открыл глаза и стал моргать ими спросонок.
В комнату влетел бойкий курносый паренек. Он был крайне суетлив и взволнован. Его звали Гришей Лебедевым, он был одноклассником Пашки и старше его на полгода.
- Дрыхнешь? – Возмутился паренек, глядя на простыню, и добавил, - Забыл, да?
- Что забыл?
- Сейчас как тресну! – Неожиданно ответил Гриша и принял стойку каратиста.
- Точно! – Хлопнул себя по лбу Пашка. – Секция каратэ! Который час?
- Пол одиннадцатого уже!
Пашка вскочил на ноги и заметался по комнате, пытаясь собраться как можно скорее. Делал он это не потому, что горел желанием записаться в спортивную секцию и стать великим каратистом, а больше потому, что обещал Грише пойти вместе с ним, и ему не хотелось подводить друга.
Гриша сел на стул, но уже через минуту носился по комнате вместе с Пашкой, беспрестанно махал руками, не умолкая при этом ни на мгновение, и тем самым только мешал ему. Он рассказывал о том, что в очередной раз пересмотрел фильм «Кулак ярости» (это был один из любимых фильмов Гриши, он смотрел его 9 раз, этот раз был десятым) и, несмотря на то, что Пашка сам уже знал его на зубок, стал восхищенно пересказывать содержание.
- Брюс Ли такой здоровский, - тараторил Гриша, - мне не терпится стать похожим на него. Ну, чего ты там застрял? Опоздаем же!
- Да вот, носок куда-то пропал.
Пашка держал в одной руке зеленый носок и растерянно смотрел на Гришу.
- Правый или левый?- Уточнил Гриша, но тут же сам ответил, - Точно, без разницы. Ну, возьми другие, всего и делов.
- Легко сказать – возьми. Тут только непарные, остальные в стирке. – Пожаловался Пашка.
- Что ж за наказание? – По-театральному вскинул руки Гриша! – И чего ты стоишь? Давай скорее искать! Тут смотрел? А тут? А здесь?
- Смотрел.
- А под кроватью?
Ребята залезли под кровать.
- Ну, и пылища у тебя тут, – раздался бойкий голос Гриши, - уборка точно не помешала бы. Жаль, что времени нет, а то бы я научил тебя мыть полы! Вот Брюс Ли…
Гриша часто заводил себе новых кумиров и старался во всем быть похожим на них. То он решил стал последователем Никиты Михалкова и снимать гениальное кино. Он даже видеокамеру в школу притащил и бейсболку надел (так, мол, все режиссеры ходят). Но фильма не получилось, Гриша забыл дома кассету, и снимать было не на что. Более того, ему сильно досталось от отца за то, что взял камеру без спроса.
В другой раз он посмотрел передачу про знаменитого альпиниста Райнхольда Месснера и понял, что альпинизм его призвание. В тот же вечер он вытащил Пашку на улицу, вручил ему фотоаппарат, чтобы засвидетельствовать его бесстрашное восхождение на вершину ближайшей шестнадцатиэтажки, а сам начал взбираться вверх по пожарной лестнице. Но уже третьем этаже у Гриши обнаружилась паническая боязнь высоты, поэтому он вцепился в лестницу что было сил и громко закричал. Пришлось Пашке спускать друга, пока жильцы дома, обеспокоенные неожиданным шумом, не вызвали милицию. Гриша брыкался, не хотел лезть и смотреть вниз, но, в конце концов, сдался и начал осторожно ступать по ступенькам, поддерживаемый за ноги товарищем.
После этого был небольшой перерыв, и Гриша даже не вспоминал о кумирах. Пашка уже начал радоваться этому событию, но однажды Гриша прибежал к нему домой и, ничего не объясняя, снял со стены гитару и стал рвать на ней струны.
- Потом, все потом, - ответил он на возмущенные крики друга и порвал очередную струну. Когда гриф полысел до одной (самой толстой) струны, Гриша засиял довольной улыбкой и подмигнул Пашке:
- Паганини!
- Но ведь Паганини играл на скрипке! – Веско возразил Пашка.
- Какая разница? Хоть на балалайке. Скрипки нет ни у кого. Готовься прикоснуться к прекрасному! – И Гриша неумело заиграл «кузнечика».
Что Паганини из Гриши никудышный, стало ясно через десять секунд, после этого он больше месяца покупал и отдавал Пашке новые струны.
Теперь вот Брюс Ли. Самым несчастным для Пашки было то, что он, так или иначе, был причастен ко всем приключениям Лебедева. А что поделаешь? Друга в беде не бросают, назвался груздем – полезай в кузов.
- Здесь носка нет. – Сказал Пашка, вылезая из-под кровати.
- А где же он? – Негодовал Гриша.
Носок оказался под подушкой. Что он там делал и как очутился, Пашка мог только догадываться. Натягивая на себя носки, ботинки и куртку, Пашка показал время, претендующее на мировой рекорд по одеванию, однако Гриша все равно остался недоволен. Ребята пулей выскочили в коридор, и Пашка даже не успел крикнуть матери на прощание, что он уходит и когда вернется. Дверь хлопнула и защелкнулась.
Было приятное весеннее утро. Солнечные лучи скользили по крышам и окнам домов, словно разыскивали себе надежное укрытие от собственной назойливости. Снег еще не сошел и лежал серыми пятнами на черной промокшей земле. Щеки асфальта щекотали бойкие молодые ручьи. Они стремительно неслись по дорогам и шумным водопадом срывались в зубастую пасть водостока. Как это ни банально звучит, пели птицы, и пение их завораживало.
Пашка и Гриша вышли из подъезда. Во дворе резвилась детвора. Бабушки сидели на лавочке и обсуждали погоду, правительство, болезни и шумных соседей. Молодые мамы стояли возле детской площадки, о чем-то переговаривались, смеялись и изредка поглядывали на своих чад. Чуть в стороне собрались в кучку Серега, Юрка, Вася и Мишаня. Пашка всегда играл с ними в футбол в одной команде. Ребята заметили Пашку и радостно замахали ему руками.
- Привет, пацаны! – Поздоровался Пашка!
- Привет, Пашка! – Прозвучало хором в ответ. – Пойдешь с нами?
Но Гриша уже тянул друга за собой. Тот лишь беспомощно развел руками и спросил на ходу:
- А вы куда?
- Плот строить. Лед сошел уже, хотим поплавать.
- Здорово! – Мечтательно вздохнул Пашка.
- Ну, чего застрял? Опаздываем же! – Ворчал Гриша.
- Извините, пацаны, не могу, я Грише обещал.
И ребята выбежали со двора на улицу.
- Подумаешь, плот, тоже мне Магелланы! – Передразнил пацанов Гриша.
Пашка ничего не ответил. Ему хотелось с ребятами строить плот, сплавиться по реке, быть капитаном, но и обижать друга у него не было никакого желания.
- Ничего интересного. Помочат ноги в воде, да вернутся домой. – продолжил в том же тоне говорить Гриша, - То ли дело – мы. Станем сильными, будем чемпионами мира, сначала я, ну а потом ты. Вот это дело!
- На плоту тоже интересно! – Возразил Пашка. – Просто ты плавать не умеешь!
- Ах, так? – обиделся Гриша, - Может, ты с ними хочешь? Ну, давай, иди - никто не держит. Тоже мне друг… - и отвернулся.
- Ну, чего ты? Никуда я не пойду. Мы же договорились идти на каратэ.
- Ну, ладно,- быстро остыл Гриша, - поедем или пойдем?
- Поехали.
- Да ну, сто лет ждать этот троллейбус. Пешком быстрее получится, тут всего три остановки.
- Тогда пошли!
И мальчики засмеялись. Через минуту Гриша уже забыл и о плоте, и о ссоре и весело рассказывал о новой компьютерной игре, которую он начал вчера проходить.
- Подхожу я к трактирщику, и он дает мне задание: «Найди кольцо призрака», ну я в заброшенный замок. Брожу там, брожу, крыс рублю направо и налево и тут раз – призрак. Сейчас, думаю, я тебя мигом, а он, собака, прокачанный.
Пашка с интересом слушал друга. У него не было своего компьютера, но он играл несколько раз вместе с Гришей, когда бывал у него в гостях. И ему так понравилось это занятие, что он даже сам пытался придумать игру, но она вышла какой-то детской, неинтересной, и Пашка оставил эту затею. Сейчас он представлял монитор Гришиного компьютера с бегущим по заброшенному замку воином, который держит в руках большой и острый меч, и на лице его застыла счастливая улыбка.
- Я пол манны на него истратил, а ему – хоть бы хны. – Тараторил Гриша. – Он, знай, себе регенерируется, да заклятия на меня насылает. Я уже побежал к порталу, чтобы сохраниться, но по дороге нашел зелье восстановления, и тут уж ему было не сдобро…
Гриша не договорил фразу. Пашка повернулся налево, обернулся, посмотрел по сторонам, но друга нигде не было. Словно тот сквозь землю провалился. И тут Пашка заметил, как навстречу ему шагали Рыжий, Кедр и Костыль. Они шли быстрым уверенным шагом, о чем-то переговаривались и гоготали. Пашка боялся эту троицу, впрочем, как и многие ученики его класса и школы. Они всегда обижали младших, отнимали у них деньги, били, потешались над ними. С этим нужно было бороться, но как Пашка и остальные ребята не знали. Рассказать взрослым? Но отец Пашки жил в другом городе, с другой семьей, а жаловаться маме слишком по-детски (еще обзывать начнут «маменькиным сынком», а это куда обиднее и больнее), да и что она сможет сделать? Другие ребята не рассказывали о своих несчастиях, страшась еще большей расправы от этой грозной троицы, предпочитая добровольно расстаться с имеющимися у них деньгами и избежать побоев и позорных насмешек.
Самым старшим и главным был Кедр, ему уже исполнилось пятнадцать, у него были широкие плечи и пушок под губами. Рыжий и Костыль были на год младше и чуть выше его. Оба, как братья-близнецы (с той разницей, что один рыжий, другой темный): короткостриженные, сутулые и с мерзкими улыбками на лице.
Неприятная встреча. Пашке захотелось улететь на другую планету, стать невидимым или иметь огромный меч, как у героев компьютерных игр, но все это было невозможно. Он даже не успел перебежать на другую сторону.
- Опаньки, - радостно протянул приветствие Кедр, - кого я вижу? Жупел! Собственной персоной. – Он всех мальчишек называл этим обидным словом.
Рыжий и Костыль дружно загоготали. Пашка испуганно молчал.
- ЗдорОво! Как житуха? – Продолжил разговор Кедр.
- Нормально. – Едва живым голосом ответил Пашка.
- Чё? Не слышно тя, Жупел. Чё проблеял-то?
Рыжий и Костыль уже надрывали животы от смеха.
- Нормально. – Чуть громче повторил Пашка.
- Мы с пацанами пива решили попить. Сечешь?
- Нет. – Растерянно произнес мальчик.
- Чё? Да я тя расплющу сча! – Неожиданно взорвался Костыль.
- Спокойно, Костыль, остынь. Жупел просто тормоз, и до него все долго доходит. – Пояснил рассудительный Кедр. Пашка едва заметно сжал кулаки, но промолчал.
- Ну, что, допЕдрил? Ухмыльнулся Кедр.
- Нет. – Замотал головой мальчик.
- Точняк – тормоз! – Загоготал Рыжий.
- Сча я ему, сто пудов, мочкану! – Снова завелся Костыль.
- На сладкое оставь!
Костыль сразу притих.
- Мы с пацанами пива решили попить, а не на что. Может быть, ты нам любезно одолжишь?
- У меня нет денег. – Пролепетал Пашка.
Парни улыбнулись, и на мгновение Пашка поверил, что не все так трагично, как ему казалось, что раз он сказал, что денег нет, то никто не станет это проверять, и он сможет отправиться дальше. И мальчик тоже улыбнулся, но тут же заголосил, что было мочи:-
- Ааааааааа!
И мир перевернулся вверх тормашками. Вернее это Пашка взлетел в воздух вверх ногами. Довольный Рыжий держал Пашку за голени, тряс и приговаривал:
- Ща мы глянем, как у тя филок нет.
Из карманов посыпались ключи, кубики, мелочь.
- Лучше тряси! – Скомандовал Кедр.
Пашка извивался, как угорь, однако Рыжий пнул его коленом для успокоения, тряханул хорошенько, и на землю упал проездной и сторублевая купюра. Следом упал Пашка.
Кедр поднял деньги.
- Нету, говоришь, денег? Ну, Жупел, ну и чмо же ты. Разве тебя мама не учила, что врать нехорошо? Тем более пацанам. Че примолк, стыдно? Или обоссался?
Рыжий и Костыль заржали жеребцами.
- Это не мои, я маме должен вернуть, пожалуйста, отдайте… - Взмолился Пашка.
- Костыль, ты слыхал?
- Пипец, тормоз! – Удивился Рыжий.
- Ты совсем оборзел, Жупел? – Продолжил наставительным тоном Кедр. – Мы у тебя по-хорошему просили одолжить, ты нам что? Набздел не по-детски. У нас теперь травма на всю жизнь, а это, - Кедр помахал перед Пашкой сторублевой купюрой, - в качестве морального ущерба. Ну, и по пенделю, само собой мы должны тебе отвесить, чтобы знал, как обманывать пацанов.
- Само собой. – Подтвердили Костыль и Рыжий и поочередно пнули несчастного Пашку.
- Особо не усердствуй, - посоветовал Кедр Костылю, - сломаешь еще че-нить.
И завершил эту унизительную процедуру несильным, но четким пинком.
- Считай, что мы провели с тобой разъяснительную беседу, Жупел. – Сказал на прощание Кедр. – И только вякни кому-нить.
И Костыль с Рыжим вновь загоготали. Когда троица ушла. Пашка собрал с земли свои вещи и рассовал их по карманам. Он утер кулаком бегущие по лицу слезы, отряхнулся и пошел в обратном направлении.
Он шел и думал о том, как это несправедливо, что вот такие большие ребята обижают маленьких и беззащитных, как он, мальчишек. Можно попробовать бороться с ними, но в конечном итоге, только себе навредишь, поэтому лучше быть смирным и получать меньше тумаков. Но мириться ему не хотелось, хотелось справедливости.
Еще было жалко денег. Мать работала в собесе, отец почему-то не помогал, с финансами всегда было туго, а тут еще такая потеря.
Пашка вдруг решил, что идея с каратэ была не такой бесполезной, как ему сперва показалось. Только никакого чемпионства ему не нужно, а вот стать сильным и ловким, чтобы уметь за себя постоять, не мешало бы. Пусть Гриша выигрывает чемпионат мира, если мечтает об этом. И тут Пашку осенило.
Ах, этот Гриша. Ведь он струсил. Заметил хулиганов и сбежал, оставив друга в беде. Получается, что Гриша трус и предатель. И только он подумал об этом, как сзади раздался знакомый голос.
- Пашка!
Пашка обернулся и увидел улыбающегося друга, идущего за ним. Мальчик не стал останавливаться, а напротив, прибавил ходу.
- Постой! Ты куда? – Удивился Гриша, и также прибавил ходу. Какое-то время прошли молча.
- Ты обиделся что ли? – Наконец, догадался Гриша. – Ну, и зря – на обиженных воду возят. – И засмеялся, но вышло это настолько глупо и неуместно, что тут же осекся. – У тебя куртка грязная сзади – сказал он через некоторое время.
Пашка не ответил. Откинув руку назад, он стал отряхивать куртку.
- С другой стороны. – Подсказал Гриша. Пашка сменил руку.
- Думаешь, я зассал, да? Мне просто нельзя было с ними встречаться.
Пашка остановился и с интересом взглянул на товарища. Тот сделал проникновенное лицо и продолжил:
- У меня с собой пятьсот рублей, мне бабушка подарила. Знаешь, как бы мне от родителей влетело, если бы они узнали, что денег больше нет?
Пашка развернулся и пошел дальше.
- Не веришь? – обиделся Гриша, - А как же каратэ? Мы, между прочим, уже опоздали!
- Сейчас я тебе покажу каратэ – Взорвался эмоциями Пашка и накинулся на товарища. Несколько секунд ошеломленный Гриша не мог прийти в себя, но затем включился в драку и вот уже мальчики лежали на земле, вцепившись друг в друга, и перекатывались, словно пустая бутылка в салоне при езде автомобиля. Было непривычно и как-то неловко бить друг друга, поэтому, ребята цеплялись, толкались, пыхтели, брыкались, но так и не решились на серьезный удар.
Вскоре оба устали и лежали неподвижно, пытаясь отдышаться. Наконец, Гриша возмущенно сказал:
- Ты, че, сбрендил? На собственного друга бросаешься.
- Ты мне больше не друг! – Ответил Пашка, встал, перешагнул через ноги бывшего товарища и ушел.
Гриша открыл было рот, чтобы крикнуть что-нибудь вдогонку, но так ничего и не придумал, поднялся на ноги и, сильно пнув ледышку, побрел в другом направлении.

- Ты чего так рано? – Спросила удивленная мать, - Я и обед еще не приготовила. А что это за вид у тебя? Ты на кого похож? – Всплеснула руками и строго посмотрела на сына.
- Подрался. – Хмуро ответил Пашка.
- Подрался?!? Ты же и мухи не обидишь. И с кем?
- С Гришей.
- И чего вы не поделили? Вы же, кажется, друзья?
- Мам, я не хочу про это говорить.
- Ну, конечно, - обиделась мать, - отцу все распишешь в мельчайших подробностях, а со мной тебе не хочется говорить.
Пашка виновато потупился, затем снял куртку и повесил на крючок.
- А это еще что? – Воскликнула сердитая мама.
- Где?
- На рукаве.
Пашка взглянул на рукав, заметил на нем большую дырку и печально произнес:
- Порвался…
- Эх ты, горе мое луковое, - вздохнула мать, - неси нитки с иголкой, буду зашивать.
Пашка сбегал в комнату, где лежали швейные принадлежности, выбрал черные нитки и вернулся на кухню.
Пока мама латала куртку, мальчик писал письмо отцу. Он, действительно, всегда и подробно рассказывал ему о событиях своей жизни.
Конец.
04. 11. 2009 г.


Опубликовано:04.11.2009 03:14
Создано:04.11.2009
Просмотров:3442
Рейтинг..:45     Посмотреть
Комментариев:7
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

 04.11.2009 13:15   Curnik  
как обычно прозу не оценивают??? или данный текст не заслуживает оценки??
 04.11.2009 13:55   Curnik  нехорошо как-то получилось, я не баллов просил.. а комментария... а выпросил математику..
спасибо большое...
убеждаюсь, что надо всегда точно, недвусмысленно, выражаться...

 04.11.2009 14:19   pepper  
заслуживает вполне, можно в прозе? :)
о хорошем в конце, а пока - вопросы

"Он лежал лицом к подушке и без конца ворочался."
если не лицом "в" подушку, то получается, он лежал "рядом" с подушкой? лицом к ней. т.е. его лицо было в одном и том же положении, а все остальное - ворочалось независимо от лица. хотел бы посмотреть :)
"Простыня сползла с кровати и белой сытой змеей нависала над полом".
Даже не спящему человеку нужно изрядно и сознательно потрудиться, чтобы скрутить лежащую под ним простыню в толстый жгут. если получится. Неправдоподобно как-то. Копперфильда напоминает.

"два голоса: взрослый женский и подростковый мальчишеский". честно говоря, не знаю, что такое "подростковый" голос, но уж во всяком случае, не признак мальчишеского. Лучше - звонкий мальчишеский, кажется.

"-Ты чего так рано? – Спросила удивленная мать"
Странная реакция, если вспомнить, что "Пашка даже не успел крикнуть матери на прощание, что он уходит и когда вернется"
должно быть: "где тебя столько носило, уже обед скоро"

"Пашка виновато потупился, затем снял куртку и повесил на крючок." - т.е. дело было в прихожей.
"выбрал черные нитки и ВЕРНУЛСЯ НА КУХНЮ"???. ВЕРНУТЬСЯ он мог в прихожую.

"ОН, действительно, всегда и подробно рассказывал ЕМУ о событиях своей жизни."
кто и кому прочитать можно двояко.

вот, примерно, так. но поводов для огорчения у вас быть не должно, миниатюра получилась хорошая, живая, образная, мне понравилось.
 04.11.2009 18:39   Curnik  ага,спасибо)))
про остальное позже отвечу..
долго расписывать,
будьте счастливы)

 04.11.2009 19:50   SukinKot  
Мне тоже понравился рассказ. Кусочек жизни. А прозу у нас просто реже читают, чем стихи.
 04.11.2009 20:00   Curnik  спасибо)))
а жаль, прозу ничуть не легче, чем стихи писать..
в любом случае большое спасибо))
за оценки подсказки и поддержку))
 04.11.2009 20:04   SukinKot  Я бы сказал, что часто прозу писать труднее.
 04.11.2009 20:08   Curnik  я бы тоже так сказал, но посчитал, что это будет выглядеть слишком вычурно, тем более, что сам я не Лев Толстой.
 04.11.2009 20:14   SukinKot  Все относительно. Текст в прозе отнимает больше времени, но часто потому, что он больше по размерам. Что до стиха... то бывает возишься, возишься, а толку нет. А бывает, что пишется легко.
 04.11.2009 20:25   Curnik  вдохновение за уши не притащишь, к сожалению..
музы свободолюбивые создания..
хотел в свое время рассказ написать "Муж музы", о том, как тяжело живется супругам муз, но так, почему-то и не решился...

 05.11.2009 06:56   galgol  
Без огрехов только "бред" получается...А история мне понравилась. Спасибо.
 05.11.2009 12:12   Curnik  мерси)) огрехи поправим))) это не катастрофа))))

 05.11.2009 07:17   galgol  
Вернулась, что бы сказать, что с удовольствием прочла бы продолжение)))Хочется узнать, кем эти дети стали лет через десять.
 05.11.2009 12:13   Curnik  продолжение будет, но не через десять лет...
а в том же возрасте...
это будет тетралогия, которая затем превратится в сценарий фильма с названием "4 истории Пашки Пистолетова", спасибо, будьте счастливы)))

 05.11.2009 10:44   tovarisz  
Хороший рассказ. Вы правы прозу плохо оценивают. Роман.

 05.11.2009 12:18   Curnik  
спасибо))) так давайте поборемся за уважение к прозаикам)))
либо запретим прозу на "Решетории",
но запрещать всегда неприятно, поэтому давайте лучше.. )))

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы