Магистр

Doddy

Магистр

Если уж бороться, то за добро, а не против зла...

Медведь



Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
19 ноября 2017 г.

Острить и занимать деньги нужно внезапно

(Генрих Гейне)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

Сортировка по рубрикам: 


К списку произведений автора

Проза

Пикничок

Тэпэшка негромко пискнула и внутри начал собираться образ голескопа. Наконец-то! Профессор Умеда прислал мне то, что я давно просил. Голескоп практически уплотнился, я в нетерпении ждал повторного зуммера, когда в камере рядом с прибором стал собираться еще и рекламный флайер. Чертовы спаммеры, уже и к этой линии подцепились. Когда они только успевают?!
Я набрал на дафоне слово «Вокал24» и сделал рассылку по всем коллегам. Для знающих это означало, что теперь к любому отправляемому через тэпэшку объекту они добавляют в начале две молекулы воды, а в конце - четыре молекулы кальция. Этот нехитрый прием привязки к отправлению лишних молекул лишал спаммеров возможности прицепить к посылке что-либо еще.
Собираясь в отпуск, я специально выбрал захолустную Турелью. Добраться сюда можно было только банальным челноком, проведя неделю дня между звездами, но зато на этой планете тебя не доставала цивилизация и можно было спокойно поработать. Да-да, я в свой собственный отпуск прилетел на другую планету, чтобы поработать – уже давно накопилась немаленькая кучка интересных идей и теорий, заняться которыми в рабочем режиме просто не представлялось возможности. А здесь был шанс. Правда, пришлось взять с собой Алиску, дома ее оставить было не с кем, и некоторая суета все равно была обеспечена, но дочь была уже в том возрасте, когда большую часть времени может занимать себя самостоятельно. Поэтому, я, потирая ручонки, открыл тэпэшку и вынул прибор.
Голескоп был абсолютно новенький, на линзе еще была не снята защитная пленка. Привычно подключив аппарат к системе, я запустил комп и начал готовить раствор.
- Активируйте программное обеспечение для нового оборудования, - заверещала система.
Черт! Это означало, что въедливый япошка прислал мне прибор с невскрытым софтом. И мне теперь придется день-два ждать, пока с этой провинции уйдет запрос, а потом придет подтверждение лицензии. Снова задержка!
Ну что же! В таком случае, мы с Алиской летим на пикник!

***

- Тук, тук. Не спишь?! – Алиска росла на глазах, и заходить к ней в комнату без стука становилось опасно. Казалось бы, недавно подбрасывал в воздух под звонкий хохот, и вот уже в наушниках у дочки играет клейн-дроп, на столе стоит голограмка с каким-то сладеньким актеришкой, а приходящие в гости подружки предпочитают общаться шепотом.
- Привет, па! Заходи. - Дочка увлеченно собирала полиморфа, хотя на мой взгляд получалось не очень. Блоки биоконструктора были раскиданы по всей гостиничной комнате. Видно, творческий процесс шел крайне активно. Единственный глаз полиморфа пару раз моргнул, я задумчиво посмотрел на третью, болтающуюся на спине ногу и спросил: «Может полетаем?»
- Ураааа!!! – нет, все-таки детство из моей зябки вышло еще не до конца. Она подпрыгнула вверх, ткнула полиморфа пальцем в лоб, вынула из конструктора аккумулятор, попутно наступив бедному монстрику на лапу, и сказала – Я готова!

***

- Пройдемся до космопорта?
- Ну па, ну ты чего?! Нет, конечно! Джампим! Пешком двадцать минут идти!
- У меня сидячая работа! Мне надо больше ходить…
- А у меня – бегачая! Походим на пикнике. Вон портал…
- Вот нет у тебя терплячки, Алиска. Вообще.
- Это я в тебя, папочка!

***

Арендованный челнок выглядел стареньким, но весь фарш внутри был вполне современный, видимо и на этой планетке были свои моддинг-фанаты.
- Куда летим? – я включил голокарту, маркируя ближайшие туристические звезды.
- А давай как в детстве?
- Ты у меня на шее, а я везу?!
- Нет, я выбираю путь, и никто из нас не знает, где мы окажемся в конце.
Действительно, пару лет назад я рассказывал Алиске, как мы гуляли, когда она была маленькой. Я ставил ее посреди парка, и она сама выбирала маршрут. Иногда падала, вставала, подбирала с земли всякую гадость, а я оставался лишь наблюдателем, вмешиваясь только в случае явной опасности: флип-дорожки, глубокие ямы или гуляющая без поводка суртецкая кошка. Иногда я даже включал себе читалку и, неспешно бредя за родным человечком, лишь изредка поглядывал вниз, как там дела…
- Ну хорошо. Вводи координаты.
Зябка подняла глаза к потолку и зашевелила в воздухе пальцами, внося в качестве точки выхода первые попавшиеся цифры. Ничего опасного – стартовый флажок внесен в память навигатора, корабль даже на автомате всегда сможет вернуться назад, независимо от того, куда его занес выбор свихнувшихся пассажиров.
- Старт!

***

Звезды на выходе все светились одинаково скучно и далеко. Ни одна точка не превратилась в местное солнце.
- Еще прыжок?
- Валяй!

***

Третий скачок вынес нас неподалеку от какой-то желтоватой планеты. Рядом крутились целых три спутника, а поисковик по введенным координатам никакой информации не выдавал. Неваляшка…
- Что, летим жарить шашлычок?!!!
- Конечно!!!
Я любил ручное управление. Каждый челнок имел свой собственный характер, и только переводя его из автоматики, ты «приподнимал шляпу» и вежливо знакомился с машиной. Потом предстоял обмен любезностями в виде реакции механизма на движения джойстика. И затем ты либо находил общий язык с челноком, либо тебе предстояло бороться с ним до конца полета.
Этот я почувствовал сразу. Мы спокойно сели, и я выбросил около десятка зондов для замеров.

***

- Смотри-ка. Воздух не так уж и плох. В атмосфере недостаточно азота и избыток серы. Можно обойтись без скафандров, хватит наплечных цэшек. Иди, бери в шкафу на обоих, я пока закончу с фиксацией.
Цэшки я не очень любил. Трубка в носу, позволяющая на каждом вдохе анализировать поступающий воздух, насыщать его недостающими элементами и отфильтровывать лишние, заставляла чувствовать себя немножко инвалидом. Но это было лучше, чем прыгать по полям в скафандре.
Корабельный навигатор имени этой планеты не знал, и даже звезда обозначалась банальным А314-ПГ.
- Алиска! Ты понимаешь, что мы с тобой, возможно, открыли новую планету? Так что бери еще и камеру, будем фиксировать новые формы жизни…
На формы я, конечно, не надеялся, но Алиска невероятно воодушевилась и ускакала в переходник, даже не дожидаясь моей скромной персоны.

***

Все, что находилось у линии горизонта, немного плыло. У нас такое марево возникает над дорожным покрытием в большую жару. Здесь же температура была немногим выше нуля. И это несоответствие желтого оттенка планеты, морозного воздуха и плывущего горизонта больше всего говорило о необычности места.
Моя зюбка уже скакала в пятидесяти метрах от корабля, топча ногами какие-то окаменевшие стебли. Это значило, что жизнь здесь, как минимум, когда-то была. Я спустился по ступенькам, глядя за прыжками дочки, и уже собирался ее окликнуть, как вдруг мой взгляд привлекла прозрачная горошина, лежащая в пыли в паре метров от корабля. Шарик был размером с хорошую бусину и имел абсолютно правильную формы. На ощупь он оказался упругим, словно каучуковый мяч для игры в скрот. Когда я поднес его поближе к лицу, мне показалось, что сфера слегка засветилась зеленоватым светом.
- Алиска, не отходи далеко! Я скоро.

***

Уже входя из шлюза в каюту, я понял, что мне не показалось. Шарик светился. Для начала нужно было понять, минерал это, растение, или что-то живое. Давненько я не делал открытий, даже разнервничался. Мечась по кают-компании, переставляя на центральный блок-стол все необходимое мне оборудование, я явственно видел, что свечение шарика меняется от моих передвижений. В попытках понять логику, я остановился и начал не спеша перемещаться по периметру. Спустя какое-то время я отметил, что сфера активнее светится под силовыми кабелями и возле приборов. Возможно, это как-то связано с электричеством. Ну-ка, ну-ка, ну-ка.
На щелчок тумблера электронного структурографа шарик отреагировал абсолютно явно. Пожалуй, если бы я выключил освещение, то смог бы видеть на полметра вокруг только благодаря новому знакомцу.
- Сейчас мы с тобой познакомимся, дружок, - пробормотал я, ногой пододвигая кресло и подтягивая к себе щуп структурографа. Но стоило мне поднести щуп чуть ближе, как между ним и бусиной мелькнула искра, шарик начал моментально менять форму, вытягиваясь и погружаясь внутрь щупа. Краткий миг и вот уже весь плотный и осязаемый шар втянулся-всосался в прибор. Еще миг – что-то зашипело, вспыхнуло и структурограф задымился. Через пару мгновений я увидел, как сетевой шнур на глазах превращается в черную оплавленную полоску. Прибора шарику явно оказалось мало и он начал завоевывать электриеский мир. Черт! Розетка! В течение секунды я успел выдернуть штекер из внутренней электросети. Спустя полминуты сквозь почерневший кабель просочилась темная сине-зеленая масса, собралась в шарик и с мягким стуком упала на пол.
- Что ж ты, братец наделал? - я наклонился над постепенно теряющим цвет пожирателем электричества. – Чем я теперь буду замеры делать?
По ступенькам глухо застучали ботики Алиски. Раздалось шипенье шлюзовой. Мембрана разъехалась. Я аккуратно упаковывал бусину в пластик, когда зюбка весело закричала: «Папка, папка, смотри, что я нашла!»
В ее пригоршнях крупными градинами лежала целая гора мелких собратьев нашего прозрачного приятеля.
- Папка! Они скачут, как мячики, - и Алиска, словно заправский фокусник, широко подкинула всю толпу в воздух.
- Алиса, не-е-е-ет!!!! – но шарики уже радостно прыгали по кают-компании, наливаясь светом, сталкиваясь с навигационным пультом, седатором, блоком управления, мониторами и прочей наполненной электричеством машинерией.
- Бах, бах, ба-бах, бах, - закричало оборудование челнока, впитывая в себя инопланетное нечто. Приборы взрывались один за другим, а я уже бежал из корабля, по пути схватив присевшую от страха Алису и надеясь, что успею выскочить до того, как прожорливые гости доберутся до реактора…

***

Лежа, уткнувшись лицом в инопланетный песок и прикрыв руками Алиску, я зачем-то шепотом считал секунды. Начал ли я считать, когда мы упали, или еще во время бега, я не помнил. Когда язык добрался до ста пятидесяти трех, мозг потихоньку выкарабкался из под табуретки и начал подсказывать, что взрыва не будет. Повалявшись еще с полминутки до приличия, я перевернулся на спину и уставился на челнок. Из шлюза струился черный дымок, но разлетаться на тысячи кусочков корабль, вроде, не собирался.
Ну что же. Пойдем оценивать масштаб трагедии.
- Алиска, ты в порядке?! Перепугалась?! Побудь здесь, я сейчас! Только не сиди, побегай, холодно!

***

Практически все поверхности в кают-компании были усеяны шариками. Судя по всему, электричество способствовало размножению. Между сферами изредка пробегали искры. Наступать на них было страшно – вдруг они удерживают в себе накопленный заряд. Глаза слезились от дыма. Кое-где дотлевал вспыхнувший пластик.
У любого из скафандров были диэлектрические боты, но до Т-модуля с ними надо было еще добраться. О чем я думал?! Ладно бы в такую переделку попал сам, но с дочкой!
Постепенно до меня начинало доходить, в какой ситуации мы оказались.
С корнем выдернув из пазов утилизатор – зачем он, если электричества больше нет – я стал им, как совком, собирать рассыпанные «бусы».
- Приборы, судя по всему, все накрылись, как и проводка, - рассказывал я сам себе. - Сейчас посмотрим, что с маячком.
Набрав полный совок круглых убийц электричества, я вынес их на улицу и выбросил как банальный мусор «с крыльца». Алиска сидела на нижней ступеньке и тихонько плакала.
- Зяа-а-абка! Ну ты чего?! Напугалась?! Вставай, вставай, не сиди! Замерзнешь!
- Эт-то я-а-а винова-ата, - плечи Алиски вздрагивали, и я, как маленькую, взял ее на руки и занес на корабль.
- Давай-ка прекращай нюни, лучше помогай! – успокаивать женщин я не умел никогда, всегда стараясь просто переключить их внимание с самокопания на что-нибудь другое. К сожалению, срабатывало это только с Алиской. – Аккуратно! Они могут биться током.
И пока дочь погрузилась в понятное ей занятие, я начал вскрывать торпеду навигатора. Как я и думал. Кабели повыгорели все. Который тут, интересно, маячок-пеленгатор. Корабли уже давно не оснащались печатными инструкциями, а кубики с голо-файлами были сейчас бесполезны. В общем, ясно, здесь тоска. Пошли смотреть спас-шлюпку и реактор.

***

Общая инвентаризация показала, что у нас есть шесть скафандров, из которых два могут автономно работать около месяца, снабжая хозяина едой и водой, и перерабатывая отходы жизнедеятельности. Это нам пока не надо. Есть спас-катер с медблоком, который позволяет продержаться год в Космосе, в закрытом режиме. Здесь атмосфера - более-менее, значит, запас еще немного увеличивается. Есть походный чемоданчик с моей коллекцией семян и плодов с разных планет. Я то ее надеялся чем-нибудь пополнить, но, возможно, придется ее использовать как рассаду. В целом, продержимся. Больше всего пугало то, что не работала никакая связь, наши координаты никто не знал, а в этой галактике и искать то станут вряд ли. Поэтому, основной задачей стало попытаться собрать передатчик, что для меня было похлеще, чем разобрать молекулу ДНК.

***

Ночью не спалось. Лежал, перебирал в уме, что еще можно сделать, затем решил выйти, посмотреть на звезды. Просто так. Оказалось, что ночи здесь невероятно теплые, даже жаркие. Я уселся на порог шлюзовой и уставился в небо. И неожиданно понял, что слышу странный шелест. Ветер. Ветер шевелил те стебли, которые днем казались окаменевшими. Сейчас они свободно гнулись и терлись друг от друга. Неужели здесь ночь – время живой природы, а с рассветом все замирает?
Через пару минут боковым зрением я зафиксировал движение. Резко повернувшись, я обнаружил, что выброшенные нами возле корабля сферы снова набирают зеленоватое свечение, по одному поднимаются в воздух и медленно улетают, исчезая в вышине.
Утром выяснилось, что улетели не все, а где-то треть. Возможно, только те, которые напитались электричеством. Но где они берут энергию, когда нас здесь нет?

***

Один из отсеков спас-шлюбки вполне можно было оставить без света. А это значит, что я могу вскрыть пластик и вынуть из стены проводку. Передатчик шлюпки не имеет наших координат, а в модуле челнока они есть, но модуль встроен в общий системник, до которого, во-первых, не хватит дотянуться проводки а, во-вторых, он, скорее всего, сгорел. Можно, конечно, попытаться достать из его электронных кишочков кремний-кристалл и запитать его напрямую к аварийной системе шлюпки, но кто бы еще умел это делать!
- Алиса! Держи-ка, принцесса, фонарик. Вот тебе боевая задача. В Т-модуле найди чемоданчик с набором инструментов. Под торпедой на пульте – темная панель с системником. Найдешь?
- Само собой, па!
- Вот! Тебе нужно это чудо техники оттуда выколупать, притащить сюда, где посветлее, а затем разобрать до мельчайшей детальки.
- Ух ты-ы-ы!
- Нам нужен кристалл! А я пошел, схожу на разведку.

***

Судя по пару изо рта, сегодня днем было еще прохладней. По земле ветер нес песок, а в небе неистово метало тучи. Но я сильно сомневался, что из этих ошметков может пойти дождь. И, наверное, и слава богу, мало ли, что будет напихано в те струи…
Долго я гулять не собирался, поэтому зашагал навстречу местному солнцу. Значит, на обратном пути будем наступать на свою тень.

***

…Вдалеке стоял столб. Метра полтора-два высотой, он заметно возвышался над полями окаменевшей травы. Откуда здесь взяться столбам? Чуть дальше виднелся еще один. И еще. Но системы в расположении не наблюдалось, либо она была неподвластна моему разумению.
Уже на подходе я отфиксировал, что в метре вокруг столба растительности нет. В «траве» за пределами круга местами были рассыпаны наши сферические летающие бусины, а вокруг самого дрына - голая и плоская площадка.
Тыц-тыц. По звуку столб больше всего походил на металл, но кто мог понаставить тут таких странных вешек? Сантиметров пять в диаметре, он имел закругленную «головку» и поперечные метки через одинаковые промежутки. Поверхность была неровной. Что-то мне эти метки напоминали… Ну, конечно! Бамбук!!! Это железное копье росло?! Вернее, как и все тут, ночью росло, а днем прикидывалось мертвым?! Это могло быть правдой. Железный лес. Однако.
Небо спустилось ниже, ветер почти затих, и я услышал странное трещание. Или еле заметный звон. З-з-з-з-з-з-з. З-з-з-з-з-з-з-з. Волосы на голове приподнялись.
- Шарах! – и тут кто-то треснул меня дубиной по голове. Иначе как объяснить, что я оказался лежащим на спине, глядящим на нависшие надо мной тучи?
Я лежал, моргал и не мог пошевелить ни единым мускулом. А все тело при этом мелко потрясывало.
- Шарах! – нет. Это не дубина! Это молния! Огромный, ветвистый разряд с характерным звуком прилетел в соседний столбик. Ну конечно! Металл! Молниеотвод. А я за него держался!
Мысль была четкой и звонкой. Но телом я не владел. Ни крикнуть, ни шевельнуть пальцем. Парализован!
Молнии вокруг били и били, снова поднялся ветер, в глаза стало заметать песок.
Через какое-то время я понял, что замерзаю.

***

Семь лет назад мне сказали, что я умру. То есть, я и раньше это знал, уж я то как биолог уверен, что бессмертных нет. Но тут врачи внезапно приблизили ко мне черную старуху на расстояние вытянутой руки.
- В любой момент, - сказали они, - быстро, и, скорее всего, без боли. Можешь десять лет прожить, а можешь через минуту умереть.
И я вроде уже смирился. Привык. И живешь как-то полнее, когда смерть к тебе в глаза близоруко заглядывает: Ты ли, не обозналась ли?
Все дела у меня давно были сделаны, все документы подписаны, и раз в полгода только обновлялась электронная подпись. И незавершенного я почти никогда ничего не оставлял. Все делал сразу и до конца.
А что смерть? Ну, смерть и смерть…
Но сейчас мне умирать было никак нельзя! Ведь Алиска! Вот скопычусь я сейчас тут от холода, или от очередной молнии, а она же даже пищеблок толком запустить не сумеет. Не-е-ет, сейчас мне умирать точно запрещено.
Я лежал, прилагая все возможные усилия, чтобы двинуть хоть губой, хоть мизинцем и не мог ни-че-го.
Тучи рассеялись, местное солнце уходило в зеленоватый закат, а я лежал и замерзал. Пока не уснул.

***

Снилось мне, что живем мы на этой планете уже два года. Растений вокруг корабля насадили, уже роща стоит. Но никто не летит к нам. Никто не ищет. И понимаю я во сне, отчетливо понимаю, что вот умру я – готовый к смерти, а Алиска – юная и живая – останется на этой планете одна. Совсем одна. И будет тут одна жить год за годом, до самой старости, если раньше не свихнется. И тогда будет жить уже дальше. Сумасшедшая, одинокая старуха.
И это только моя вина. И что привез ее сюда. И что одинокой оставил.
И кричу я во сне мертвый сам себе живому: «А что я мог сделать?»
А живой отвечает: «А детей с ней родить!»
- Ты что, дурак?! – кричу ему я. – Это ж дочь моя!!! Вот ты живой, сам и попробуй!
- И попробую! - отвечаю я себе. – А что, лучше смотреть на то, как она задыхается от тоски?! И попробую!
- Не надо! - ору мертвый я – Не надо!!! – И плачу, плачу, сквозь сопли пытаясь отговорить, придумать причины, объяснить, что все наследственные проблемы – болезни и недостатки – станут «достоянием» всех последующих поколений, потомки будут вырождаться, а род хиреть.
- Да плевать мне на потомков, - также рыдая отвечаю живой я, - я не хочу смотреть, как она умирает.
- Тогда вставай и иди, спасай ее, интеллигентишко хренов, - отвечаю я. И просыпаюсь.

***

Темно. Неужели ослеп?! Или от сна, или от страха бросило в жар. Тьфу, дурак, ночь же! Поэтому и жарко. И… рот открыт! Значит, какая-то мышца заработала! Значит, смогу. Я скашиваю глаза и вижу, что все пространство вокруг железного столба занято прозрачными шарами. Видимо, этот участок удерживает электричество, вот почему меня трясло. А сейчас они высасывают его из столба и земли, и напряжение падает. Только вот мышцы по-прежнему не шевелятся.
И тут я вижу, как один из шаров близко-близко подкатился к моей щеке. –Фху, фху, - пытаюсь я его сдуть, кривя рот, но мышцы не слушаются, и я чувствую, как шар становится жидким и проникает внутрь меня, в мое лицо, мои кости, мои сухожилия. Холодный, как синтез. Или как смерть. Я ощущаю, как он движется внутри меня и добирается до моего живота, сжимая все внутри в тугой комок.
- Не надо, - кричу я, словно продолжая свой сон, и рывком сажусь. А шарик просачивается сквозь комбинезон, обретает форму, набирает свечение и взмывает ввысь. Ноги не работают и я ползу, ползу в сторону корабля, пока хватает сил.

***

Когда впереди справа что-то зашуршало, я почему-то подумал, что змея, и что есть силы на нее пшикнул.
- Ой, - вскрикнула змея.
- Алиска?!
- Папа! Папочка! – дочь в темноте кинулась ко мне, с размаху зарядила ботиком родному отцу по уху, споткнулась, кувыркнулась через меня и разревелась.
- Ты что здесь делаешь?!
- Я т-т-тебя иска-а-а-ала, - зябка захлебывалась слезами. – Я ж-дала, ждала, тебя не-е-ет. Я пошла по следам, а их ветром задува-а-а-ет. Потом так резко темнеть с-стало, я еле успела на корабль за фонариком вернуться. И снова пошла. А батарейка с-села. И я села. Потому что ты учил: чтобы не потеряться надо не бегать, а сесть и сидеть. Я сидела, сидела. И, наверное, уснула. И, я кристалл достала! – внезапно без перехода, заулыбалсь дочь. - Он такой красивый!
- Счастье ты мое непослушное, ну, хватай меня за шиворот и тащи. Ноги не ходят…

***

Утром лучше не стало. Конечности словно залили в бетон. Надо было разбираться с параличом. Надо было собирать систему. Надо было монтировать кристалл и запускать передатчик. Но я все время помнил про свой сон. Поэтому я плюнул на все и просто учил Алиску пользоваться спас-шлюпкой. Как использовать аптечку, как программировать пище-блок, где запускается аларм-режим, и даже заставил выучить шестнадцатизначный код активации персонального лучевика. Но это совсем на крайний случай.
Вот и второй день на незнакомой планете подошел к концу.
- Алиска, а где твой фонарик с севшими батарейками?
- В шлюзовой, па. Принести?!
- Нет, нет, не надо. Сам. Мысль одна есть.
Я выбрался на воздух и жирным тюленем пополз вниз по лестнице. Ну где же они! А вот! Если я правильно все просчитал, то должно сработать! Подтянув к себе двумя руками ногу, я кое-как стащил с нее бот, запихнул куда-то в носок батарейку и натянул обувь обратно. А потом стал подкатывать в пятке шары.
- Ну?! Нате! Жрите! Там еще пару вольт есть. И внутри меня наберется. Ну?!
Шары неохотно засветились, один из них начал трансформацию и ушел в ботинок. Когда я почувствовал, что в мою пятку входит этот мерзкий холод, мне показалось, что по ушам долбануло звуковой волной, а полнеба засветилось белым. В первый раз такого эффекта не была. Я полностью сосредоточился на ощущении перемещения холода внутри меня, когда откуда-то из-за корабля через динамики донеслось:
- Турельская космо-полиция! Выйдите из челнока и встаньте с поднятыми руками.
Полиция! Турельская! Боже! Счастье то какое!!! Нашли! Я встал, и вышел с поднятыми руками.

***

- Срок аренды вышел, с вами связаться было невозможно, «Нью-Хэк» выждал положенное время и заявил об угоне челнока.
Мы летели домой. Недоразумение на планете разрешилось быстро, как только я предъявил идентификатор. А когда из шлюзовой с поднятыми руками и перепуганными глазами выбралась Алиса, полицейские хохотали в голос…
- Да, но как вы нас нашли?! Мы же и сами даже не знали наши координаты.
- Пункт 7.2.1. Правил аренды космических аппаратов. Любая, сдаваемая внаем посудина оснащена автономным маячком на случай угона. Сигнал передается в нуль-режиме, поэтому рисуется в любой точке вселенной.
- А можно посмотреть на ваши наручники, - это уже зябка встряла в беседу, тыкая полицейскому в энерго-захват.
- Нет, Алиса! Нельзя! Во-первых не положено, а во-вторых, не влазь во взрослые разговоры.
- Да ладно, пусть смотрит, что мне жалко что ли?!

***

В гостиничном номере все было как прежде. Как-будто и не уезжали никуда.
Пикничок получился, однако. Интересно, страховка, получаемая при аренде, покрывает ущерб, принесенный инопланетными существами?
Я достал из кармана фонарик и оттуда выкатилось два прозрачных шарика…


Опубликовано:08.10.2012 14:32
Создано:07.10.2012
Просмотров:2813
Рейтинг..:50     Посмотреть
Комментариев:3
Добавили в Избранное:1     Посмотреть

Ваши комментарии

 08.10.2012 21:37   Volcha  
О, Додди пришёл) Милый рассказ. Имя Алиса напоминает некую другую Алису.
 09.10.2012 04:00   Doddy  Это осознанный выбор :)

 12.10.2012 10:58   IRIHA  
Еще вчера прочитала.
И ради того, чтобы сообщить тебе, Виталий, о своих ощущениях после прочтения, даже авторизировалась)))))
Я словно в детство окунулась. Замечательный рассказ! Ты - настоящий сказочник)))
 12.10.2012 11:03   Doddy  Авторизоваться... Да, на это не каждый готов пойти :))
Спасибо, IRIHA, но я не виноват :) Оно само.

 26.10.2012 00:51   Nika  
Ну уж нет! На сказку это не похоже. Я вся испереживалась!
Написано замечательно, Doddy. Читается легко и с удовольствием. И фантазия у Вас отменная.
Рада, что познакомилась с Вашим творчеством.
 26.10.2012 05:44   Doddy  Благодарю, Nika!

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы