Новичок

HEADfield

Новичок




Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
4 июня 2020 г.

Ты не научишься кататься на коньках, если боишься быть смешным. Лед жизни скользок

(Бернард Шоу)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото   Хоккура


К списку произведений автора

Проза

ЧИП (часть первая)

«Скоро в продаже! Новый ЧИП! Теперь с функцией обратной связи! Каждый сделавший предзаказ получит возможность установить его в первый же день продаж! Торопитесь! Предложение ограничено по времени!»
Реклама была навязчивой, как и всегда. Она врывалась в сознание в самый неподходящий момент, обрушивая потоки бесполезной, но крайне запоминающейся информации. Оставалось только отгородиться от неё, выключив трансляцию. Стоун прервал сигнал, затем открыл глаза и огляделся.
Такси только что прибыло в пункт назначения и начало останавливаться возле тротуара. Полностью автоматический процесс регулировался компьютером вместо водителя, который здесь даже не предусматривался.
Детектив выбрался из салона, закрыл дверцу, и машина тотчас же двинулась дальше, обслуживать очередной заказ.
Время перевалило за три часа утра, и на улицах было пустынно. Лишь возле входа в прачечную дежурил патрульный, на случай появления зевак, что в такое время было крайне маловероятно.
Патрульный почтительно отошел в сторону, освобождая путь, как только Стоун приблизился. Его знали в управлении, и даже молодые ребята, только недавно заступившие на службу, были наслышаны о Сэме Стоуне. Его методы работы устраивали не всех, но он практически всегда действовал в рамках дозволенного, добиваясь достаточных результатов.
Детектив вошел в распахнутую дверь и, спустившись по маленькой лесенке, оказался в прачечной. Вполне типовое помещение, вдоль стен - дешевые стиральные машины, в центре - длинный стол для разбора белья. Некоторые агрегаты еще работали, заканчивая фазу отжима, другие же пустовали, глядя на посетителей безмолвными открытыми дверцами.
Однако сегодня здесь было чуть больше народу, чем обычно по ночам. Причина для такого явления - лежащее на кафеле тело мужчины, в растекшейся возле него луже темной подсыхающей крови.
Из живых же здесь находился второй патрульный, напарник того, что остался на улицу. Наверняка, это он вызвал детектива и представителя криминальной лаборатории, который неторопливо осматривал место происшествия, и готовился собирать образцы найденных улик.
Стоун кивнул ему в знак приветствия, они были немного знакомы, кажется, того звали Льюис.
- Я пока еще не начинал, босс. Вас дожидался.
Потом кивнул в сторону жертвы.
- Давно уже такого не бывало, да?
Стоун промолчал, аккуратно приближаясь к жертве, внимательно глядя под ноги. Труп лежал на животе, голова его была повернута в сторону. Застывшие глаза уставились куда-то вдаль. Без детального осмотра можно было сказать не многое. Мужчина, лет тридцати пяти, брюнет. Одет не примечательно: темный плащ, потертые серые брюки да темные прочные ботинки. В ладонях его ничего не было, но рядом на кафеле валялся нож. Короткий, с деревянной ручкой и широким лезвием. Пятна крови на нём говорили о возможной причастности к происшедшему.
- Еще есть свидетель. - раздался сбоку голос второго патрульного. Он произнес эти слова и указал рукой в дальнюю часть прачечной. Там на стуле, в углу, сидела девушка. Она, казалось, мысленно находилась не здесь, и связь с реальностью была потеряна. Стоун заметил её сразу, как только вошел, но по опыту знал, что не стоит бросаться к ней и приступать к сбору показаний. Не в том она состоянии, чтобы так сразу сотрудничать, а деваться ей из прачечной некуда, сюда вел только один вход.
Детектив понаблюдал несколько секунд за работой эксперта, а потом двинулся внутрь. На его появление девушка не отреагировала, она сидела без движения и смотрела в одну точку. Такое поведение бывает при шоковых состояниях, Стоун уже такое видел.
На вид лет двадцать пять, русые волосы, средней длины. Одета в униформу работника прачечной. Видимо, она была дежурной, и сегодня к несчастью, выпала её смена.
Тонкие черты лица немного портил след от удара, ссадина в области левой скулы. Возле носа - следы запекшейся крови, скорее всего он недавно был разбит. Волосы встрепаны, она даже не пыталась привести себя в порядок.
- Мэм, вы меня слышите?
Девушка вздрогнула, потом медленно подняла глаза, возвращаясь из глубин мыслей.
- Меня зовут Сэм Стоун, я детектив. Мы можете сказать, что произошло?
Она ответила не сразу, голос её был тихий и дрожащий.
- Я плохо помню, что случилось. Вроде бы я была на смене, и внутрь никто не входил. А потом я очнулась на полу, лежащая рядом с тем мужчиной.
Она кивнула в сторону тела.
- Я лежала рядом с ним, но что случилось - не помню.
Стоун неотрывно смотрел на неё, она всем видом показывала, что говорит правду. Похоже, она действительно ничего не помнит.
- Вы его знаете?
Она яростно замотала головой.
- Нет. Впервые вижу. Я даже не помню, откуда он взялся, - прошептала она. На глазах выступили слезы. - Я его не убивала, я не виновата.
Казалось, что это действительно так. Но Стоун за свою работу уже убеждался, что важней всего следовать протоколу.
Он наклонился к ней ближе, посмотрел в глаза.
- Я обязан просмотреть вашу память за последние шесть часов, и задержать до выяснения. Не более чем на трое суток.
Она всхлипнула, потом опустила голову вниз и протянула детективу правую руку. На запястье, ближе к ладони, поблескивал маленький серебряный кругляш, вживленный прямо в кожу: чип-контакт. Стоун приложил к нему своё запястье, подключился к памяти девушки и скопировал всю её воспоминания за последние шесть часов, как и обещал…
******

Чувствительно-информационный преобразователь, или как его еще называли, ЧИП, впервые появился чуть меньше двадцати лет назад, и сразу приобрел неслыханную популярность.
По своей сути это был уникальный микрокомпьютер, который мог встраиваться в организм любого человека. Он становился частью нервной системы, и использовал в своей работе ресурсы мозга, никогда ранее не задействованные. Скорость такого компьютера была поистине громадной, и позволяла обрабатывать огромные информационные потоки. Вместе с этим значительно расширялись возможности памяти.
Для сравнения, раньше человек изучал книги, пытаясь запомнить самую суть, и при этом формировалась нейронная связь между клетками мозга. Он усваивал информацию и развивался. ЧИП сделал рывок вперёд: он просто записывал в практически бесконечное хранилище всё, что человек видел, слышал и чувствовал. Словно на магнитную ленту или диск. И в любой момент к этой записи можно было вернуться, лишь отдав компьютеру правильную команду. Только одно свойство нового организма было сомнительным, являлось и плюсом и минусом одновременно: информация записывалась и никогда не стиралась.
Разумеется, конструкция предполагала источник энергии для работы. Рассматривались всяческие варианты, вплоть до микроскопических атомных генераторов, которые могли функционировать десятилетиями. Но решение нашлось намного более изящное и простое. Однажды был изобретён прибор, позволявший получать энергию из химической реакции расщепления глюкозы. Количества этой энергии было достаточным для работы микрокомпьютера, а для человека такие потери не оказывались заметными. И оптимальным местом для внедрения и генератора, и компьютера оказалось пространство между оболочками головного мозга.
Но любой компьютер нуждается в связи с внешним миром. Круглый блестящий участок искусственной кожи, чаще всего на запястье - служил для непосредственной связи ЧИПа с другими устройствами и людьми. Провода в теле были не нужны - их функцию прекрасно выполняли нервные пути человека.
Однако, для некоторых людей такое благо, как ЧИП, могло оказаться и вредом. Любое противоправное действие, любой проступок становился легко доказуемым. И именно поэтому устанавливать электронику себе в голову хотели далеко не все. Конечно, без согласия владельца никто не может влезть в его память, но даже сама возможность пострадать от технологий была поводом отказаться.
Со временем люди постепенно привыкали к таким устройствам, как в своё время свыклись с мобильными телефонами, и число ЧИПованных граждан увеличивалось. Качество образования пошло вверх, снизился уровень преступности. Со временем стало возможным использовать не только личный опыт увиденного, но и специально подготовленные знания, которые закачивались в память без нудного пролистывания целой кипы специализированной литературы. Стало возможным сохранять в памяти электронные книги, фильмы, которые можно было смотреть и читать для удовольствия в свободное время. Например, во время поездки на метро.
Но прогресс не стоял на месте. Появилось следующее поколение ЧИП: более мощные, более компактные, и разумеется, более дорогие модели. Они позволяли с помощью встроенного приемники воспринимать сигналы эфирного телевидения, слушать новости и читать прессу, тиражы которой выходили теперь только в электронном виде. Отпала необходимость искать информацию, она всегда была под рукой.
И, наконец, в последние полгода начали появляться анонсы третьего поколения. В него будет включаться не только приемник, но и передатчик. Перспектива была радужной и многообещающей: отпадала необходимость внешних устройств связи: телефонов, компьютеров, почты. Сетевые ресурсы будут использоваться лишь как хранилища информации, антенны и ретрансляторы - в качестве усилителей сигнала. Всё остальное возьмет на себя самый мощный компьютер в мире - человеческий мозг.

******
Стоун возвращался домой на метро. Он не имел своей машины, предпочитая общественный транспорт. Отчасти он не испытывал потребности в личном автомобиле, до любого места можно было добраться на такси, поездки оплачивались управлением. А другой причиной была его любовь находиться среди людей. Он часто подолгу сидел в вагоне, прикрыв глаза, и наблюдая из-под опущенных ресниц за другими людьми. Они наверняка думали, что он подключился к какому-нибудь каналу ЧИПа и просто выпал из реальности.
Так и сейчас, вагон был полупустой, лишь в противоположном конце сидело несколько людей. Все с закрытыми глазами, будто спят. Но бегающие под веками глаза говорили об обратном. Если не знать, что они смотрят трансляцию, можно было подумать, что эти люди находятся в быстрой фазе сна и видят картины, рождаемые подсознанием.
Детектив устало прикрыл глаза. Но не для развлечения, ему нужно было поработать над полученными от девушки воспоминаниями. Дело его заинтересовало, главным образом тем, что убийства в последние годы практически не встречались, только по случайности. Но здесь и не пахло непреднамеренностью. Конечно, девчонка была в состоянии потрясения, но ЧИП должен был записать всё в малейших деталях.
Он вызвал в памяти полученный фрагмент воспоминаний. начал просматривать с самого дальнего конца, как кинопленку. Ничем не примечательная работа дежурной по прачечной. Время приближается к десяти часам вечера, редкие клиенты еще заходят, но ничего подозрительного. Вот уже после полуночи запоздалая посетительница выставляет на трех соседних машинках самый долгий режим стирки, на несколько часов, загружает в них поровну большую корзину белья. Возможно, это служащая какой-нибудь близко расположенной гостиницы, отправит грязные постельные принадлежности в работу, а утром перед сменой хочет забрать.
Дальше события были еще более скучными. Следующие часы Стоун просто перемотал в ускоренном режиме, никаких подозрительных действий, посетителей и событий.
За час до случившихся событий он вернул воспроизведению обычную скорость, принялся смотреть внимательнее. Девушка просто сидит, взгляд её направлен в одну точку. Кто знает, возможно она о чем-то задумалась, ЧИП такие вещи не фиксирует. Внимание её привлек скрип двери. Она медленно, будто просыпаясь ото сна, поднимает глаза, и не успевают они сфокусироваться, как Стоун видит летящий в лицо кулак. Нападавшего рассмотреть не удается, и запись ненадолго прерывается.
Через несколько минут она приходит в себя. Она лежит на полу, уставившись в потолок. Звуки доносятся как сквозь плотную пелену, взгляд фокусируется не сразу. Она поворачивает голову и видит рядом с собой лежащего на животе мужчину, в расползающейся луже крови. Он уже не дышит, но пальцы еще судорожно сгибаются в агонии.
Рядом лежит нож, с коротким лезвием и деревянной рукояткой. Вязкие капли, смазанные пальцами, окрашивают его в неприятный багряный цвет.
Она поднимается на ноги, пошатываясь идёт вглубь прачечной. Скорее всего, соображает плохо, взгляд плавает по стенам и, наконец, упирается в телефон. Секунду спустя она дрожащими пальцами набирает номер спасения. Только произносит: «помогите», и трубка выпадает у неё из рук.
Девушка опускается на одинокий стул, и сидит так, без движения, стараясь не смотреть на неподвижное тело в центре зала.
Через несколько минут дверь открывается, входят двое патрульных, которых Стоун уже видел сегодня. Один остается возле входа, второй же, опустив одну руку на кобуру на поясе, поднимает другую перед собой, показывая девушке пустую ладонь, и начинает к ней приближаться.
«Спокойно, мэм. Держите руки так, чтобы я их видел.»
До девушки доносится голос из рации полицейского. Слова малопонятны, но ясно: детектива и криминалистов вызвали, скоро будут.
И действительно, через несколько минут на подъехавшем такси появился еще один человек. Худощавый, жилистый, с прямым носом и пронзительным взглядом. Он входит, перекидывается парой фраз с патрульным, потом направляется к девушке.
«Мэм, вы меня слышите? Меня зовут Сэм Стоун, я детектив. Мы можете сказать, что произошло?»
Чуть позже запись заканчивается, это всё, что он скопировал из памяти девушки. Стоун выходит из опустевшего вагона метро, до дома остается всего ничего. В голове после просмотра возникла какая-то гудящая пустота, думать о чем-то в такое позднее время не хотелось. Дома он снял ботинки, плащ, и не раздеваясь, улегся на диван.
- Завтра, - пробормотал он сам себе. - Всё буду делать завтра.

***продолжение_следует***


Опубликовано:29.02.2016 17:47
Просмотров:1194
Рейтинг:0
Комментариев:0
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы