Редактор

IRIHA

Редактор

в чьи-то объятья можно попасть случайно - застрять на века

Ирина Курамшина


На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
23 февраля 2024 г.

Когда на свет появляется истинный гений, то узнать его можно хотя бы потому, что все тупоголовые объединяются в борьбе против него

(Джонатан Свифт)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото   Хоккура

Сортировка по рубрикам: 


К списку произведений автора

Проза

из цикла "Что было, то было"

Командировка на край света (VII)

– Ничего не планируй на завтрашний вечер. – Загадочно произнес сотрапезник за ужином. – Тебя ждет сюрприз.
Как не пыталась Лариса вытянуть из Йоргена хотя бы крупицу тайны, друг оставался непоколебимым в решении сохранить секрет, лишь отшучивался:
– Девушка не любит сюрпризы? Ай-я-яй...

Весь следующий день прошел в ожидании, мысли Ларисы крутились только вокруг предстоящего вечера, и студенты недоуменно взирали на преподавательницу, ставшую рассеянной и не в меру задумчивой.
Всполошился и господин Джу:
– Госпожа Васильева, здоровы ли вы? Не сократить ли лекции? Не вызвать ли врача в отель? – сыпались в перерывах между занятиями бесконечные вопросы.
Лариса, как могла, успокаивала заботливого опекуна, старалась улыбаться, но снова забывалась и застывала, словно вкопанная, витая мыслями где-то далеко-далеко. Видимо, господин Джу все-таки не удержался и сообщил о странном поведении русской преподавательницы – ректор тактично распорядился закончить урок под предлогом срочного мероприятия, на котором требуется присутствие студентов госпожи Васильевой.

Неожиданно выдавшееся свободное время Лариса посвятила океану. Она бесцельно бродила по берегу, подбирала ракушки, камни и подолгу их рассматривала. Заходила в воду по колено и стояла в океанической пене, устремив взор на горизонт. А потом с разбегу ныряла, с наслаждением ощущая единение с желеобразной океанической стихией. Такое случалось каждый раз, когда она плавала в океане. Насыщенный всевозможной живностью, он казался женщине материнской плацентой – родной, питательной и дающей силы. Силы, которой как раз сегодня требовалось много и в срочном порядке.

Около своего коттеджа Лариса встретила знакомого старикана.
– Лара, дорогая, – затараторил англичанин, запросто, можно сказать, по-домашнему обращаясь к Васильевой. – А я как раз к вам. Мне хозяин отеля сообщил, что вы прихворнули. Вот, травки всякие принес, отвары личного приготовления. Все экологически чисто и безвредно.
Дед, по белой шевелюре которого только и можно было догадаться об истинном возрасте, тревожно осматривал Ларису.
– Да все у меня в порядке. Не волнуйтесь. Устала, видимо, немного. Или от путешествия в «Серенгети» никак не отойду. Я, смотрю, разведка у вас тут не дремлет? – развеселилась женщина.

Старикан ей понравился с первой встречи. Подтянутый, стройный, сухопарый англичанин разительно отличался от постояльцев отеля. С маленькой острой бородкой, и живыми лучистыми голубыми глазами, одетый не по-европейски, на манер местного населения, дед сначала показался Ларисе одним из служащих «Амани Бич». Он сам подошел познакомиться, представился. Оказалось, что живет он в постояльцах уже не один десяток лет, еще с колониальных времен, отказавшись от возвращения домой, в Манчестер, после окончания контракта. Семья уехала, а дед остался. И еще ни разу об этом не пожалел.
– Как же так? Вы – здесь, семья – в Англии. Но почему? Что вас заставило отказаться от родины? – недоуменно вопрошала Васильева.
– Африка, и в частности Танзания, стали для меня второй родиной. А что заставило?.. Вот вы – вы впервые на этом континенте. Я вижу, вижу, можете мне даже не говорить ничего. Я уже несколько дней наблюдаю за вами, и, поверьте, отличить новенького, кого Африка сумела покорить, умею. Вас она покорила – однозначно.
– ??
– А разве нет? Да на вас стоит только взглянуть, когда вы гуляете у океана или совершаете пробежки по утрам, или мечтаете в саду…
В дальнейшем они множество раз возвращались к теме «почему». Старик всегда оказывался прав. Примитивная жизненная философия не оставляла сомнений – Африка стала ему родным домом. Благодаря новому знакомому Лариса поняла и свои собственные ощущения, смогла дать объяснение тому, что никак не укладывалось в голове. Непередаваемое сочетание первобытных чувств и современных знаний оказалось цепочкой, звенья которой каждый день прибавлялись и прибавлялись. Чем больше Васильева узнавала Африку, тем больше понимала связь человека с окружающим миром. Именно здесь становилось очевидным то, что в городе забывается напрочь: мы все – малая, но неотделимая часть природы. И, нарушая эту связь, мы теряем себя, как частицу мира. Именно из-за своих новых ощущений Лариса дорожила дружбой со стариком.

– Я слышал, вы читали лекцию на русском корабле. И что, матросы увлекаются мировой экономикой? – ехидно спросил дед, устраиваясь в кресле на террасе, закинув ногу на ногу и подперев кулаком подбородок.
– Если бы не ваш английский, вы бы были точной копией вождя нашей революции. Не хватает только одного слова – батенька. – Рассмеялась Лариса.
– Батенька? А перевод?
Ларисе пришлось долго рассказывать несведущему англичанину о русских царях, о революции, о Ленине и других вождях пролетариата. Все ему было в диковинку, все он воспринимал очень живо и увлеченно, задавая множество вопросов.

А поездка на российский корабль, между прочим, оказалась очень увлекательной. И офицеры, и матросы приняли активное участие в обсуждении темы лекции. А потом пошли просто обычные разговоры. «Голодные» по новостям моряки расспрашивали Васильеву обо всем подряд, делились своими впечатлениями об Африке. Лариса незаметно подвела их к беседе о том, о чем много раз говорила со стариком англичанином – о первобытности Африки, о сохранении именно на этом континенте генетически заложенной силе и выносливости людей. Матросы расшумелись, кто-то даже возмутился, обиженный за былинных русских богатырей. И тут один из присутствовавших работников посольства России в Танзании предложил:
– А давайте устроим эксперимент? Рядом грузится судно из Кении, там по трапу непрерывным потоком снуют их матросы с мешками на плечах. Есть добровольцы влиться в этот поток? А я попробую договориться.
Капитан кенийского сухогруза долго не мог взять в толк, зачем русским матросам понадобилось таскать тяжеленную ношу, причем совершенно бесплатно. А когда понял, даже потер руки от удовольствия – предстоящее зрелище обещало быть забавным. Не удивлюсь, если в тот день кто-то из кенийцев сорвал банк в импровизированном тотализаторе. Ведь наши моряки сломались где-то на седьмой минуте. А горячим африканским парням хоть бы хны, бегают, словно муравьи, по трапу с много килограммовыми ношами – палящее солнце для них не помеха.

Первым сюрпризом на ужине стал роскошный букет из белых орхидей, возвышавшийся на их с Йоргеном столике и видимый издалека. Англичанки жеманно пожимали плечами и фыркали, украдкой поглядывая на цветы. Остальные гости отеля, казалось, не придавали событию никакого значения, но в зале стояла напряженная атмосфера ожидания. Сомневаться не приходилось, презент – дело рук дорого дружка. Лариса постаралась придать лицу безразличное выражение и гордо прошествовала на свое место. Следом тут же появился Йорген – довольный, радостный, с улыбкой, открывающей вид на все тридцать два белоснежных зуба.
– Ну, и что за представление ты устроил? – зашипела на него красная от смущения Лариса.
– Я? Какое представление? – совершенно искренне удивился датчанин, и тут его взгляд уткнулся в орхидеи. – О! От кого, сударыня, позвольте узнать, столь изящное великолепие?
Настал черед удивляться Васильевой. К счастью недолго. Подошедший старик англичанин разрешил все возникшие вопросы:
– Дорогая Лариса, я позволил себе публично поздравить вас с днем рождения. Не обижайтесь, пожалуйста.
– Но как, откуда стало известно?..
– Подумаешь, тайна! – хохотнул дед. – Особенно для меня. А вот вашему соседу об этом узнать именно сегодня не помешает.
Англичанин подмигнул Йоргену, как-то по-особому, значительно и торжественно, взглянул на него, галантно поцеловал руку имениннице и исчез также внезапно, как и появился.

– Жду тебя через час у главного входа в отель, справа будет стоять такси, садись в него, ничего не спрашивая. – Предупредил по окончании ужина датчанин.
Сказать, что слова Йоргена застали Васильеву врасплох – не сказать ничего. В ее душе началась самая настоящая паника. Умом понимая, что нечто подобное стоило ожидать, сердцем Лариса чувствовала – наступил тот самый момент. Быть или не быть – решение принимать только ей, ей одной.
Ровно через час она открыла дверцу такси.


Опубликовано:25.01.2011 00:08
Просмотров:3258
Рейтинг..:15     Посмотреть
Комментариев:0
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Объявления
Приветы