Вагант

Nika

Вагант

Nika



Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
7 декабря 2019 г.

Cчастье исключает старость. Кто сохраняет способность видеть прекрасное, тот не стареет

(Франц Кафка)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

Сортировка по рубрикам: 


К списку произведений автора

Проза

Памяти новогоднего холодца...

Броня была колдуньей. Колдовала она в семиметровой кухне хрущёвской пятиэтажки. Не то чтобы семейство её сына из четырёх человек постоянно было голодно, просто Броне нравилось сотворять что-нибудь эдакое, никем доселе не творимое. Броня извлекала из холодильника банки, коробки, пакеты, смешивала их содержимое, досыпала, доливала, нарезала - и жарила на сковородке. Или ставила в духовку. А иногда тушила в утятнице. И в доме воцарялся запах.
А потом это жареное или печёное перекочёвывало на стол. Тогда на запах сбегались к столу взрослые и дети, жевали, мычали от удовольствия, закатывая глаза, качали головами и причмокивали.
Броня за стол не садилась. Она стояла рядом, скрестив руки на груди - невысокая, полноватая, в синей шерстяной кофте и тёмной юбке до колен, простых чулках "в резинку", бархатных тапках и переднике. Смущаясь от похвал, поправляла перламутровую заколку на седых волосах, улыбалась и уносила со стола опустевшую посуду.

К чаю Броня подавала пироги: песочный с фруктами, разрешеченный румяными полосками теста, или яично-жёлтый бисквит, посыпанный разноцветным просом, или дрожжевой с маком, или пышный наполеон с заварным кремом, пахнущим ванилином и шоколадным ликёром, или...

Дважды в неделю Броня ходила на рынок. Продавщицы в молочном ряду, поддев деревянной лопаткой тонкие пласты домашнего творога, протягивали их Броне на пробу. Она снимала с лопатки влажный пористый кусочек, нюхала его и, положив в рот, размазывала языком по нёбу, одобрительно кивая:
- Сегодня неплохой получился, правда, кислит немного, - и переходила к следующей лопатке. - А этот суховат, такой для сырников годится, ну а мне просто на завтрак нужен, чтобы со сметаной.
Сметану, густую, с кремовым оттенком, Броне наливали ложкой на тыльную сторону ладони. Она слизывала эти большие капли и, отыскав подходящий вкус, ставила перед продавщицей литровую банку. Сметана лилась в банку широкой лентой, и молочница, покачивая бидоном, укладывала один слой ленты на другой.

В висящие на крюках красные мясные шматы Броня тыкала длиннозубой вилкой, рассматривала со всех сторон, и когда выбранный кусок шлёпался на прилавок, придирчиво поводила носом.
Кур Броня покупала у старого еврея-резника. Кашрут она не соблюдала, но считала, что резать кур, тем не менее, нужно по определённым правилам. Бронины куры были огромными и белокожими. Согнутыми ляжками и прижатыми к тушке крыльями они напоминали младенцев. Курицу резник заворачивал в белую бумагу - газет Броня не признавала.
Всё купленное она складывала в две большие сумки, которые именовала кошёлками, и везла автобусом до самого дома. Помочь Броне было некому, и она тащила тяжёлые кошёлки, часто останавливаясь и ставя их на землю. Отменить походы на рынок или хотя бы уменьшить количество покупок Броня не соглашалась. План колдовства продумывался заранее, и она ни за что не хотела его менять - ни качественно, ни количественно.

В Брониной стряпне были блюда, которыми она особенно гордилась. Одним из них, непревзойдённым, по всеобщему признанию, стал куриный холодец. Он выходил у Брони прозрачным, тонко пахнущим чесноком и лавровым листом, с большим количеством мяса. Холодец был крепким от множества сваренных в бульоне ножек, но нежным на вкус. Куриный бульон Броня варила несколько часов, уваривая жидкость наполовину. К концу варки мясо само отваливалось от костей. Броня нарезала его и раскладывала на огромном глубоком блюде. И вот тут в святая святых - кухню - допускались внуки. Им разрешалось прикоснуться к таинству колдовства, а именно - заняться обгладыванием костей. Мясистые лапы, крылья и хрящики делились поровну, и уже через несколько минут на отдельной тарелке покоился вываренный добела и расчленённый куриный скелет.

Скелет не представлял собой никакой ценности, его, как правило, выбрасывали, пока однажды школьная учительница биологии не дала Брониному внуку задание: сделать зоологическое учебное пособие.
Для максимальной наглядности пособия в этот раз купленная курица была особенно крупной, количество варёного мяса значительно превысило холодечную потребность, а посему оно пало жертвой Брониного колдовства в виде мясного паштета. Кости же, тщательно обглоданные и высушенные, Броня пронумеровала и, согласно нумерации, пришила к куску плотного картона.
Наглядное пособие "Скелет домашней птицы", завоевав первое место на школьной выставке, навечно осталось экспонатом в кабинете биологии, пережив и биологичку, и саму Броню.

В праздники Броня умудрялалась наколдовать столько, что стол казался накрытым скатертью-самобранкой. Любимым праздником был у Брони новый год.
Новогодняя суета начиналась обычно за пару дней до. Меню, составленное Броней, утверждённое и дополненное на домашнем совете, учитывало восьмерых взрослых и четверых разновозрастных детей. Традиционные салат оливье, винегрет и селёдку под шубой Броня вычеркнула из своего списка, оставив за собой, не считая пары-тройки паштетов, лишь форшмак, жаркое, наполеон и, разумеется, холодец.
Но пришедшую на рынок утром двадцать девятого декабря Броню ждал удар: резник заболел. Металлическую дверь его лавки охранял суровый амбарный замок с прилепленным к нему пластилином тетрадным листком: " Граждане! За курями ходите до Васи". До Васи Броня не пошла, а пошла прямо к администратору рынка, выклянчила у него адрес резника и уже через час стояла перед низкой калиткой резникового дома. Резник ничуть не удивился Броне, отвёл её в курятник и сипло предложил:
- От, мадам Броня, вибирайте, какая на вас смотрит!

Пока резник подвергал курицу подобающему обряду, Броня чаёвничала с его женой, нахваливая айвовое варенье, и купила у неё пару десятков свежеснесённых яиц. Домой она вернулась около полудня и только часам к восьми, покончив с домашними делами и бормоча одной ей понятные заклинания, принялась творить.
К полуночи готовый, пока ещё жидкий, холодец на неизменном блюде был водружён на верхнюю полку холодильника и оставлен там до той поры, когда сделается украшением новогоднего стола. На сей раз, ожидая, пока остынет бульон, Броня накроила оранжево-морковных звёздочек, кружочков и треугольников и симметрично разложила их на блюде вместе с кусочками мяса и несколькими веточками петрушки. Залитое прозрачным бульоном, это походило на картинку в калейдоскопе.

Новогодняя трапеза началась интенсивным поглощением холодных закусок. Все расселись за уставленным многочисленными салатницами и прочими тарелками столом, Броня расчистила значительную площадь в его середине и отправилась на кухню за холодцом. Она торжественно внесла блюдо в комнату и в паре шагов от стола повернула его, поставив вертикально, к замершей от восторга компании. Компания дружно ахнула. "Бронечка, постойте так, это ж произведение искусства, такое обязательно нужно запечатлеть, щас-щас, свету мало, включите свет, воот, хорошо, Броня, улыбочку, ещё разочек, что вы все так кричите?.."
Как-то сразу отлипнув от краёв, холодечное великолепие разноцветной медузой соскользнуло с блюда и смачно плюхнулось на паркет, разлетевшись по нему множеством осколков, в каждом из которых, будто только того и ожидая, немедленно вспыхнули мерцающие красно-зелёно-жёлтые огни ёлочной гирлянды...

В семейном альбоме, рядом с фотографией учебного пособия по зоологии - фото, датированное 31 декабря 1975 года. На фото - Броня с совсем ещё целым, но уже начавшим своё смертельное скольжение холодцом.


Опубликовано:30.12.2012 02:37
Просмотров:2309
Рейтинг..:65     Посмотреть
Комментариев:3
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

 30.12.2012 10:00   Nord  
Умело заделано!
Я прозу редко чью до конца осиливаю.
Твою и Макса - всегда!:)
 30.12.2012 10:28   Nika  Спасибо, Арсений!
Честно говоря, хотелось бы писАть лучше. Я, правда, достаточно долго занимаюсь "чисткой" своих текстов. Заменяю, вычёркиваю слова, иногда даже целые абзацы убираю. И всё равно, когда перечитываю через какое-то время, нахожу косяки... Но я учусь.
Твою прозу всегда читаю с удовольствием и завистью.;)

 30.12.2012 14:56   natasha  
Хорошая зарисовка, да. Чувствуется работа над текстом, серьёзная. О другом: почитаешь порой взаимные комменты и затошнит.( Друзья, вы же публично разговариваете.
 30.12.2012 15:04   Nord  Во, блин!))
Привыкли, что Норд грубый до непристойности, дык, тем его похвала дороже!))
Наташа, а я тебе хотел в симпатиях прызнацца...
Не судьба, видать. Если только на ушко...:)
 30.12.2012 17:55   Nika  Спасибо, Наташа, что прочли.
Я, честно говоря, не поняла, что именно в нашем с Арсением диалоге вызвало тошноту?
 30.12.2012 18:42   Nord  Это, Ир, потому так, что на Реше не принято свое одобрение высказывать!:)
Только критические замечания.
Типа:
- Я вам, Владимир Ильич, щас всю правду в глаза скажу! Как бы тяжела она для вас ни была!
- Большевики, Феликс Эдмундович, пгавды не боятся... Говогите, батенька! Вгежте, как на духу!
- Отдыхаете мало, Владимир Ильич! Себя не бережете! Партия решительно осуждает ваше нежелание отдохнуть! Ибо! Здоровье ваше принадлежит революции!
:)
 30.12.2012 19:00   natasha  Ну, что ж тут непонятного, из вашего диалога получается, что моя, например, проза полное гуно. А вы оба, да еще и с Максиком - чудные и славные. Неужели непонятно? Не верю.:)
 30.12.2012 19:05   Nord  Наташа!
Я высказал свое мнение, не более того. Я, например, Льва Толстого читать терпеть не умею. Но никогда бы не позволил себе назвать его прозу тем самым словом...:)
Что поделаешь, у каждого из нас свой скелет в шкафу...:)
 30.12.2012 19:33   natasha  Да, я не в претензии, пусть и гуно, черт с ней, с прозой, я об обычной этике. Ну, вот ты громко говоришь в компании: Ира, у тебя здесь у одной красивые, некривые ноги. А Ира отвечает: а уж твоим то я просто завидую. И... остальные тётьки и, даже, дядьки чуйствуют себя херово. Ну, вот, как то так.:)
 30.12.2012 19:40   Nord  Кстати, об этике...:)
Стихи я тоже далеко не все до середины дочитываю...
Твои - всегда, Наташа! И не до середины, а до самого финала!:)
 30.12.2012 23:23   ole  Наташа, скажи дяде спасибо)
 30.12.2012 23:28   Nord  И Ваши, Оля! До самого конца...:)
 30.12.2012 23:33   ole  да я-то как раз пережила бы легко)
 30.12.2012 23:45   Nord  В Чили, в Патагонии есть озеро Белое. Мы там динозавра искали... Ни черта не нашли, но было ощущение, что истина где-то рядом.
Особенно тогда, когда на глубине в метров 20 мерещились тени. Бесформенные, мимолетные, но какие-то материальные шибко...
Это я к тому, что от хороших стихов исходит нечто похожее. Волна ощутимая... Объяснить нельзя, но прошибает...
И заставляет возвращаться. Чтобы опять ничего не объяснить.
 31.12.2012 00:03   natasha  А то. И скажу. :) С Наступаюшим, Оленька. Удачи!)
 31.12.2012 00:22   ole  С наступающим, Наташ)
Счастья тебе :)
 31.12.2012 00:01   natasha  Спасибо, дядька (повинуюсь Оле) Арсений! С Наступающим! Удачи!)
 31.12.2012 00:05   Nord  Бог с тобой, Наташа!:)
Удача будет...
 31.12.2012 00:08   natasha  Арсений, а "Цирцею" прочел? Как тебе?
 31.12.2012 00:23   Nord  Концовка понравилась... А начало - нафталинное!:)

 30.12.2012 23:26   ole  
Хороший рассказ. Сочный такой :)

Не знаю еще, чего, но мне в нём недостаёт - то ли характеров, то ли нерва.

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы