Вагант

Troyantzewa

Вагант

Пространство Счастья Времени Любви




Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
12 декабря 2018 г.

Люди привыкают практически ко всему. Полагаю, это главный закон нашей жизни. И, конечно же, главный кошмар

(Стивен Кинг)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

Сортировка по рубрикам: 


К списку произведений автора

Публицистика

из цикла "ЖИЛ ДА БЫЛ ОДИН ПОЭТ"

Поэзия Сергея Берегова

«Ёжик - жожик
Ёжик - вжик
Иглокожиковый
Ржик»

Стихи Сергея Берегова – свободный мир, созданный воображением талантливого ребенка. Ребенок стал взрослым и его свобода повзрослела вместе с ним. Взрослый ребенок так же безудержно добр и трогателен, так же уязвим для бессмысленного зла. Внешний мир все время спрашивает со взрослого так же, как спрашивал с ребенка, ни на минуту не оставляя в покое. Внутренний мир безмятежно молчит до поры, а потом вдруг выпускает, защищаясь, иголки и на миг превращается в ежика. Этот миг отражается в памяти внешнего мира и взрослого оставляют в покое.
Ежиные иголки поэта Берегова – его язык. Каждый стих вызывает внутри читателя ответный отклик – как ребенок сразу же откликается на порыв незнакомого сверстника – давай играть! – Давай! – из казалось бы навсегда утраченной детской памяти откликается сердце читателя. А накопленный опыт взрослого разочарования удрученно спрашивает: а – как? И признается смущенно: я не умею…
Внутри стиха Сергей - ребенок встречается с Сергеем - взрослым. Взрослый испытующе смотрит и задает стандартно глупые вопросы или взывает: остепенись! Ребенок собирает всю силу воли в кулак и идет к себе домой. Потому, что он этот дом сохранил.
Синяя шпала
Домой шла.
Было темно.
Лесные звери
Сидели по норам
А полевые -
Рылись в деревьях
А шпала, синея,
Домой шла.
Заметила шпалу змея
И попросилась замуж
Но шпала не пошла.
Шпала домой шла.

Почему – шпала? Рельсы скрепляет. Поперек пути лежит. Потому что путь не ею проложен, не ею задуман, но путь есть, от рождения ребенок знает: вот он, путь. А когда повзрослеет – оказывается: а был ли путь? Может, пути-то и не было… А шпала – была. И есть. И будет. Потому что должен же кто-то удерживать саму возможность пути…
А синяя – почему? «Цвет небесный, синий цвет…»
И есть дом. И туда хочется зайти. Дом олицетворяет надежду. И зайти туда хочет любой, потому что любой – голоден и хочет тепла. Но оказывается, что обитатель дома тоже голоден и тоже хочет тепла. Он так много отдает тепла, так щедро делится запасами духовной пищи, что порой остро ощущает холод и голод. Случайный голодный ребенок заходит на огонек, видит голодную кошку и не испытывает ничего, кроме внезапного раздраженного гнева. Поскольку уверен – его голод обязаны утолить, а он сам никому и ничем не обязан.
все на дачах
город пуст улицы обметены пылью
вдалеке дымит одиноко маленький дом
двери прикрыты неплотно
и наташа прибежала смотреть кто есть там
а там никого нет
скрипят сами по себе половицы
и от ветра шебуршит соломенная крыша
и кошка машка моет лапами нос
и просит молока
дай, говорит, поесть мне чего-нибудь, наташка,
и молока
наташа пожала плечами, сказала кошке:
да пошла ты, самой нечего жрать.
и ушла.
Этот стих пронзителен невероятно. Дети и кошки вызывают безотчетное чувство нежности и сострадания. И каждый из нас, если не в реальности, то понаслышке, но очень убедительно, от родителей, от дедушек и бабушек, хорошо знает, что такое – голод. И поначалу трудно воспринять этот текст в метафизическом смысле, так моментально отзывается в подсознание загнанная «физика»… Но в том-то и беда, что сейчас даже детки из детского дома хорошо и калорийно накормлены. А душевный голод достигает таких невыносимых масштабов, что – сводит с ума.

Поэт задумывается – если мир нормален, то сумасшедший – я. К счастью, ребенок не мыслит себя вне мироздания, будучи надежно отгорожен от внешнего мира. Мироздание ребенка – тот мир внутри него, в котором ему хорошо. А ежику уже почти хорошо в лесу, влесенашем. Вот только ребенка там называют «даун».

в этом лесу все ёжики были сумасшедшими они разрушали цели просто сидели смотрели в небо и пели - ююю
заразиться просто увидишь сумасшедшего ёжика - плям и ты такой же
никто не смотрел на них а они мечтали исправиться потому что если сто несумасшедших посмотрит на сумасшедшего ёжика он становится почти нормальным бегали и заглядывались в глазки всем но видели лишь сожмуренности сожмуренности
пришёл дровосека и сказал - всех ёжиков порубить на хрен и проблемы нет
сумасшедшие ёжики собрались в стайку и тихо запели прощальное - юююююю
да что там врать короче порубали их всех
но одного сумасшедшего ежонка спас местный тихий даун он спрятал его за пазухой
тихим даунам разрешено быть хотя у них и не бывает целей но один тихий даун не может разрушить хорошую целей цепь
сумасшедший ёжик вместе с тихим дауном составили симбиоз и теперь они незримо для всех перерабатывают цепь целей в целительное снадобье от золотухи которое пользуется огромным спросом в лесенашем чо дальше не знаю пиши сам

А внешний мир, почти сплошь состоящий из настоящих сумасшедших, вечно кричащих о своей нормальности, все ставит и ставит цели, которые превращаются в цепь и все безысходней опутывают тех, кто вечно виноват и вечно мечтает исправиться. Социальное помешательство изувеченных детишек на почве собственной вины и постоянные поиски виноватого… «но один тихий даун не может разрушить хорошую целей цепь». И совсем освободиться от общества, как учил нас Карл Маркс, не получится, –
входить в ипостась ежика придется постоянно, но если это воспринимать, как игру – то лучше всех играть умеет ребенок.

И взрослый ребенок начинает воссоздавать то ощущение мироздания, которым он был награжден с рождения. Там есть солнце. Там есть океан. Там деревья не растут сами по себе, их высиживают рыбы. Деревья обретают «величье совершенной жизни» и шум их пышных крон – самые главные слова, которые может расслышать и ребенок, и взрослый. А корни пьют жизнь в самом ее существе.

рыбы - матери деревьев
рыбы - кто бы мог подумать -
обитают на деревьях
их высиживая гуртом
или бором чтоб не блея
на манер овец и мышек
были рыбьи дети немы
и корнями пили воду
из морей
озёр и речек
по своим древесным жилам
пропускали биллионы
рыбьих икр и жабьих тоже
наполняя кислородом их иссушенные жабры
штобы жили жили штобы
и листву на свет рожали
и ловили бы фотоны
протоплазм и прочих гадов
чтобы свет сгущал бы воду
и земля тверда б стояла

Что может быть прекраснее жизни? Риторический вопрос, банальный вопрос, невыносимый в своей безответности для преобладающего большинства взрослых. Потому что взрослые все время хотят войны. Потому что им кажется, что война спишет все экзистенциальные вопросы и сама по себе даст утвердительный ответ: жизнь прекрасна. А – тебе, или кому-то еще – не важно. Главное, от тебя ничего не требуется, кроме выполнения приказа.
Вот тут взрослый готов отречься от себя-ребенка. Потому что с детства усвоил: солдат – звучит гордо. Потому что тоже с увлечением играл «в войну». И видел тысячу фильмов, и слышал тысячу песен, и выучил тысячу стихов. И вся история – за тебя. И только ребенок – против. Потому что любовь и война исключают друг друга. А ребенок рожден для того, чтобы любить.

нынче времени нет для страха
пошила мне мамочка белую рубаху
сказала
иди-ка сынок на войну

и я пошёл на войну

таких как я по стране посмотреть
тысячи тыщ дураков сорокалетних
ждём войны как небесной манны
раздолбать бы всё поскорей к е**ням

и здобрым утром
создобным хлебцем
чашечку кофе милой в постель подать

на милая
вот тебе чашечка кофе
потчуйся потчуйся потчуй
ся

по-чёрному если
то вот я бы такое сказал
послезавтра - война

и началась бы война послезавтра

оооооооооо

семь миллиардов человеческих организмов
оснащённых мозгами и помыслами
вооружившись на войну бы вышли
и я бы вышел один на них


ооооооооооооооооо

потянул бы такое христос? - я подумал

семь миллиардов раз быть разодранным в клочья?

нет, и он бы не потянул
и я бы не потянул
я бы сдох
и семь миллиардов без одного счастливчика человек
не взяли бы на себя грех моего убийства
а впрочем война не содержит греха
война священна
пошла она на


«И семь миллиардов без одного счастливчика человек не взяли бы на себя грех моего убийства» – говорит ребенок. И взрослый крепко сжимает его ладошку.

Сергей - на сайте:http://stihi.ru/avtor/zaevs


Опубликовано:05.02.2015 13:01
Просмотров:2460
Рейтинг:0
Комментариев:0
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Объявления
Приветы