Магистр

vadimkabanya

Магистр

вадим Банников



Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
4 августа 2020 г.

Стих не есть созданье поэта, он даже, если хотите, не принадлежит поэту

(Иннокентий Анненский)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото   Хоккура


К списку произведений автора

Проза

разговор 8

Я:
Дух! Дух! Снежок! Снежок! Ау!
Друг! Друг! Ай-ай!

Ты:
Пришла я к психу.
Поосторожней надо с этим быть,
А то он выкинет меня в окно: за душу.
Аюн! Аэд! Не более чем псих.
Не подходи ко мне! дурак. Потеря!
Потерянный для общества. Тебя
Заждались в Кащенко! Беги сдаваться!

Я:
А-ха-ха-ха! Привет-привет! Душа!
Ты всё ещё душа? Привет-привет!
Сказать тебе, кем был я в… как-то там.
Сейчас, придумаю: я зверем был, я выл.
Теперь я плачу: человеком стал я.
Не ум, а плач определяет нас.
Животные не думают мудрее.
Уже лет двух: глубокий, смелый ум,
Готовый созерцать и рвать на части.
А люди: плачущая тварь. И не готова
Жить. Прилипла к краю: не оторвать.
Как там: средь тонны платьев?

Ты:
Я не могу уж выбраться из них.
Мне с каждым часом тяжелее разгребать их.
Венчальная всё требуха, да поясов круги.
Да прочая, которая из ткани.
Я бы могла тебя изображать,
Кривляться б над тобою! Там бы месяцами
Смеясь над тем, как ты всклокочен тут.
Мне кажется, что ты нарочно взвинчен.
Но в чём причина этой наготы.
Не только тела, мысли и поступков,
Но так же собственно явленья твоего?
Явился, не одевшись, как актёр,
Хотя б в личину.

Я:
А я такой!
Не голубой я! просто я такой!
Душа моя! Я спать хочу с тобой!

Ты:
Не новость мне такие вот ответы.
А ты навеселе. Однако. Что же
Нам делать, да о чём на этот раз
Ты двинешь речь? аэд! Провидец! Гейне!

Я:
Не Гейне. Я не Гейне! Повторять
Тебе устал я! ты – дура. Что же есть любовь
Та самая, которую актёры
Так тщательно промыли на таганках?
Быть может: суета, со звуком ха?
Быть может: хуета… не знаю, что.
Бывает ли любовь, как творог.
Или песок? Или стена? иль просто: слово?
Любовь. Любовь. Ав! Ав! Дай ущипну.

Ты:
Я много психов видела всегда.
А разговаривать с психованным: двояко.
То только речью можно привести
Его в рассудок. То, как скажет что-то
В ответ: хоть падай, как от палки!
А этот – нулевой. Сплошная слепота. И из неё
Яснеет речь.

Я:
Ты что-то бурмучишь? Нашла, чем занимать,
Бездельница! Губы две. Дай мне рот!
Зачем же думать в слепоте моей
О слепоте, об облаке, о стенах.
Пергамент кожи, сочная губа. Не уходи!
Я только начал.

Ты:
Кончить
Ты можешь после. Говори ясней.
Развей мозги. Скажи, чего твой пах
Не скажет никогда. Достоин ли любви,
Которая в союзе с облаками,
Да с звёздами? Если только
С тоской глядишь на небо. Любишь ли меня?
Могу я быть с тобой лишь в расстояньи.
Я верю в чистую любовь богов и сил
Природных меж собою. Блюду я девственность,
Хоть я была с тобой.

Я:
И ты мне говоришь, что умер я
Для разума! Что безнадёжен я
К членораздельной речи. Что я слеп,
Чтобы в гляделки неба поглядеть.
Чтоб вдеть свой взгляд, как нитку, в облака.
И вышить в облаке кругами кружева.
И ты мне говоришь, что я никто
Пред расстоянием, что разделяет нас.
Что я пищу неясно что, как дрозд.
Что я б ни стоил вродибы тебя,
Да встречи наши дождались отставки.
Всё так, всё так. Но девственник ли я,
Когда меня ты речью поимела?

Ты:
Я мерю звёздами все думы о былом…
Мне будущее замерещилось, как всполох…
Неправда ли, я гениальна?

Я:
Да.

Ты:
Сухие волосы… сухие травы…
Сухие губы… сухие… как их там!
Ты любишь слушать то, что я люблю?
Люблю ли я? Сухие короба!
Вот-вот. Сухие короба! Я понимаю.
Приляг, приляг. Меня не подымай.

Я:
Нет. Эту дуру лучше беспокоить.
А то она сама себя убьёт.
Уж лучше я её потормошу слегка,
Ведь не убьёт.

Ты:
Ав! Ав! Сухарь! Сушняк!
Тебя убить не жалко. Поцелуй!

Я:
Но ты целуешь звёзды, а луна
Серьгой застряла рядом с головою.
И облака тебе заморосили лоб.
Ты любишь чувствовать закинутое в небо.
Не так? Не так? А как?

Ты:
Люблю вообще я чувства.
Когда б ты знал, что значит: вообще.
Я вообще люблю. Ты бездарь! Раб
Паскуды! Бедный на коленах!
Мигалка рта да пара резвых глаз!
Бесстыжий раб!

Я:
Раб. Раб. Рабочий человек.
Да. Я рабочий. Если есть безумье,
То для веселья. Пусть она шумит.
В конце концов: я ж не кусал её,
Чтоб сильно злилась. Мать всех задних мыслей!
Что за передником скрывается твоим?
Хочу сказать, что я хочу сказать.
Что впереди нас ждёт с такою речью?

Ты:
Ну наконец! Конец нас ждёт, конечно.
Речей всегда зимою мало и свечей.
Ты выпасся, ты выгнался, ты замер.
Ты более не тот, кем начал ты.
Что для тебя я? Более никто.
А ты всё пишешь. Гонишь. Бродишь. Мнёшь,
Чем подтирался ранее. Гудишь.
Нудак. На буку эм. Нет. Мудачаще!
Дай плюнуть мне в тебя, герой. Зенит!
Зенитушка! Моих коленок хрящ!

Я:
Как хорошо, что наше настроенье
Улучшилось. Кто тут у нас шумит?
Ау! Кроватка! Баиньки! пора!
Ложись, старушка! Корабельным матом
Хотел бы я согреть твои мозги.
Но ты сама себя я вижу, греешь.

Ты:
Вот что осталось от таких как ты?
Одни трусы, один носок.

Я:
Дырявый?

Ты:
Нет. Целый! Я его набила и
Как чучело забросила за угол.
Красиво, правда? всюду серый снег.

Я:
Да. Вот оранжевый. А вот сиреневый.
Откинулась заря сквозь яблонь снег.
Румянец жёлтый заболел туманом.
И вообще, стряслось всё новое. Я сам
Не знаю, что хочу сказать, но только знаю,
Что в тряпках облаков горячий шар.
Так резко светит он, бывает в дыры.
Так дрябло смотрится, когда ты болен сам.
Какой же ужас в небе! Вставший череп.
Куда мне выкинуть открытые глаза?
Поспи. Не бойся. Ты не навсегда.
А платье навсегда, а кости.
И хлопья больше навсегда
Рассыпанной трухи! И даже то,
Что не родится никогда,
Тебя яснее, сладкая моя!

Ты:
Я слышу речь двери.
Я слышу радио и самолёт.
Я слышу облако, крадущееся в лес.
Я слышу: шторы перепонок сами
Заходятся, как бы сирена.
Что ты сказал? На серых простынях
Легли лучи, и ты разговорился!
Когда бы ты кого-нибудь любил,
Ты б мучался, не говорил.
Ты любишь загонять кибитку дома
В простор. Ты гонишь, как всегда.
Неясно гонишь и копытишь речь.
Ты в круп всмотрелся!
Вся даль, как круп. Не замечаешь ты.
Аэд! Аэд! Одно непостоянство!

Я:
Любовь! Мой сахар! Карамель моя!
Я б пробовал брусничины с ладоней
Твоих. И брызгал б сок мне в рот!
Я б раздевал тебя в тенях у веток.
И пальцы б путались в корнях волос
И челюсти б держали. Ты дыши!
Быть может, я дыхание пойму
Полнее слов. Безумие моё!

Ты:
Не я пойму, а ты поймёшь.
Понять ли мне твои слова? Как хочешь?

Я:
Хочу, чтоб замолчала ты.
Иди, подумай.


Опубликовано:05.02.2011 03:59
Просмотров:1786
Рейтинг:0
Комментариев:0
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы