Гуру

vvm

Гуру

и вновь я по сети... АСП

Монахов Владимир



Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
27 сентября 2021 г.

Поверхностны только те люди, которые считают себя глубокомысленными

(Эрих Мария Ремарк)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото   Хоккура

Сортировка по рубрикам: 


К списку произведений автора

Проза

Рассказы в альманахе "Приморская, 49"

Приморская, 49 — уникальный адрес Братска. В панельном доме возле Братской ГЭС за полвека зародилось два культурно-исторических феномена молодого города. Это библиотека русской поэзии инженера Виктора Сербского и частный Музей Света предпринимателя Юрия Бордонского.

21 марта состоится презентация альманаха "Приморская, 49" в библиотеке русской поэзии имени В.С.Сербского.На днях вышел в свет альманах Иркутского отделения Союза литераторов России "Приморская, 49",инициатором и составителем которого выступил ваш покорный слуга.Предлагаю внимаю моих читателей подборку рассказов,которые вошли в коллективный сборник.
________________________________________________



___________________________
Луковая драма без Шекспира
___________________________


Жена вернулась вечером с работы и сказала:
- Ехала в автобусе, а на заднем сидении немолодая пара всю дорогу обсуждала, где лук лучше и дешевле...
- И что?- равнодушно спросил муж.
- Как это ну и что, Саша? Полчаса ехали и говорили только про лук. Где крупнее, где посуше, где дешевле и всё не могли прийти к согласию. Спорили, обижались друг на друга. Да так шумно, на весь автобус, видимо, уже плохо слышат...
- А потом что?
- Как ни в чем не бывало вышли на нашей остановке, он взял её под ручку, и пошли, наверное, этот лук самый лучший покупать, про который всю дорогу на весь автобус трезвонили.
- А ты проследила куда они пошли?
- Зачем?
- А нашей семье что - хороший и недорогой лук не нужен?
- Вечно шутишь. А я - серьёзно!
- Значит всё хорошо у старичков?!
- Чего же хорошего, Саша?! Им что, только и остаётся всю оставшуюся жизнь про лук говорить? Больше не о чем?
- Почему только про лук? В другой раз они про другое поговорят...Главное, что им интересно, полчаса про лук говорили и не надоели друг другу!
- Так-то оно так, - соглашается жена с разумным предположением мужа. - Но хотелось бы не про лук, например, а про Шекспира...
- Шекспир в этом семейном разговоре никакой драмы не увидел бы. Любишь ты к мелочам жизни придираться и водевили устраивать дома...Вот мы тоже о чем с тобой сейчас говорим - про этот же лук!
- Да ну тебя! - рассердилась супруга. - А я серьёзно. Скучно же так долго и увлеченно про лук ...
- Ничего не скучно - вот говорим же с тобой несколько минут с жаром и полемическим задором. И обрати внимание - только про лук!
- А к нам в город оперная дива Любовь Казарновская приезжает, - решила переменить тему жена. - Ты как, согласен меня сопроводить в субботу на концерт?! Я уже и билеты заказала...
- Согласен! Только хотелось бы узнать, а ужинать мы чем сегодня будем?!
- Луком! - рассмеялась удачной шутке жена и напевая арию "Смейся, Паяц, над разбитой любовью" пошла на кухню готовить!

___________________
Письмо без ответа
__________________

Посвящается В.Р.

- А помнишь, когда мы еще друг друга нежно любили, то договорились, чтобы с нами не случилось, как бы пути наши не разошлись, но через 20 лет мы обязательно напишем письма друг другу с одним словом "Привет!"
- Ну, что-то такое было, - нехотя согласился я. Мне почему-то не нравилось восстанавливать наше совместное прошлое. Потому что в этих воспоминаниях так получалось, что я вел себя неподобающе…
- Так вот - я тебе такое письмо послала. Взяла адрес у твоего брата и написала "Привет, Вовка!".
- Не получал...
- Да, моё письмо вернулось назад с пометкой, что адресат выбыл...Но как я теперь узнаю, ты до сих пор живешь по этому адресу...Почему же не получил, почему не ответил?- сердилась ты..
- Не помню…- Мямлил я, застигнутый врасплох, словно, как неверный муж, попался на измене.

Сегодня я часто вспоминаю этот наш разговор спустя, страшно назвать через какое время, но в моей памяти никак не сходятся концы с концами...То ли письмо мне не показали, из-за частых моих командировок, и заподозрив неладное, отправили назад, то ли я видел письмо, но ничего не поняв, отправил назад...А ведь мог просто выбросить, но почему-то отправил назад!
Что же хотел этим сказать спустя двадцать лет? Главное, что у меня теперь проявилось ощущение: всё-таки письмо я видел, но смысла не понял. А может понял, но был так огорчен разрушительными итогами наших отношений, что решил капризно не отвечать, считая себя в этой истории пострадавшим лицом. Но наверняка в тот момент всё-таки не помнил нашей школьной придумки...Теперь у меня скопилась одна путаница в голове.

-Жаль,- сказала она.-Такую песню испортил...
- Разве?- Не согласился я.- Ведь в конце концов содержание письма мне стало известно...Значит всё сбылось, как планировали...
-Но не так, как мечтали...
-Так может оно и к лучшему...Всё, что мы в этой жизни должны узнать рано или поздно мы узнаем...
- Не знаю, не знаю - у меня осадок на душе остался, - сказала ты...
- Почему?
- Да потому что от тебя я такого письма не получила!

Ох этот конкретный осадок женской души - странное и непонятное психотропное вещество, с которым мне уже больше не справиться...

_________________________________
Банальная не романтическая история
_________________________________

- Наголо? - Переспросила удивлённо парикмахер.
- Да! - Ответил я.
- И не жаль такие волосы,-вздохнула мастер. - 30 лет вас стригу, а шевелюра, как у молодого!
- Ничего, ничего - новые отрастут!.
Через несколько минут из зеркала на меня смотрело чужое лицо новобранца - таким я себя помню только один раз, когда шел служить в советскую армию.
- Сколько должен?- Спросил я у мастера.
- Да господь с вами,- взмахнула женщина руками.- Разве это работа. За такое и деньги брать стыдно. Не понимаю - зачем вам это?

Я промолчал. Оделся, напялил на лысую голову кепчонку, подхватил сумку, попрощался - и вышел из парикмахерской.
На улице ощутил холодное дыхание ранней зимы, которая начиналась в наших краях в октябре. Путь был коротким.


Долго ждал в коридоре. Вот из-за угла выплыла жена в домашнем халатике, который ей стал велик. Шла бочком, бледная, шаркая тапочками. За эти дни заметно состарилась. Защемило сердце, но я постарался улыбнуться. Жена молча села рядом и посмотрела вопросительно. Я отвёл глаза, медленно снял шапку и провёл рукой по лысой голове.
- Ты тоже! Зачем? - Прошептала она и беззвучно заплакала, поправляя косынку, под которой не было волос из-за регулярной химеотерапии, которую она проходила.
Посетители онкологического центра не обратили даже внимания на нас. У каждого была своя беда.

_____________
Второй ужин
___________________

Славин добрался домой лишь в десятом часу вечера. Весь путь он сладостно вспоминал в мельчайших деталях четыре часа, которые провел с любимой женщиной. Три часа в постели, и час за ужином при свечах (дамы почему-то обожают свечной запах), хотя Славина от этого сладковатого запаха слегка подташнивало.

Позвонив в дверь квартиры на восьмом этаже, Славин усилием воли вернул лицу маску трудовой усталости, и приготовился традиционно поцеловать жену в щечку. Но жена встретила его по - деловому сухо, не обронив ни слова, тут же ушла на кухню. Такой прием Славина насторожил, но он счел его даже удачей. Меньше вопросов, значит меньше ответов, по которым женщина может вычислить всё, что угодно. А тем более жена Славина, которая преподавала в школе математику и отличалась научной прозорливостью и житейской проницательностью.
- Ужинать будешь? - Услышал Славин вопрос жены из кухни.
- Ужинать? - Славин задумался. Вспоминая свой недавний ужин при свечах, хотел сначала отказаться, чтобы не растерять приятные воспоминания, но как все двадцать лет семейной жизни на автомате сказал, - Буду!
-Тогда мой руки! - командирским голосом приказала жена. В ванной Славин перед тем, как взять мыло, понюхал руки – они пахли любимой женщиной. Причем пахли так сильно, что Славин испугался разоблачения, быстро разделся и полез под душ. Горячая вода смывала с него остатки эротических воспоминаний.
– Чем кормите? – весело спросил он, выходя из ванны.
- Картошка с мясом – твоё любимое блюдо, - напомнила жена.
- Насчет мяса сильно сказано, - подцепив разваренную тушенку, заметил строго Славин. Тушенка, моя дорогая жена, это всё-таки не мясо.
- Чем богаты! – не поддержала иронии мужа супруга.
- А что у нас новенького? Решил изменить тему разговора Славин.
- У нас дай Бог каждому, всё по старому, а вот в семье Дроздовых не дай Бог никому!
- А что такое? – посмотрел на жену вопросительно Славин. Дроздовы – это семья его младшего брата, и если у него проблемы, то автоматически они становятся проблемами старшего брата.
- Милка выяснила, что Андрей гуляет…
- Как выяснила? - запинаясь, спросил Славин, и тут же догадавшись, что вопрос поставлен некорректно, поэтому уточнил, - Что значит гуляет?
- Что значит гуляет понятно и без вопроса. Зачел себе любовницу, если ты этого не знаешь. Это же ваша любимая поговорка – каждый мужчина имеет право – налево!
- Не надо так шутить! - не поддержал иронии жены Славин, тем более, что он был не в курсе амурных дел брата и ему не надо было изображать неискренность. – Откуда мне знать об Андрее. Мы видимся раз в месяц.
- Проехали! А вот как выяснилось - тебе будет интересно знать? – продолжила жена свой рассказ.
Андрюха засыпался на чепухе. Возвращаясь по вечерам домой с работы, братец частенько отказывался от ужина. По жизни Андрюха был поджарым, но покушать любил. А тут его жена Милка заметила – вторая неделя, а её мужчина от ужина отказывается. За стол садится, но поковыряет вилкой еду и отодвинет тарелку в сторону. Не вкусно? Вкусно, но не хочется. На работе неприятности? - наседала с вопросами Милка. Всё нормально. Так и не смогла добиться она от Андрея вразумительного ответа. Прибежала к жене Славина – своей лучшей подруге. А та своим математическим умом сходу предположила, а может у него баба завелась? И если так, то известно, прежде чем в постель мужика тащить, надо его хорошо накормить. Да брось ты – машет рукой Милка – мы с ним регулярно. В каком смысле регулярно? – не унимается жена Славина. И только после этого прямого вопроса задумалась Милка, что уж которую неделю регулярность стала иной, все реже и реже Андрей исполнял супружеский долг, а если у Милки не было настроения, то охотно соглашался пропустить удовольствия. И растревоженная этим подозрением решила Милка проследить за мужем. И уже на следующий день установила, что подружка у Андрея имеется. И кормит, и услуги интимные оказывает.
- И что Милка? – медленно пережевывая ужин, как можно равнодушнее спросил Славин.
- Милка нормально, а вот твой братец лежит с поцарапанной мордой, отвернувшись к стене, - сообщила с каким-то злорадством жена. И, уловив тень страха на лице Славина, хладнокровно продолжила. – Ворвалась Милка на их разгуляй-малину, побила посуду, растрепала волосы этой проститутке, а в конце набила морду твоему братцу. Ты же её знаешь!
- Знаю! – выдавил из себя Славин. – А что же будет дальше? Развод?
- Нет, кушать будет теперь по вечерам дома, - с ехидной улыбкой произнесла торжественно жена. – А ты у меня чего плохо кушаешь?
- Ну, ты даешь! – непритворно возмутился Славин. - Тут с братом такая беда!
- А никакой беды нет. Будет теперь дома лучше ужинать. А ты кушай, кушай! – жена поднялась и ушла в спальню.
… Славин молча доел картошку с тушенкой и отправился следом, где под личным одеялом, затянутым под самый подбородок, уже почивала супруга. Раздеваясь, а Славин любил спать голым, он увидел свое тело в зеркале. По два ужина в день его, склонная к полноте плоть, не выдержит. И Славин тревожно думал, что надо чаще исполнять супружеские обязанности или делать по утрам легкую гимнастику, хотя лучше и то, и другое, но где набраться сил?
Нырнув под одеяло, Славин запустил руку на женину половину кровати, убеждая себя, что нужно обязательно по утрам заняться бегом…

___________________
Лопата
___________________

Посвящается Степану Семёновичу Пшенникову - строителю Братска.


Утром из окна кухни Степан Семенович Пшенников увидел, что в огороде стоит лопата. Инструмент с коротким черенком одиноко высился на заснеженном поле, глубоко проникнув штыком в мёрзлую землю, подавая слабый почти неуловимый сигнал, что находится не на своем месте. Степан Семенович удивлённо рассматривал лопату, перебирая в мыслях, как она там могла оказаться, и медленно, медленно, перекатываясь с одной думки на другую, вдруг споткнулся о главное – лопату оставила в огороде Тамара Ивановна.
Это воспоминание обожгло слезами глаза, в которых тут же помутилось, подрезав весь белый свет, а Степана Семеновича отшатнуло в сторону. Чтобы не упасть, он оперся руками на обеденный стол и до детали вспомнил всё- всё, каждый из семи дней, которые он прожил без жены: как скоропостижно она умерла, как набежали соседи, подъехали друзья, прилетели из далеких городов дети, а потом в единой похоронной процессии шли за гробом до самого кладбища, густо заросшего молодыми деревьями. Кладбище было старым, разбитым некогда в лесном массиве. А теперь молодая поросль брала свое, стараясь стереть с лица печального места уныние, вернуть изначальную красоту, поглотив могильный траур красно-желтой осенней веселостью юного подроста. И с активными зарослями лесного наступления уже никто не боролся, оставив на попечение природы судьбу кладбища.
Омытыми слезой глазами Степан Семенович снова осмотрел лопату в заснеженном огороде. За эту неделю, что он прожил без жены, двор замело, укутало снегом, и расцвеченная листопадом чернота осени уступила место снежно-небесному чистопаду, хотя за текущим годом еще числился октябрь. Впрочем, ничего удивительного в этом не было: в здешних местах осень была коротка, и зима всегда приходила рано, не равняясь на календарь.
Степан Семенович вялым движением снял с вешалки пальто, надел его, сунул ноги в валенки и пошел к выходу. На крыльце его лицо обожгла солнечная свежая веселость, от которой старым глазам делалось больно. Выждав, когда глаза привыкнут к активной белизне округи, Степан Семенович осторожно спустился с крыльца и пошел в огород, где сиротливо ссутулившись стояла лопата. Он шел не торопко, гребя ногами снег, набивая следами свежую тропку, вдыхая пронизывающий холод утра, который прочищал тяжело дышащую грудь старика.
«Странно,- думал он по пути,- как это раньше я не замечал лопату в огороде?»
Степан Семенович и Тамара Ивановна прожили вместе пятьдесят два года, и в их семье прагматично планировалось, что раньше умрет по состоянию здоровья муж. Тамара Ивановна всегда старалась пресекать этот бесконечный разговор о грядущих похоронах, который с годами возникал между ними всё чаще и чаще. Но Степан Семенович относился к нему с ответственной серьезностью и, не обращая внимания на возражения супруги, каждый раз давал всё новые распоряжения, ежели ему будет суждено умереть прежде. Но вышло так, что первой ушла Тамара Ивановна. Умерла на ходу, на бегу, в заботах между кухней и огородом, который она в последние дни старательно копала, готовя землю, как она приговаривала, к зимней спячке. Копала усердно, все боялась не успеть, и потому лопату не убирала, а оставляла там, где заканчивала очередную порцию работы.
Степан Семенович погладил ладошкой рукоять, которая была отполирована неутомимыми руками жены, не почувствовав ни одной шероховатости под дрожащими пальцами. И вспомнил, как пять лет тому назад по просьбе Тамары Ивановны сменил сломавшийся черенок, позвал жену и торжественно вручил обновленный инструмент. Тамара Ивановна потерла рукавицей по свежему дереву, потом несколько раз копнула лопатой землю и молча кивнула, одобрив работу мужа. Степан Семенович напряг память, попытался еще что-то вспомнить из истории лопаты, но тут его окликнул сын.
- Папа! Ты что там стоишь?
- Да вот лопата осталась…
- Что с ней сделается?
- Мать копала огород и не докопала.
- И ты собираешься сейчас копать?
- Копать? Нет, копать уже поздно. Просто лопата стоит тут, и я вот думаю…
- И пусть она там стоит, потом уберём.
- Убирать не надо, - осенило Степана Семеновича. – Пусть постоит здесь.
- Да пусть стоит, никому не мешает, - согласился сын.
- Только не убирайте,- настаивал Степан Семенович.
- Да никто ее не уберет!- успокоил отца сын.
- Пусть так и стоит, а я весной докопаю,- принял решение Степан Семенович и впервые после смерти жены почувствовал рядом с собой присутствие Тамары Ивановны. Какой-то успокаивающей надеждой откликнулась его душа на согревающую мысль, что она никуда не ушла, пока стоит в огороде её лопата, пока остались незавершенным её дело, которое сможет закончить только Степан Семенович.


Опубликовано:17.03.2020 01:28
Просмотров:570
Рейтинг:0
Комментариев:0
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Объявления
Приветы