Гуру

Pro

Гуру

Я был просто улиткой, ползущей по острию бритвы. Острой бритвы. Это был мой сон. Это мой кошмар. Я ползу. Я нахожусь в скольжении. И остаюсь в живых. (Апокалипсис сегодня)

Николай



Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
24 августа 2019 г.

По-моему, у любви вообще нет размеров. Есть только да или нет

(Сергей Довлатов)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

Сортировка по рубрикам: 


К списку произведений автора

Проза

из цикла "Конфабуляции"

Попутчики

Кто мы? Откуда мы? Куда мы идем? (с)

Зима выдалась очень спорная. Городские радовались, что тепло не по сезону, но и их замучили частые оттепели и похолодания. Ртутный столбик так и не смог определиться в предпочтениях и как привязанный прыгал около нуля то вверх, то вниз. Снега было мало, но за городом он лежал уже без проплешин и выглядел довольно белым и свежим. Я радовался чистоте полей, светлеющему предутреннему небу и бодро рулил свой старенький джип (который, действительно, и есть Jeep – ненавижу, когда джипом называют любой внедорожник или кроссовер). Сзади что-то занудно бубнил про давление и грядущий «пролёт по рыбе» Антон, а рядом со мной, откинув голову назад, периодически всхрапывал Санёк. Наконец, нам удалось вырваться на рыбалку. Я не слушал ни того, ни другого – мне было хорошо и покойно. Я предвкушал.

Люблю думать за рулем ни о чем. «Думать ни о чём» и «ни о чём не думать» совсем разные вещи я бы сказал. Как это? Просто достаточно «отпустить себя», расслабиться, и мысли сами полезут в голову. Непредсказуемые. Главное, не заострять на них внимания, а проглядывать их как чужие, как бы со стороны. Даже не как кино, оно часто захватывает, а как, например, диафильм. Вот так. Я поймал этот настрой и полностью растворился в дороге. Компания наша донельзя разношёрстная. Объединяет нас «одна, но пламенная страсть» к зимней рыбалке. На рыбалке и познакомились. Постепенно стали ездить вместе. Всего нас пятеро. Двое, Шурик и еще один Сашка, едут впереди на Шурикином RAV4. Да, у нас три Александра. Так сложилось. Но зовём мы их по-разному, поэтому и проблем нет. Странно. Мы знаем друг друга много лет, но наша дружба не переросла... как сказать? В настоящую, что ли? Мы ни разу не встретились вне рыбалки, ни разу не позвонили друг другу просто так – спросить, как дела, как семья, работа. А звонили только поболтать про снасти, уловы и договориться о выезде. Я упомянул, что у нас не было общих интересов. Может, и были, кто его знает! Мы не выясняли – нам это было не нужно. Нас так переполняла охотничья страсть, что всё остальное было лишнее и могло только помешать, раздосадовать, испортить... Зачем, когда всё так хорошо? Антон, наконец, закончил жаловаться на погоду и начал ныть про то, что он забыл любимую жерлицу. А ведь достал, привязал срезанный рыбой крючок и... забыл положить в сумку... Антон всё время ноет. Не мужик прямо, а баба. Жалуется, капризничает. Казалось бы, радуйся, отдыхай! Так нет, обязательно найдёт повод попереживать. Даже странно это. Не вяжется с его внешностью – поджарый, спортивный. Ну и пусть, его дело.

Солнце застало нас уже на льду. Еще две-три фигурки маячили на горизонте и всего три машины стояли на стоянке. Сейчас, соответственно, уже пять, включая наши. Рыбаков было не много. Торфяник уже месяца два как был подо льдом. Из-за этого кислорода в воде мало и на особый клёв рассчитывать не приходилось. Однако постоянно меняющаяся погода не могла толком заморозить водоём. Лед был как толстый слоистый пирог – сантиметр льда, потом ноздреватый наст, потом снова чуток льда. И так несколько раз. Поэтому рыбацкий азарт той зимой у мужиков оставался неутолённым, и народ отслеживал малейший минус, чтоб метнуться на лед. Стрёмно, конечно. Но мужики-то сидели. И мы рискнули. Глубина здесь небольшая – от метра до двух. Нас пятеро. Максимум неприятностей – искупаемся и домой поедем. Да и крепчавший мороз пощипывал ноздри и обещал в ближайший час сковать лед посильнее.

А клёва не было. И по фиг. Мне всё равно было хорошо. Тишина, покой и никакой суеты. Славный, добрый день. Ни одного облака. Проснулось солнышко и протянуло ко мне свои тёплые руки. Гладило по голове, по щекам и целовало в нос. Вот оно – «мороз и солнце»! И зачем люди пьют на рыбалке? Не пойму. Нет, у нас, конечно, была бутылка с собой. Но это так, на всякий случай. Она уже второй год с нами катается. Я снова оглядел фигурки по сторонам. Мы раскинулись метров на пятьдесят вокруг. Каждый уже понадолбил себе по пять-шесть лунок. Передо мной, метрах в двадцати сидел Сашка. Я поглядывал на него – ведь подсекал, стервец, периодически. Во всяком случае, поболее моего натаскал. И, вдруг, прямо на моих глазах он, ящик, на котором он сидел, термос, стоящий рядом… все просто исчезло. Ошалевший, я пришел в себя только когда над водой появилась Сашкина голова и две руки стали истерично махать в воздухе!

– Парни! – завопил я, – Парни! Сашка! Саша тонет!

Все кинулись к Сашке. Лёд затрещал и Санек, бежавший передо мной, провалился одной ногой. Я встал как вкопанный – подо мной треснуло, потом еще, и лёд стал оседать.

– Ложись на лёд, – крикнул я Саньку и прыгнул в сторону, стараясь максимально «отскользить» на пузе от разлома.

Когда я повернулся, Санёк уже вытянул ногу из полыньи и пытался от неё отползти. С ногой, судя по нелепым его движениям, явно что-то случилось. Шурик мялся на безопасном расстоянии от вопящего Сашки, не зная, что делать. Только Антон не потерял голову. Он уже бежал от моего перевернутого ящика с верёвкой в руке. «Чёрт, у меня же была веревка! Умница Антон!». Когда лёд начал трещать и под ним, он лёг и пополз. «Что делать, что делать, что можно ещё сейчас сделать, чтоб подстраховать Антона?»

Сашка уже не кричал и не ломал лёд перед собой. Он даже не пытался подтянуться, а просто выбросил руки максимально вперед на лёд, как когтями вцепившись скрюченными пальцами в наст, смотрел огромными пустыми глазами на Антона и громко дышал, почти рычал.

– Сашка, снимай сапоги, – орал Антон, – Скидывай сапоги, тебе говорю!

Сашка, судя по всему, ничего не понимал. Он ждал спасительную веревку. Лёд под Антоном стал постепенно пропитываться водой.

– Всё Антон, всё! Больше не ползи! – закричал я. – Кидай верёвку!

Антон отполз чуть назад и кинул верёвку. Стало понятно, что не хватает около метра.

– Постой, я сейчас! – я скинул куртку и содрал с себя подтяжки. – Кидай верёвку мне!

Быстро привязав верёвку в подтяжкам, я поднял глаза и замер – Сашки в проруби уже не было… Плавал открытый пенопластовый короб из-под мотыля… и всё. Пористый лёд на краю полыньи в том месте, где цеплялись его пальцы был в многочисленных бороздках, кое-где розовых. Весь мокрый, Антон, не вставая, стал разворачиваться на животе. Я кинул ему верёвку. Шагах в десяти сзади меня стоял Шурик и рядом лежал Санёк. Антон велел мне отойти назад на более прочный лёд и поднялся на ноги только на том месте, где до этого стоял я. Отпустив веревку, он пошёл к машине.

– Заявить надо. – сделав несколько шагов, обернулся и, обращаясь ко мне, сказал: – Знаешь, а я ведь десантник. Сколько раз я спасал, сколько раз меня спасали. А тут, на гражданке, да ещё в такой луже…

– У него сердце не выдержало холода, – сказал я: – Я – врач.

Около машины пока Санёк с трудом переодевался, баюкая сломанную ногу, Антон выпил залпом нашу неразменную бутылку водки, разделся догола, закутался в мой старый плед и залез на заднее сидение. Машина быстро грелась и простудиться ему уже не грозило. «Хорошо, что не дизель», – тупо подумал я.

А Шурик пошёл снова на лед.

– Ты куда?

– Вы езжайте, я ещё половлю. Мне рано ещё…

Прошло много лет. Мы больше не встречались. Да и на рыбалку зимнюю я уже никогда не ходил. Но один вопрос меня мучает до сих пор. Шурик, действительно, пошёл ловить рыбу, потому что хотел? Или просто не мог рулить в таком состоянии, или не мог нас видеть, или стыдно ему было, что не мог ничего сделать, а сказал он первую глупость, что пришла на ум? Даже, если не хотел… Что он делал тогда, когда мы уехали? Всё же ловил? Брал крючок, насаживал червя, играл мормышкой, подсекал… Взял ли он с собой улов? Когда уехал? Как стемнело? Эти глупости стали терзать меня позже, а тогда я стоял у тарахтящей машины и смотрел на чёрную фигурку на белом льду с рыболовным ящиком через плечо и буром в руке, которая уменьшалась и навсегда (я уже тогда это понимал) исчезала из моей жизни…

– Поехали, – скомандовал Антон, выдернув меня из оцепенения.

Как мало мы знаем об окружающих нас людях, о наших попутчиках! Как мало порой мы хотим о них знать…


Опубликовано:03.01.2016 04:04
Создано:28.12.2015
Просмотров:5116
Рейтинг..:190     Посмотреть
Комментариев:8
Добавили в Избранное:7     Посмотреть

Ваши комментарии

 03.01.2016 04:52   vvm  
так можно всю жизнь прожить и не узнать человека...я всегда боюсь,что трудные минуты могу оказаться бесполезным...я в стрессовых ситуациях теряюсь...
 08.01.2016 08:14   Pro  это признание уже дорогого стоит. не каждому и это дано - осознавать себя... честно. Спасибо, Владимир!

 03.01.2016 09:33   Volcha  
сурово, блин
 07.01.2016 12:27   Pro  как в Челябинске )))
 07.01.2016 12:28   Volcha  тю, челябинские мужики у наших уралмашевских пацанчиков учились)))

 03.01.2016 14:56   Baas  
Сильно
 08.01.2016 14:00   Pro  спасибо. цепанула меня ситуация из реала ) Мы с другом собирались на рыбалку перед самым Новым Годом. погода дерьмо, лед плохой - именно так, как описано. Смотрим форум русфишинг. а там ребята пишут, что провалов полно. А один утонул. Его сосед пытался спасти и не смог вытащить. Выпил потом бутылку водки и уснул. Все, кто видел это, само собой, уже не ловили. Уехали постепенно и спасателя увезли. И такое каждый год по несколько раз... А глубина 1-2 метра. 2 и не будет...
 10.01.2016 22:49   Volcha  Никогда не интересовалась рыбалкой. А этот рассказ буквально целую рыбацкую вселенную открыл. Вроде слов немного, но столько в этом всего, что как будто несколько лет прообщалась с этой братией. Не ожидала, что можно опыт получать и не эмпирически... внезапно)
 12.01.2016 20:03   Pro  ну очень приятно!
Кстати. Знание иногда приходит изнутри. тебе ли не знать? ) Это почти то же. я подтолкнул просто.

 03.01.2016 19:47   MitinVladimir  
Думал сегодня весь день об сюжете:) Хороший

Я б закончил - "А хотим ли мы о них хоть что-нибудь знать?"

(баллы - за безупречный русский, неизбранное - за фальшь с врачом и за... слабость"
Прости!)
 03.01.2016 20:01   MitinVladimir  Слабость/беспомощность ЛГ, в смысле. Не текста, ни в коем разе!)
 08.01.2016 13:52   Pro  "Думал сегодня весь день об сюжете" ---- ого!

фальшь ---- да по-разному люди выражают себя в экстремале. Еще у О Генри рассказ об этом есть. На самом деле я хотел подчеркнуть лишний раз абсурдность ситуации, когда друзья не знают, кто из них кем работает. ЛГ услышал от Антона, что тот десантник, и некое негласное табу отменилось. Он подкрепил свои слова профессией. Кроме того, "Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры" (ЭБерн). Мы играем, мы, фактически всегда играем, по накатанному или экспромтом, намеренно или исподволь. О Генри именно об этом же.

слабость --- а я ведь старался написать, чтоб не было проявления слабости у ЛГ. Иначе рассказ его будет необъективен. Просто в начале ЛГ сам чуть не провалился, а потом обученный Антон его опередил. Да и тут он думал, как помочь Антону. И это было уже правильное решение (имхо), что он уже не сам что-то предпринимал, а помогал тому, кто шустрее. Мне важно было не сделать из ЛГ супергероя и одновременно не сделать из него рохлю. как-то так. Более того. И про Шурика нельзя утверждать, что он проявил слабость. Растерянность? Да. Он уже чуть не провалился под лед и понимал, что подходить к Сашке нельзя -- провалится к нему. А что делать? Вот, что он должен был делать? Скажи ему кто-нибудь - раздевайся, прыгай к Сашке, голову его над водой держи!! - может, и прыгнул бы. Да еще с азартом - ведь теперь понятно, что делать....

 05.01.2016 09:36   Ptenchik  
Очень сильно. Есть повод задуматься над последними вопросами.
 06.01.2016 19:05   Pro  Как прозаик латентному прозаику... ))) Спасибо, Лена, огромное! С Наступившим НГ и наступающим Рождеством!
 06.01.2016 19:35   Pro  на всяк случай... я имел в виду, что латентный прозаик - это я )

 05.01.2016 23:17   natasha  
Похоже, что очень хороший рассказ получился, а подредактировать всегда можно. Мелочи типа: "Ртутный столбик НИКАК не мог определиться и, КАК привязанный,..." С наступившим Новым. )
 06.01.2016 01:32   Pro  привет! С Новым Годом! Спасибо! Знаешь, я ведь не упираюсь обычно, да и сейчас кинулся исправлять... и понял, что ... ну совсем мне это как-никак не мешает.
 08.01.2016 14:14   Pro  ладно уж.... ) убрал )

 10.01.2016 18:26   mysha  
Фальши в самой кульминации не почувствовала, действительно, суета, неловкость, растерянность - это жизнь и есть. Никогда не знаешь, сколько у тебя на это времени. Смысл я поняла в том, что некоторые ситуации возлагают на участников громадное чувство вины, даже если никто не виноват и сделал максимум возможного... И показывать это чувство стрёмно, и переломить, переносить в себе очень непросто. Шурик придёт в себя и найдёт, кому выговориться, абсолютно постороннему в идеале, обычно так бывает.
Одна мысль со времени прочтения терзает меня - а показания разве давать не надо было всем?
 12.01.2016 20:05   Pro  Мыша понимает!
а ПРО показания.... А почему всем? Найдут и спросЮт, ежели чего )

 30.01.2016 21:40   Rosa  
Сильно
 01.02.2016 12:34   Pro  Выходит, не на столько, чтоб кто-то кроме Тамилы и Кота подтвердил это в шорте )))
 01.02.2016 12:39   pesnya  ... а семь избравших в своё личное избранное? Не в счет? не надо обижать благодарных читателей)

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы