Гуру

Pro

Гуру

L’esprit cherche et c’est le coeur qui trouve.- Разум ищет, и только сердце находит.

Николай



Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
27 ноября 2020 г.

Природа не терпит одиночества

(Марк Туллий Цицерон)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото   Хоккура

Сортировка по рубрикам: 


К списку произведений автора

Проза

Однажды ночью

Ночью
-----
Ирина Васильевна пришла домой под утро. Она прилетела из Питера, от сына. Самолёт долго задерживали из-за грозы. Объявили, что ещё на три часа задержат (вот не верится ни в какую грозу – наверное, технические неполадки были), а потом неожиданно выпустили на посадку. «Если никто из домашних не звонил в аэропорт, то думают, что только через два с половиной часа прилечу. Жутко соскучилась по дому». Она всегда скучала по дому, когда отсутствовала больше, чем две недели. И по Мите скучала. Было ещё темно, но, когда такси отъехало, робкое щебетание птиц подтвердило близкий рассвет. Чемодан Ирина Васильевна оставила в коридоре – утром вместе разберут. Митя её не встретил. Алиса, когда вызвала ей такси, сказала, что деда сдал машину в ремонт. Наверное, спит. В душ и спать, спать, спать. Устала. Отписавшись внучке на вайбер о прибытии (утром прочтёт), Ирина Васильевна открыла кран. Вода была прохладной. Надо же, горячей нет, что ли? Вроде, не лето. Никаких плановых отключений быть не должно. Она повернула термостат, и вода постепенно потеплела. Ирина Васильевна прижала руку к сердцу, потом медленно и тяжело села на край ванны. Не может быть…



Поздно вечером
--------------
Дмитрий Иванович пришел домой поздно вечером. Машину он сдал в ремонт, и они с Пашей позволили себе, как он говаривал, усугубить. Ну, в смысле выпить лишнего. Паша не лукавил, коньяк был отменный, не левый (даром что из канистры). Хорошо посидели, с чувством, не торопясь. Всё равно в аэропорт за Ирой уже ехать не надо. Последний, так сказать, холостяцкий денёк. Сегодня вернётся супруга, и жизнь вновь примет гораздо более размеренный и аскетичный характер. Она блюла семью, хозяйство и… Митю – Дмитрия Ивановича то бишь. Диета, спорт, правильный образ жизни. И все это хорошо, но… завтра. Немного ныло сердце, поэтому туфли Дмитрий Иванович скинул, не нагибаясь, и поспешил в туалет. Дмитрий Иванович подошёл к ванной и, закатав рукав сорочки, открыл воду, настроил напор и температуру, крякнув, разогнулся и посмотрел на себя в зеркало. Старею, толстею, мешки под глазами. Ну, последнее – это коньяк. Приму душ, посплю, и пройдёт. Или пойду прилягу на полчасика сперва? Раздался телефонный звонок. Дмитрий Иванович затворил воду и поспешил к телефону: «Да, Катя, понятно, опять задерживают. Пусть вызовет к рейсу – есть компании, которые сами отслеживают прибытие. Алиса – лапушка. Освоила все эти «яндексы» и «уберы», а твоя мама всё ещё не хочет. Нет, малыш, на самом деле ей просто приятно, когда о ней заботятся. Конечно. Нет, я дождусь. Прилягу на часик-другой. Будильник поставлю. Целую».



Давным-давно
-------------
Двое лежат на пляже на соседних топчанах. Он – пузом вниз: перебирает камушки в поисках диковинки. Она – лицом вверх: читает книгу. Достоевский. Странно, но она всегда брала классику на пляжный отдых. Митя часто в шутку ругался: «Ты потолще фолиант не нашла? Возьми Есенина томик – он легче». Катюха – пятилетняя пигалица – возится поодаль в песочной ванночке. Им повезло с первенцем. Катя самодостаточна – может часами развлекать себя сама, придумывая игры и занятия и не приставая к папе с мамой. При этом она очень любит общаться с родителями, бабушками, тётями и т.д. Но отнюдь не ставит себя в центр мира. Митя и Ира наблюдали детей многих своих друзей и не могли нарадоваться на свою умницу-дочку.

Он начинает кидать мелкие горячие камушки на плоский, уже подрумянившийся на солнце, живот жены. Те камушки, которые попадают удачно, подпрыгивают на упругой молодой коже и, проделав путь от одного бока к другому, сваливаются с противоположной стороны. Камушки, попадающие совсем удачно, сваливаются к пупку или замирают в положении шаткого равновесия, двигаясь уже сообразно мерному дыханию чтицы.

– Ну, не мучай меня, не му-чай! – изредка совсем не раздражённо мурлычет Ира.

– Между прочим, твой любимый классик, Фёдор Михайлович, сказал: «Люди и созданы, чтобы друг друга мучить». Вот так вот!

И, довольный собой, он снова начинает перебирать камушки, ожидая, как она отреагирует на такое проявление эрудиции и начитанности.

– Я скажу, что ты подглядывал в мою книжку и не поленился просмотреть как минимум шесть глав, чтоб дойти до этих слов Терентьева. Я же знаю, что, в отличие от стихов, цитаты ты не запоминаешь, а «Идиота» ты читал ещё в школе и после этого не перечитывал.

– Факир был пьян и фокус не удался. Не совсем так, конечно, но весьма похоже. Я просто тупо листал книгу, пока вы с Катей плескались. Ну и натолкнулся. А, обладая исключительным прикладным мышлением, сразу понял, как приспособить цитатку. Поэтому и кидаю в тебя уже сто лет эти камушки! – к концу фразы уверенные нотки уже вновь играют в Митином голосе.

Ира кладет книгу на полотенце, снимает тёмные очки и пристраивает их на книге так, чтоб страничка не перелистнулась.

– Знаешь, сразу две мысли хочу сказать. Выбираю, какую первой…. Вот. Знаешь, мне даже неловко бывает перед другими, что мы так счастливы, что нам так хорошо. Кстати, тот же классик и даже в той же книжке писал: «Пройдите мимо нас и простите нам наше счастье». Глядя на других, я стесняюсь того огромного счастья, которое на нас свалилось несколько лет назад и не ослабевает со временем. Понимаешь? Но ни с кем, слышишь, ни с кем я не буду им делиться! Знаешь, Мить, иногда мне кажется, что я знаю про тебя всё. Иногда мне кажется, что я и есть ты. Я думаю, как ты, ем как ты, мечтаю твои мечты. Мне так радостно от этого, но и так страшно. Я иногда думаю, а что же дальше? Как нам жить так, зная всё друг про друга, через год, пять лет, пятнадцать… Вдруг это Счастье уйдёт, растворится?

– Ой ли?

- Чего «ой ли»?

– Так уж и всё про меня знаешь?

– Всё-всё, – слегка опустившись из облаков не землю, Ира обернулась к дочке – Катюнь, малыш, собирайся, скоро пойдем.

– Хм… проверим. Какой водой я люблю мыться?

– Как, какой? Горячей! Я после тебя дома никогда душ не настраиваю.

– В том-то и дело, Знайка, что прохладной. А вот я знаю, что ты любишь мыться горячей – именно поэтому ты никогда термостат и не крутишь!

– Мииить! Ты такой, ты такой! Я люблю тебя, глупый!

– Ага. Я же ещё и глупый!



Утром
-----
Она села на кровать, взяла его руку в свою. Кисть была холодной. Она легла ему на плечо и запустила руку сквозь расстёгнутую сорочку в волосы на груди. В первый раз он не вздрогнул и не хихикнул.

– Опять ты сделал по-своему, милый.

Она лежала на неподвижной груди мужа и вспоминала, вспоминала. Их знакомство, рождение дочки, сына. Первая поездка за границу, ссоры, примирения, планы. Их любовь. Их Счастье. Слёзы высохли, а она всё лежала в оцепенении, боясь двинуться, чтобы не нарушить это жалкое временное равновесие расколовшейся на «до и после» жизни.

Через целую вечность резко зазвонил будильник.

– Я прилетела, родной… Вставай. Вставай! Вставай! Я прилетела!

Она несколько раз ударила мужа кулачком в грудь и, наконец, заплакала. Слёзы падали на сорочку, оставляя тёмные пятна на ткани. Худые плечи вздрагивали в такт всхлипываниям.



Однажды ночью
--------------
– Чего ты вертишься всё? Спи!

– Знаешь, как-то непривычно без Кати, без Алисы. Уже свыкся, что Стасик в Питере живет. А вот, что Катя с Антоном загород переехали, никак не привыкну. А, главное, я всё не могу привыкнуть, что мы стареем.

– Сам ты стареешь, дуралей! Я молодая и симпатичная!

– Конечно, самая симпатичная! Давай, договоримся. Чур, я первый. Я не вынесу по-другому. Вы, женщины, более сильные. Знаешь, я иногда вижу кошмар: просыпаюсь ночью, ищу тебя, а ты… ты не дышишь. Я в холодном поту подскакиваю и долго спать не могу. Иногда даже плачу. Я не знаю, как мне жить потом. Не знаю, зачем. Не смей так делать, поняла?

– То есть я должна тебя хоронить, возиться с формальностями всякими, с людьми общаться. Так? Иди, места нам на кладбище купи тогда, старый дурак.

– Обещай!

– Спи, давай! Весь сон прогнал своими бреднями.


Опубликовано:23.04.2020 14:34
Создано:01.12.2019
Просмотров:428
Рейтинг..:175     Посмотреть
Комментариев:3
Добавили в Избранное:3     Посмотреть

Ваши комментарии

 24.04.2020 23:03   tamika25  
Вот так и я однажды не успела... Только к папе.

Очень хороший рассказ. Сюжет, композиция, слог - всё замечательно. И грустно.
 28.04.2020 00:58   Pro  да, я помню, ты рассказывала (

 25.04.2020 10:26   Volcha  
Соглашусь с предыдущим оратором, легко читается и композиция не банальная.
 08.05.2020 01:24   Pro  спасибо!

 10.05.2020 14:30   Katrin  
Вот это очень нравится.
Из тех, что запоминаются и думаются.
 12.06.2020 19:35   Pro  спасибо, Кити! Этот текст мне тоже нравится. Я его с теплотой писал

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы