Магистр

galgol

Магистр

Оче-е-нь добрая...




Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
10 июля 2020 г.

Марк Твен мой любимый писатель, по трем причинам: он писал хорошо, он меня развлекает и он уже умер

(Эрнест Хемингуэй)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото   Хоккура


К списку произведений автора

Проза

"Подслушанный разговор" или "А мужиков-то не хватает"

Я только позволила себе несколько вставок и описаний. Текст диалогов постаралась сохранить "со всеми вытекающими".

Всё! Отказываюсь от машины хоть на время. Ну, что за удовольствие бесконечно слушать «запиленные» диски или программы радио, похожие друг на друга, как клоны. То ли дело – электричка! Плечом к плечу (как, впрочем, и другими частями тела) с народом, пропитываясь общим запахом и наполняясь «народными» рассуждениями о жизни, политике, моде, кулинарии и т.п. Не скажу, что поездка в тесном вагоне – находка для фольклориста, но для юмориста неограниченный простор для творчества.

Сорок минут и несколько подслушанных бесед… Спасибо, люди, порадовали глаза и уши. Хандры как не бывало.

…В вагон, помогая одна другой, поднимая корзины и сумки, не вошли, а кое-как забрались три далеко немолодые женщины. Им уступили место (всем троим!), что меня несколько удивило и обрадовало (не часто в переполненном вагоне можно такое увидеть). Усевшись рядом, как куры на насесте, тесно прижавшись друг к другу и обложившись своими котомками, бабушки огляделись и продолжили беседу, начатую, очевидно, задолго до прихода электропоезда.

- Ты, Марьяновна, всё на внука обижаешься, на молодёжь. А кто тебе сейчас место уступил? – Молодые. Не все они одинаковые.

При этом Федоровна (я поняла, что зовут они друг друга исключительно по отчеству) посмотрела на подростков, стоявших перед ними, словно говоря «спасибо», что несколько смутило пацанов, не привыкших совершать благородные поступки.

- Да они вообще не одинаковые, да только не такие, как мы в молодости были.

- Вспомнила тоже. Наша-то молодость послевоенная, а теперь, слава Богу, войны такой нет.

На несколько секунд старушки замолчали, вспоминая, наверное, свои молодые годы. Но только не несколько секунд…

- Мы в молодости поскромней были, да работали побольше..

- Так ведь тоже не все скромные-то были. Ты вспомни Зинаиду –то. Она и тогда среди всех наших выделялась. В поле не в платке, как мы, а с причёской ходила. Одни её сапоги чего стоили. У всех чёрные, а она к своим зелёным ещё шнурки цветные привязывала.

- Ну, вот и допривязывалась – вся жизнь на поле прошла да и кончилась там же.

- А чего ж ты ей завидовала?

- Мы все завидовали. Бригадир- то был один, а нас много. А он не тебя или вон Николаевну выбрал, а её – Зинку. Помнишь, он её на обед-то увёз, а привёз бледную, помятую. Она тогда под кустом полдня лежала. Ты тогда что говорила? - «Жалко её». А тётка Надя что тебе сказала? – «Мне вас жалко, а у неё любовь»

- Ну, да. Любовь. Аж три года была любовь, а потом куда что делось. Бригадир в город восвояси убрался, а Зинка-то с ребятенком осталась. Мы ж его все по очереди нянькали.

- Так а за что б Зинка жила, мальца кормила. Работать-то надо было. А мы что – больше поиграть, как с куклой живой.

И тут я услышала голос третьей бабушки – Николаевны. Если б я её не видела, никогда не сказала бы, что ей лет семьдесят пять. Голос – звень. Чистый, высокий. А говор – мелодия с характерным «оканьем» говорит, как ручеёк весной льётся. Вот наградил Господь. Заслушаешься.

- Да, хороший человек вырос – Семен Семеныч наш. Он ведь, когда в город-то уехал, в науку подался. Теперь где-то в институте то ли доцент, то ли декан. Никак не запомню. Он же писал, да только я разницы не понимаю.

И все трое заулыбались, вспомнив Сему.

- Да, летит время-то. Сема наш сам уже троих детей растит. Обещал летом к нам привезти, дом свой старый показать.

- Вот по одному и разберем. Всё не чужие мы ему. Свои-то давно носа не кажут. Повыростали, поразлетелись кто куда. На кой ляд им старухи…

После остановки в электричке, будто в театре, произошла небольшая смена декораций, и началось второе действие.

Пацаны в «косухах» и «банданах» переместились ближе к тамбуру, а над бабульками «зависли» две девицы весьма колоритной внешности. Бабушки мгновенно оценили отсутствие юбок (т.е. юбки были, но заканчивались они там, где начинаются ноги), цвет волос, по сравнению с которым апельсин зелёный и ногти чёрного цвета с золотой пыльцой, загибающиеся, как когти ястреба. На минуту беседа утихла. Отвернувшись к окну, чтобы не видеть этого «зрелища», Марьяновна, Фёдоровна и Николаевна думали каждая о своём. Первой испытание безмолвием не выдержала Фёдоровна.

- Николаевна, ты концерт-то вчера смотрела?

- Смотрела, да недолго.

- А что так? Времени у тебя что ли не было. Так у тебя же кроме мышей никого дома-то нет, не мешал никто.

- А не захотела смотреть до конца на это безобразие. Один мужик в колготках, а вокруг толпа девок, еле срам прикрывши, так и вьются, так и выгибаются, во все стороны дёргаются. Тьфу. Противно. И все на одно лицо. А потом ещё мужик и опять девки полуголые…Ничего святого. Срамота одна.

- Да, везде так. Мужиков-то у нас и сейчас меньше, чем баб. Вот они – бабы себя и так и эдак показывают, вроде как наша Зинка, завлекают.

Тут Федоровна тихо хихикнула и произнесла в полголоса

- Я так по молодости три раза подрыгалась – трёх сынов родила. Так я ж уже замужем была, да и было-то ночью, чтоб никто, упаси Господи, не видел и не слышал.

- Так у тебя муж уже был, а у этих-то, поди, нет. Не хватает мужиков-то.

- Что заладила «не хватает»? Женщина родить должна, матерью стать, только и после не все жёнами остаются.

- Ты сама-то поняла, что сказала? Твоя бы внучка так-то перед народом без ничего из одёжки повертелась, задом повиляла, чтобы только матерью стать, а не мужнею женой. Ты ей не то сказала бы…

- Моя внучка в депутатах ходит! Ей одеваться скромно положено.

- А какая разница? Только и того, что одета, а вилять – то приходится и не только перед молодыми и красивыми…Замуж-то не вышла?

- Так ведь за умного хочет, а где на всех умных-то набрать. Да и вообще – мужиков на всех не хватает.

Еле сдерживая себя от смеха, на следующей остановке я вышла, мысленно пожелав старушкам счастливого пути и доброго здоровья. А потом всё думала, что в чём-то эти три старых человека были правы. И молодежь теперь – другая, и по телевизору – вполне можно увидеть «репортаж из-под одеяла». Вспомнила своих сотрудниц, подруг, знакомых, статистику…

Так ведь и правда – не хватает мужиков-то.))))


Опубликовано:02.11.2009 12:31
Просмотров:2580
Рейтинг..:62     Посмотреть
Комментариев:3
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

 02.11.2009 19:50   novemberman  
Реальная история. И написано живо. Спасибо.
 02.11.2009 19:58   galgol  Это Вам спасибо. А история действительно реальная. а то, что написано живо))), так это просто память не очень подвела. Бабульки были - фантастика))))
 02.11.2009 20:04   galgol  "Человек ноября" или "ноябрьский мужчина" ? Красивый ник. Будем знакомы))))
 03.11.2009 23:25   novemberman  И то и другое подходит. Рад знакомству. Павел :)

 02.11.2009 19:54   salix  
Вот как полезно ездить в электричках тому, кто умеет наблюдать и слушать!
Чувствуется теплое отношение автора к людям.
 02.11.2009 20:00   galgol  Так, когда плечом к плечу, всегда к людям только с теплом)))) Спасибо. А в электричках...хоть диктофон с собой вози - кладезь народной мудрости)))

 03.11.2009 00:59   IRIHA  
Мне еще нравится в поликлинике вести наблюдение)))

Рассказ, Галюш, понравился. Пиши побольше прозы, у тебя получается. Она у тебя добрая.
 03.11.2009 06:32   galgol  Спасибо, Ирочка. Твоё мнение для меня много значит.

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы