Гуру

mysha

Гуру

мыша не грызун, мыша - бывший разведчик, оставшийся без бюро. Мыша не пользуется баллами, мыша избирает только для собственного пользования, если мышу спросить - ответит.




Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
7 декабря 2019 г.

Цинизм опасен прежде всего потому, что он возводит злобу в добродетель

(Андре Моруа)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

Сортировка по рубрикам: 


К списку произведений автора

Проза

Бабуля Рита

В тексте использован стих "Цыплёнок шёл в Куд-Кудаки" Эммы Мошковской
---

Опять услышала мнение какого-то психолога или кого там, что ребёнок не может помнить себя до пяти лет, а всё, что якобы помнит, ему рассказали или показали на фотографиях позже и он так убедительно вжился. Наука есть наука, чего там.
Бабуля Рита умерла в 1976 году, когда мне не было пяти лет. Перед этим она долго болела, за два года до смерти у неё была онкологическая операция. Я её помню ещё не больной. Хоть этого и не может быть.

Цыпленок шел в Куд-Кудаки.
- Не тр-р-русь! - трещали сороки.
И пели синички и сойки,
И было не скучно в дороге.

Бабуля Рита работала библиотекарем, у меня было много детских книг. Они и потом долго хранились в старом чемодане. На книгах был штамп библиотеки Приволжской железной дороги, некоторых по два экземпляра. Помню книжный разворот на полу с синим рисунком, возможно ночным пейзажем. Вокруг тоже книжки. И голос, мягкий, но воспитующий: «На книги наступать нельзя.» «Нельзя» - повторяю я и ставлю босую ногу на гладкую страницу. Ноге приятно и немного скользко. «Нельзя на книгу» Помню детскую ногу и синюю страницу. Сколько мне было тогда? Кто мне мог про это рассказать?

А Воробей:
- Чик-чирики!
Решил посмотреть Куд-Кудаки?
Запомни: страна Куд-Кудаки
На северо-юго-востоке!

Помню сумерки и большое окно старинного дома. Я просыпаюсь в незнакомом месте, протянутые руки, полки с книгами, за ними свет. « Поела и поспала даже, мы ей из книг кровать соорудили». Я спала в библиотеке на стопках книг. Сколько мне было тогда?

- Что ж, идешь в Куд-Кудаки? -
Шептали тихие Раки.
- Слушай! - сказали Раки, -
Скоро ты встретишь реки!
Возьми у нас плоскодонку! -
Сказали они Цыпленку.

Мы ходили на Товарку, базарчик возле станции Саратов-2. Помню запах молодой редиски. Так она пахла только на Товарке – остро, свежо, озоном, росой и скорым мороженым. Бабушка покупает щавель, а я слежу за уточками на весах, которые никак не могут встретиться нос к носу. Помню простую еду – тушёный щавель с сахаром, кашу-цветочек, «нарезанную» на лепестки в тарелке с жёлтым кусочком масла в центре, деруны, сухие печенья «цифры» с тремя точками от протыкания вилкой (формочками для них служили игрушечные цифры, полые с обратной стороны.)

- Цыпленок идет в Куд-Кудаки? -
Спросил Медведь из берлоги.
- Дам-ка ему медку.
Медку
Дам я сынку...

Цыпленок шел в Куд-Кудаки.
Светляки светили во мраке,
И говорил кто-то:
- Тут не ступи, тут - болото...
- Не спи на сырой земле,
Спи в теплом дупле...

Богатырский роскошный тополь жил практически на нашем балконе пятого этажа хрущёвки. Он щедро кормил нас жирными серёжками-гусеницами и осыпал мягким пухом. Помню его ветки в окне, по ночам они превращались в корявые руки, пытающиеся схватить белую луну. Они мешают друг другу и у них ничего не получается. Тогда они от досады бьются о стекло и я никак не могу уснуть. Днём ветки становятся опять ветками и ведут себя куда менее интересно. А спать опять не хочется и я ковыряю пальцем штукатурку, розовую, пышную и хрустящую, как подсохший зефир с корочкой. В стене образуются три глубокие ямки – одна большая и две поменьше. «Опять штукатурку ела, ну что ты будешь делать!» Сколько мне было тогда?

Цыпленок шел в Куд-Кудаки.
Слабели, болели лапки.
- Я не войду в Куд-Кудаки! -
Сказал он одной Черепахе.

- Ты переплыл реки!
Ты прошел полдороги!
Брось тревоги и страхи!
Ты войдешь в Куд-Кудаки!

Пчелы жужжали:
- Дойдежжжж!

- Дойдешшшь! -
Говорил Еж.

От бабули Риты я узнала странные слова – розетка, трюмо, плед, жабо, веер, Зелёный театр, контрабас. Помню Зелёный театр в городском парке, оркестр, ближе к правому краю музыкант с огромной скрипкой. «Это контрабас». Контрабас меня покорил.
Я читаю отрывок из «Онегина» «И полно, Таня! В наши лета мы не слыхали про любовь...» наизусть в трамвае, заменяя «церковь» на «цирковь», чтобы было понятнее
От бабули Риты осталась коробочка с брошками. Большие и маленькие с квадратными «рубинами», россыпью «жемчугов», с «бирюзой» и «изумрудами», ржавыми витиеватыми узорами и сломанными застёжками. Я любила их рассматривать, высыпать и складывать обратно.

Цыпленок шел в Куд-Кудаки.
И вот Обезьяны Макаки
Сказали:
- Во-о-н Куд-Кудаки!
Гляди, впереди Куд-Кудаки!

Но
на счастливые крики
Примчались
Злые Собаки!

- Сейчас мы тебя покусаки,
Разоррваки
и ррастеррзаки!

Бабуля Рита рассказывает смешные истории про больницу, противную манную кашу и злую медсестру. Я смеюсь, а она лежит в постели и вяжет крючком одежду для моих кукол. Целую гору одежды для ещё не купленных кукол. Очень ноская одежда оказалась, особенно большая оранжевая шляпа для Толлера Крэнстона, которая потом служила юбкой для пупсика, когда Крэнстон сломался.

Цыпленок делает знаки,
Что вот уже - Куд-Кудаки,
Что он прошел половину земли!..
Но поверить ему не могли.

- Гав! - сказали Собаки.
Как? Ты не пугаки?!

- Но меня не пугали!
Не пугали, а помогали!
Светляки, и медведи, и раки,
И пчелы!..

Дед большой, как дядя Стёпа, почему-то сидит на кухне у других бабушки и дедушки, папиных. Что он тут делает? Это необычно, картина мной воспринимается как неестественная. Он приехал за мной может быть? Подхожу тихо. Дед говорит с бабушкой о чём-то своём, совсем не понятном. Вдруг поворачивает голову ко мне и медленно произносит: «Вот так-то, друг любезный» А на щеке у него сырой след, какой бывает от впитавшейся слезы. Нет, он приехал не за мной, я стою и молчу, осознавая то, для чего слов ещё не изучила. Сколько мне было тогда? Четыре года, четыре месяца и девятнадцать дней. Мне никто не мог этого рассказать.

- И пчелы-кусаки?
И даже пчелы-кусаки
Помогли
Прийти в Куд-Кудаки?!

Как удивились Собаки!
Собаки забыли о драке...
Сидят Собаки-кусаки,
А цыпленок идет в Куд-Кудаки!

Давно нет Зелёного театра, Товарки, на месте тополя широченный пень. А я, при внезапном появлении кого-то, кто здесь быть не должен, говорю себе, что глупости всё это, ничего не случилось… Иногда мои слова кто-то опровергает вслух.


Опубликовано:17.11.2015 07:09
Просмотров:3913
Рейтинг..:15     Посмотреть
Комментариев:4
Добавили в Избранное:4     Посмотреть

Ваши комментарии

 17.11.2015 10:19   Algiz  
Глупят психологи.
Эмоциональная память возвращает все - запахи, интонации, скрипы и шорохи давно разрушенных домов, свет отгоревших ламп, вкус любимых лакомств... И - стихи, поселившиеся в детской памяти, - верные наши спутники на всю оставшуюся жизнь )
 20.11.2015 09:35   mysha  Да этот психолог здесь только ради вступления, хоть какая-то от них должна быть польза)))) Спасибо!

 17.11.2015 14:43   ArinaPP  
Очень, очень и ещё раз - очень!
А на счёт детской памяти - врачебные враки. Я спрашивала у родителей про кусочки воспоминаний, которых быть не должно, но ведь они есть! И родители подтверждали, да,это было. И до пяти.
 20.11.2015 09:34   mysha  Я очень рада вашему отзыву именно здесь! если честно, то и опубликовала для вас ))) Спасибо.
 20.11.2015 12:33   ArinaPP  Спасибо Вас большое, за такие тёплые слова, Mysha.

 20.11.2015 10:04   MitinVladimir  
Память - удивительная штука. Есть множество примеров, когда при самой незначительной травме люди напрочь ее утрачивали, а есть другие, не менее многочисленные, примеры, когда при глобальных поражениях/повреждениях мозга память лишь обострялась. За открытие Центра памяти гарантирована нобелевка, как, впрочем, и за прецедент родов мужчиной, - то есть за то, что невозможно в принципе, по определению. На мой взгляд, памятью обладает каждая клетка нашего организма, каждая без исключения.
К тому же память, мне кажется, имеет свои индивидуальные механизмы у каждого из нас, и ни каким законам не подчиняется (я, к примеру, не помню ничего не только до 5-ти лет, но и то, что было со мной в средней школе - не могу вспомнить даже имена до 70% одноклассников). Во как)

Наташ, слеза не может впитаться) она испаряется кожей, оставляя соляной след)

Заберу, если вы не возражаете, ибо очень понравилось не столько изложение, сколько форма и замысел...
 26.11.2015 13:42   mysha  Наверное по-научному слеза так не может, но по ощущениям - она никуда не испарилась. Думаю, здесь физика не принципиальна)))
Форма мне самой понравилась. Лишнее подтверждение правилу: хочешь о ком-то написать - не торопись, подожди подходящей формы. )

 20.11.2015 12:37   SukinKot  
Я тоже помню себя до пяти лет. Более того, в это никто не верит, но у меня есть пара смутных детских воспоминаний, которые, судя по деталям, из двухлетнего возраста (потом мы переехали, и я этих вещей видеть не мог). А вот куда пять минут назад засунул ту или иную вещь - порой вспомнить не могу, хотя до склероза еще далеко)
 26.11.2015 13:36   mysha  Слишком много информации, мелкие детали вытесняются, если их не закрепить))) А тогда белое поле памяти было свободно и события врывались туда спонтанно и заполняли вольготно всё пространство, сохраняя не только образы, картинку, но и запахи, тепло, свет... На этих малозначительных событиях, мы учились чувствовать, поэтому они помнятся, потому что лежат в основании. Простые и необъяснимые одновременно.)

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы