Гуру

mysha

Гуру

мыша не грызун, мыша - бывший разведчик, оставшийся без бюро. Мыша не пользуется баллами, мыша избирает только для собственного пользования, если мышу спросить - ответит.




Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
21 июня 2018 г.

Важно быть человеку другом, пока он жив, а не тогда, когда он уже умер

(Фрэнсис Скотт Фицджеральд)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

Сортировка по рубрикам: 


К списку произведений автора

Проза

из цикла "Детство Наташки"

Отчим

Отчим у меня был с десяти до четырнадцати лет. К нам и раньше подселялись добрые дяди, это называлось иногда «давай у нас дядя Х будет вместо папы». Да а мне жалко что ли. Тем более, когда с дядей можно играть в разные игры, кататься с горки зимой наперегонки, можно просто поговорить, прям как с обычным человеком десяти лет. Отчима звали дядя Саша. «Можно я буду звать вас на ты?» - спрашивала я неоднократно. Так ни разу и не назвала. С ним было весело, он рассказывал про Кавказ, где вырос, про Германию, где служил, про книги, которые читал и всегда за меня заступался. Я вот за него никогда, хотя порой понимала, что надо бы. Мама послала его купить мне полезный подарок на день рождения, он купил подзорную трубу. Мама его чуть не убила ей, а я потом с окна пятого этажа рассматривала покойника в гробу, которого проносили по двору, и думала, что такого полезного подарка мне ещё никто не дарил. Дядя Саша мог делать всё – и картошку чистить, и полы мыть, и ремонт. Ремонт у нас тянулся всё время, что мы жили в хрущёвке. Дядя Саша наклеивал газеты под обои, а потом вставал на голову и разговаривал с Леонидом Ильичём, который тоже оказался вверх ногами. Как-то у меня была температура, наутро она спала и он сказал, что лечиться надо походом в кино и мы отправились на «Всадник без головы». Ещё он возмущался, что у нас дурацкая программа по английскому и надо начинать его учить с транскрипции. И заставлял запоминать эти, транскрипции, когда нам просто стишки про птичек задавали.

Поругались мы за всё время только один раз. Отправили нас в воскресенье за овощами в центральный овощной магазин на Сакко и Ванцетти, потому что там всегда была картошка по утрам. Мы отстояли две кренделеобразные очереди – одну за картошкой, а другую за остальным. Набрали, наверное, Камаз овощей, еле допёрли до троллейбуса. Доехали, вышли, а идти ещё прилично было от остановки. Я заартачилась. Мол, мне тяжело и руки режет. Он, нагруженный рюкзаком и большими сумками, прообразами современных баулов, долго меня уговаривал. А потом плюнул, сказал, что пойдёт один и ждать не будет. И ушёл. А я стояла и смотрела, как он удаляется по скверику и думала, что как это он так вообще не обернётся? Не обернулся, я вздохнула, взяла сумки и поплелась домой. Почему-то было стыдно.

Мама от нас, бывало, уезжала, то в Москву, то в санаторий. Однажды она уехала в Ялту зимой, мне как раз должно было исполниться четырнадцать. Дядя Саша говорит – а давай день рождения сделаем! Зови, кого хочешь. Я позвала всех девчонок со своего класса, купила торт и много-много газировки. Да, в четырнадцать лет мы ещё были полнейшими детьми. Но посидели весело, а когда дядя Саша пришёл с работы, забрав сестру из детсада, то сел с нами и первым делом спросил: «А где же мальчишки?»

Вообще-то он выпивал. Так, мне кажется, не больше среднего. Просто он пьянел быстро, буквально с трёх рюмок. Мог уснуть где угодно и намертво, мама этого терпеть не могла и взламывала входную дверь, и дверь в ванную, устраивая полный разгром. Когда она уезжала, он выпивал непременно. Однажды ему сестру в садике не отдали, а я пришла со второй смены, в квартире накурено, мужики какие-то на кухне, а дядя Саша только сказал, что за сестрой надо сходить и уснул. Правда, пока я ходила, мужики ушли и даже немного проветрилось. А в другой раз мы с сестрой были дома, мама в командировке, а дядя Саша позвонил в дверь. Я открыла, а он шатается и красными глазами на меня смотрит. Я ка-ак дверь перед ним захлопну. А он молчит и больше не звонит. Я выглядываю – а он сидит на табуретке между четвёртым и пятым этажом и в пол смотрит. Я сестру на руки взяла - и к соседке, тёте Наташе, звоню. Уговор такой был – если что надо, то обращаться к тёте Наташе. Та мне открыла и всё поняла. Я у неё сидела и смотрела телевизор. Она поговорила с дядей Сашей и сказала, что он вроде и не сильно пьяный, наверное, я просто напугалась. Может я и напугалась, а может какую-то взрослость решила проявить, трудно сказать. Потом тётя Наташа запустила нас как-то поочерёдно домой и сказала, уходя: «Ты маме уж не говори». Я сказала, что я дура что ли. Но чувствовала себя дурой. Потому что как будто знала, что нет у меня и не будет никаких детских травм, я очень способная к регенерации. А только острые ранки, неожиданные, как от травинки или листа бумаги, полосонёт и щиплет. Так и остаются эти ранки картинками вроде разбитых банок с ягодами, что я с балкона сбрасывала, чтобы скрыть, что дедушка приходил. Или вот эта – отчим на стуле между четвёртым и пятым этажами в своей расплющенной ондатровой шапке, похожей на воронье гнездо, и обвисшем мятом пальто. Смотрит в пол, а потом чуть-чуть в мою сторону.

Однажды, когда мама уже с ним не жила, в дальней комнате. в старом столе я нашла от него бандероль, где в скобочках было «для Наташи». Мама спрятала. Там были чёрный ажурный шарфик с люрексом, колготки чёрные сеточкой, календарики с Пятигорском (я собирала) и изюм в цветной глазури «морские камешки». Это то, что я стащила, остальное, не помню что, оставила на месте.


Опубликовано:18.02.2018 17:37
Просмотров:969
Рейтинг..:240     Посмотреть
Комментариев:10
Добавили в Избранное:6     Посмотреть

Ваши комментарии

 18.02.2018 18:49   ArinaPP  
Какое же чудесное воспоминание! Прямо в носу защекотало и захотелось плакать. Как же хорошо описан этот дядька, просто чудо, и даже хочется пригреть горемыку.
Вы такая молодец, Наташа!
 18.02.2018 21:01   mysha  Спасибо, Арина. Сегодня я узнала, что он умер в конце января. А я - тот человек, который может быть больше всех может сказать о нём хорошего, всё-таки я его знала по большей части ребёнком. И его недостатки, которые увидит взрослый практичный человек, не имели для меня никакого значения. Зато достоинства, совершенно никчёмные для взрослого практичного человека, мне казались бесценными!

 18.02.2018 18:53   Volcha  
и у вас такая улица? %) удобно — куда ни приедь, везде одни и те же названия))
 18.02.2018 21:02   mysha  Я даже год работала в магазине на этой улице. а ещё про эту улицу есть стихотворение Константина Симонова. Только школу из того старого здания в девяностые годы перенесли.

Ты помнишь, как наш город бушевал,
Как мы собрались в школе на рассвете,
Когда их суд в Бостоне убивал -
Антифашистов Сакко и Ванцетти;
Как всем фашистам отомстить за них
Мы мертвым слово пионеров дали
И в городе своем и в ста других
Их именами улицы назвали.
Давным-давно в приволжском городке
Табличку стерло, буквы откололо,
Стоит все так же там, на уголке,
На Сакко и Ванцетти наша школа.
Но бывшие ее ученики
В Берлине, на разбитом в пыль вокзале,
Не долго адрес школы вспоминали,
Углом сложили дымные листки
И "Сакко и Ванцетти" надписали.
Имперской канцелярии огнем
Недаром мы тот адрес освещали;
Два итальянских слова... Русский дом...
Нет, судьи из Америки едва ли
Дождутся, чтоб мы в городке своем
Ту улицу переименовали!
.....................................................
Я вспомнил об этом в Италии,
Когда, высоко над горами,
Мы ночью над ней пролетали,
Над первых восстаний кострами.
Будь живы они, по примете,
Повсюду, где зарева занялись,
Мы знали б, что Сакко с Ванцетти
Там в скалах уже партизанили!
И снова я вспомнил про это,
Узнав в полумертвом Берлине,
Что ночью в Италии где-то
Народом казнен Муссолини.
Когда б они жили на свете,
Всегда впереди, где опасней,
Наверно бы Сакко с Ванцетти
Его изловили для казни!
Я вспомнил об этом сегодня,
Когда в итальянской палате
Христьянский убийца и сводник
Стрелял в коммуниста Тольятти.
Нет, черному делу б не сбыться,
Будь там он в мгновения эти -
Наверно под локоть убийцу
Толкнул бы товарищ Ванцетти!
Предвидя живое их мужество,
Я в мертвых ошибся едва ли, -
Ведь их, перед будущим в ужасе,
Назад двадцать лет убивали!
Ведь их для того и покруче
В Бостоне судили заранее,
Чтоб сами когда-нибудь дуче
Они не судили в Милане.
И на электрическом стуле
Затем их как раз и казнили,
Чтоб, будь они живы, от пули
Тольятти не заслонили.
У нас, коммунистов, хорошая память
На все, что творится на свете;
Напрасно убийца надеяться станет
За давностью быть не в ответе...
И сами еще мы здоровия стойкого,
И в школу идут по утрам наши дети
По улице Кирова,
Улице Войкова,
По улице Сакко - Ванцетти.

1948
 20.02.2018 19:19   oMitriy  У нас есть все перечисленные улицы)

 18.02.2018 20:34   white-snow  
очень понравилось
 18.02.2018 21:05   mysha  Спасибо!

 18.02.2018 20:43   Katrin  
"Потому что как будто знала, что нет у меня и не будет никаких детских травм, я очень способная к регенерации. А только острые ранки, неожиданные, как от травинки или листа бумаги, полосонёт и щиплет."
Ага. Я налила себе бокал вина после прочтения.
Спасибо за рассказ и его настоящность.
 18.02.2018 21:05   mysha  Я думаю, это не частое явление, когда так пишут про отчимов. Поэтому я обязана была его написать.))

 18.02.2018 21:06   Glimpse  
Спасибо.

 18.02.2018 21:06   mysha  
Я ещё сюда кину одно воспоминание
---
Вот я дырявая голова, забыла ещё одну историю рассказать, придётся перепост делать. Мы ж тогда жили в хрущёвке на пятом этаже, окна и балкон выходили во двор. А подъезд наш, первый, располагался под прямым углом ко всем остальным восьми. Но все остальные нам не важны, они далеко уходили, образовывая длинный двор с аркой для игры в вышибалы. А ближе всех оказывался, естественно второй, а из-за этого угла окна второго подъезда из нашего отлично просматривались. Особенно хорошо было видно, что люди делают на кухнях. А уж в подзорную трубу если... В общем, не чужие эти люди из второго подъезда, по крайней мере точно роднее, чем из третьего. И вот во втором подъезде случился пожар. Я это событие не застала, вернулась из лагеря через сутки после того, как всё произошло, в самый разгар впечатлений и разговоров. В квартире второго подъезда на четвёртом этаже загорелся цветной телевизор. А горящий цветной телевизор того поколения - это чёрный-чёрный густой ядовитый дым. Мама, говорит, только выбежала на балкон и закричала:"Пожар!" А отчима моего, дяди Саши, который на диване лежал только что, уже нет. К тому моменту весь второй подъезд заволокло едким дымом. В окне пятого этажа, над горящей квартирой, металась женщина с чёрной тряпкой (потом окажется, что это бывшее белое полотенце), через которую она пыталась дышать. Женщина кричала столпившемся людям:"Не могу больше, прыгаю!" "Галя, не прыгай!" - кричали люди, - "Потерпи, едут уже, едут!" А дядя Саша, мой отчим, уже бил стёкла на лестничных клетках второго подъезда. На всех этажах. "Прямо в шлёпанцах!" - как сказала мама. История закончилась тем, что пожарные приехали и спасли Галю с пятого этажа. Умерла только лежачая бабушка из горящей квартиры с телевизором. Остальные жильцы не сильно пострадали, дяде Саше тоже оказали помощь на месте и он вернулся на диван отлёживаться. Когда я приехала, то с нашего балкона открывался вид на обгоревший второй подъезд с разбитыми на лестничных клетках со второго по пятый этаж стёклами. А когда я вышла во двор, на меня обрушились рассказы всех свидетелей произошедшего, близко знакомых и даже не очень. Каждый описывал, где он был, когда загорелось, во что играл, что ел и кто за кем прибежал, как спасали женщину Галю, как выносили на носилках несчастную бабушку. И все добавляли - а твой отчим как забежал и давай стёкла разбивать! Потом его в скорую врачи водили. Некоторые прямо с этого и начинали, считая, что это главное, что я должна первым делом узнать. Некоторые говорили не отчим, а отец. Не все же знали, кто у нас кому кто. А я наслушалась и сказала, что соберу все эти впечатления и напишу по ним рассказ. Писательница хренова, вообще только недавно об этом вспомнила. )))

 20.02.2018 19:32   oMitriy  
Не хочу быть отчимом. Отчимом быть трудно.

Автору спасибо. Возвращаясь в детство, когда-то хотел написать рассказ о том, как отчим меня обманул.Ранки. заживают, а шрамики остаются. Теперь точно не буду. Ведь и хорошее было, и отчим уже, Царство Небесное...
 24.02.2018 14:46   mysha  Знаете, почему надо писать и про хорошее и про не очень? Дети далеко не всегда могут описать своё отношение к происходящему, особенно если это сложные ситуации. Ребёнок не всё может сформулировать, даже порой ответить на вопрос, почему он плачет. А ведь может просто молчать, носить в себе. А при попытке взрослых узнать, что происходит, часто соглашается на предложенную старшими простую версию - устал, с кем-то поругался, не выспался. Это совсем маленький. А к старшему возрасту он уже привыкает скрывать свои настоящие мысли, особенно если они нерадостные. А потом становится взрослым и забывает, как это быть ребёнком, которого некому понять. Поэтому писать надо, чтобы взрослые не забывали, как выглядит мир и их поступки глазами ребёнка. Взрослых надо воспитывать ребёнками, я считаю! )))
Спасибо вам большое!

 27.02.2018 12:49   cosmeat  
На самом деле, мне понравилось, но " Ремонт у нас тянулся всё время, что мы жили в хрущёвке. Дядя Саша наклеивал газеты под обои, а потом вставал на голову и разговаривал с Леонидом Ильичём, который тоже оказался вверх ногами.
 27.02.2018 12:51   cosmeat  потому что и оказывался, или вы это всё специально замутили?)
 28.02.2018 05:18   mysha  Нет, не специально. Смотрите - вот клеили, клеили мы газеты увлечённо, потом - уф, говорим, перекур! А что делают во время перекура? Любуются результатами своего труда. И тут-то и становится видно самое заметное фото на стене теперь - Леонид Ильич Брежнев, ещё с осени скончавшийся, расположился почти у самого пола да ещё и в перевёрнутом виде. Ну и далее по тексту.)))

 14.03.2018 16:50   Rusalka  
ПОЗДРАВЛЯЮ!

 17.03.2018 20:28   alouette  
Это очень хорошо рождено - мастерски, с любовью - с благодарностью.

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы