Гуру

petrovich

Гуру

Курю - следовательно думаю. Думаю - следовательно существую.

Карапетян



Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
23 сентября 2019 г.

Отдаваться гневу часто все равно, что мстить самому себе за вину другого

(Джонатан Свифт)

Все произведения автора

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

Сортировка по рубрикам: 


К списку произведений автора

Публицистика

из цикла "Очень раннее Срадневековье"

Крик души Михаила Жванецкого

("Крик души" Михаил Жванецкий http://www.jvanetsky.ru/data/text/t0/krik_dushi/)


Михал Михалыч Жванецкий…
Великий российский… Кто?
Юморист? Не надо! Умоляю! Слушаешь, как песню, повторяешь, как из Грибоедова! Какой, к едрене маньке, юморист? Великий российский литератор, великий российский ПОЭТ – вот это подходит. Уникальный поэт, вынимающий из чёрт знает чего, из директора мясокомбината, из очереди магазинной, из матюгов ларёшных обвал, лавину музыки, парадоксов и созвучий. Вынимающий из того, что никогда не было поэзией. А главное-то – смешно! До сползания под сиденье, до рыданий горловых, ДО СЛЁЗ.
«Вашу степь!..»
«Кто здесь такой умный!? – Я!»
«Мне в Париж, по делу, срочно!»
«Не переставая быть евреем…»

Он – поэт. Уникальный, единственный в мире, неповторимый…

Новое стихотворение Михал Михалыча – слышали? «Крик души» называется. Кинулся, урча, блея, плечмя ёжа в предчувствии… Вот, сейчас прочту!..
Прочёл, восхитился и согласился от восхищения. Тут бы, в восхищении, и остаться. И ещё восхищаться потом, перечитывая.

Да, как-то… ну, никак… же ж…
Ну, не то… же ж…

Хорошо написано.
Как всегда.
А о чём?
Да о том, что рано нам в цивилизацию, что – дикие мы.
Что – хамы, что – толкаемся, что – воняем.
Прочёл, покраснел до корней и пошёл мыть ноги, чистить зубы, прыскать вокруг себя – ужас, ведь! Михал Михалыч сказал, ведь!
Же ж…
Потом вспомнил, что мыл уже нынче ноги, чистил зубы и причёсывался. На всякий случай ванну принял. Да и припомнил, что кое-кто ещё моется окрест вполне по-шведски. Из знакомых и сотрудников. В принципе, никто особенно не воняет и не матюгается. Из тех, кто рядом на родного олигарха ишачит. Практически безвозмездно. Ишачит и моется. То есть даром. Ну, практически… Теоретически, конечно, – за деньги. Хотите, скажу, за какие?

И тут устыдился: раз или два в месяц становишься всё-таки, подлец ты эдакий, хамом. Повысят, скажем, коммуналку ни за хрен собачий, отключат, к примеру, отопление в самую зиму, подрастут, положим, цены в ближайшем МАРКЕТЕ, поглядишь с ненавистью на свою зарплату, пересчитаешь морковки и макароны – и просыпается в тебе зверь дикий и потный, и начинает тот зверь хрипеть, рычать, матюгаться, желать всем ИМ самого-самого… только – сейчас прямо, и, чтобы подольше мучались… Прав, прав Михал Михалыч! Рано нам туда, в Швецию. Там бы не ругались без толку.

Да, я понимаю – работаем плохо. Это нам каждую неделю говорит тот, кто построил с нашей помощью пять домов, выучил детей в Англии, купил всё, что надо для культурной и не потной жизни. Наверно, он прав. А мы – не правы. Потому что мы работаем всё-таки хорошо, хотя платят нам теоретически. Мы запутываем экономику. А он – нет.

«Наши люди стремятся в Стокгольм…»
Никуда мы уже не стремимся, Михал Михалыч. Вынули из нас стокгольмостремительные силы. Тут бы прожить как-нибудь. Не воруем-с. Не депутатствуем-с. Не на что стремиться. А многим из НЕ НАС – и здесь хорошо. Воруется и депутатствуется.
Дети, вот стремятся. И то – не все. Некоторые так прямо и говорят: «А тут, кто будет жить?» Вы будете смеяться – панфиловцы!

И пробивает вдруг: Мила-а-ай! Да он же не про тебя совсем, болезного, пишет. Ты-то, мил-друг, тут и не при чём вовсе! Тебя-то Михал Михалыч и не видел, и видеть, говоря откровенно, не хочет!
Во-она как!
Ну, тогда – другое дело!

Тогда: «Не наши, а ваши…»

«Мы агрессивны.
Мы раздражительны.
Мы куда-то спешим и не даем никому времени на размышления.
Мы грубо нетерпеливы…»

В точку. Очень похоже на киприотов России, на дорогих чиновников, драгоценных глав, владельцев чего-то там, генеральных чего-то эдакого, любовниц владельцев чего-то там, племянников председателей правлений чего-то эдакого (а они – тоже люди!)
Но не на нас.

«Не мы, а вы…»

«Нас видно.
Нас слышно.
Мы все еще пахнем потом, хотя уже ничего не производим.
Нас легко узнать: мы меняемся от алкоголя в худшую сторону.
Хвастливы, агрессивны и неприлично крикливы»

Как хорошо сказал! Депутаты, топ-менеджеры, ихние сотрудницы под Куршевель… Одним словом – телевидение.

«Не нас, а вас…»

Когда любимый президент Ельцин уничтожал Прокуратуру, полгода топтал её за то, что хамски совершенно полезла в делишки президентских дочек-зятьёв, когда великий интеллигент Гайдар ввёл тысячепроцентную инфляцию, плюс налоги, превышающие прибыль, когда вопили со всех сторон в уши гайдаровского правительства: «Введите же закон об ответственности за просрочку платежей!» а он не вводил, когда Чубайс ловко вынимал у нас, немытых, наши ваучеры, вот тогда бы, Михал Михалыч! Тогда бы – о чистоплотности и достоинстве! Хоть словечко! Эх! Дорога ложка к обеду!

«Если поэт – больше, чем поэт, то он – не поэт». Это сказала Белла Ахатовна Ахмадуллина.

Поэту бы знать своё место. Вон, Александр Сергеевич, сочувствовал, разделял, не возражал, а как до дела дошло – увидел зайца, и – домой. Не разобраться, потому что поэту в делах мирских. Не должен поэт становиться ДЕЖУРНЫМ ПО СТРАНЕ. Насоветует такого, что четыре гарвардских университета потом не распутают.
Лет пять я боялся попасть пультом на передачу эту. Корёжило. Любимый Михал Михалыч, же ж!.. Куда его юмор, его вдохновение подевались? Такой материал вокруг, а он…

Когда вытаптывала обкомовско-уголовная сволочь всё вокруг себя, тех самых вытаптывала, честных, дельных, МЫТЫХ, которые при Горбачёве вложились в ЧАСТНОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО, в кооперативы те разнесчастные, зачем было ПОЭТУ лезть и объяснять, что вытаптывание – это путь к свободе и демократии? А вдруг – не так вовсе? Надо ли было ПОЭТУ объяснять (доброжелательно, остроумно и поэтично, как и всегда) что мы – не инициативны, не умеем работать, завидуем, привыкли получать зарплату просто так. Нам, с кого сдирали шкуру ради создания ПЕРВИЧНОГО КАПИТАЛЛА?

Именно тогда нам преподавали первые уроки ТОТАЛЬНОЙ НЕПОРЯДОЧНОСТИ.
Хорошие уроки. С эпидемиями самоубийств, с Чечнёй, с голодными обмороками, с внедрением наркомании в школы и проституции на шоссе… Ну, и так далее… Надо было ПОЭТУ отмечаться в этом МЕРОПРИЯТИИ?
Не надо было.
Сейчас бы не вспомнили, по крайности.

«Вот что мне кажется:
1. Нам надо перестать ненавидеть кого бы то ни было.
2. Перестать раздражаться.
3. Перестать смешить.
4. Перестать бояться.
5. Перестать прислушиваться, а просто слушать.
6. Перестать просить.
7. Перестать унижаться.
8. Улыбаться. Через силу. Фальшиво. Но обязательно улыбаться»

А над нами смеются, Михал Михалыч. ВАШИ смеются. То-олько заведём старую песню о главном, о ПОРЯДОЧНОСТИ, в зале – гомерический хохот. Не заводить старую песню? Слава Богу, завёл её один из НИХ, в конце концов. Вы. С чего бы?

Мы категорически не обещаем не ненавидеть! Мы будем ненавидеть! Ненавидеть самих себя. Обязательно! Потому что – идиоты. Потому что поверили тогда ПОЭТАМ, а не собственному здравому смыслу или хотя бы академику Леонтьеву. Знаете такого? Великий американский экономист.

Мы не можем обещать, что не станем бояться. Наши соотечественники из ВАШИХ привыкли к формуле БАБЫ НОВЫХ НАРОЖАЮТ. Они вполне могут решить, что трёхразовое питание для НАС – это в неделю, и вполне достаточно на первое время.

У нас совершенно пропало желание слушать кого бы то ни было. Столько вранья может лишить органы слуха нормальной восприимчивости. А без восприимчивости – какое же ж желание? Так – пионерский секс.

Мы и так улыбаемся. Изо всех сил, Михал Михалыч. Когда думаем, как могут раздавить наших детей наши же ж соотечественники, мы улыбаемся. Своим умом дошли, что улыбаться надо. Сопьёшься же ж. Да и – что остаётся дуракам?

Только, чего это я про НАС? Это вы ведь про ВАС, конечно. Извините!
«Не нам, а вам…»

А, вот концовка непосредственно касается уже всего ЭЛЕКТОРАТА. Уже и НАС тоже. Тут и я имею право голоса. Пока. Пока не вывели меня, инженера, из вида ХОМО САПИЕНС.
«С будущим президентом – контракт!
Он нам обеспечивает безопасность, свободу слова, правосудие, свободу каждому человеку и покой, то есть долговременность правил.
А кормежка, заработок, место жительства, образование, развлечение и работа – наше дело. И все.
Мы больше о нем не думаем.
У нас слишком много дел»

За! Всеми руками и прочими поднимающимися пока органами.

Осталось договориться с президентом. Нынешним и будущим. И с теми, кто кормится от щедрот того и другого в Швейцарии, называемой государственным аппаратом России-матушки. И с родственниками, и с друзьями, и с подругами тех, кто кормится… И с родственниками, и с друзьями, и с подругами тех, кто надеется поразвлечься государственными делами в недалёком будущем. И с родственниками, и с друзьями, и с подругами родственников, друзей и подруг…
Без танковой дивизии под окнами и авиагруппы в ближайшем воздушном пространстве переговоры эти зайдут в тупик ещё на подъезде к третьей кольцевой. Так почему-то мне кажется. Очень уж увлекательно там, в Швейцарии.
Вот бы поспособствовать, Михал Михалыч!

Или уж свалить к едрене маньке, к НАШИМ шведам, к монахам, в монастырь, в молчание. Грехи замаливать.


Опубликовано:12.04.2013 22:15
Создано:04.2013
Просмотров:4035
Рейтинг:0
Комментариев:2
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

 12.04.2013 23:08   LunnayaZhelch  
Обожаю Жванецкого, оставлю комментарий, чтобы прочесть в ближайшие дни.
 13.04.2013 22:28   LunnayaZhelch  На политику всё сошло (не спорю, справедливо). И опять Жванецкий не при делах - соскользнул, остался фоном для ваших рассуждений. Получилось обиды больше, чем анализа, как мне показалось. Стоило бы некоторые моменты развернуть, а некоторые опустить, наверное - чувствуется дисбаланс тезиса и аргументации в статье.

 13.04.2013 10:51   Max  
Не понял идею статьи, Андрей. Если можно - в двух предложениях и внятно, как у Жванецкого. Юмор желателен, но это уже слишком, согласен.
 13.04.2013 11:51   petrovich  В двух словах? Не выдержал Михал Михалыч проверкой на ДЕНЬГИ. В 90-х начал смеяться не когда смешно, а когда любезно властям. И одновременно стал МЕССИЕЙ, дежурным по стране. Был бы настоящим Михал Михалычем, сообразил бы, что дежурным по стране должен быть президент, даже пьяный в сиську. Но благополучие не дало ему увидеть достоинство.
Так я думаю.

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту
Приветы