На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
16 апреля 2024 г.

Когда со мной сразу соглашаются, я чувствую, что я не прав

(Оскар Уайльд)

Публикации

15.01.2024

О темных парадоксах

Бьешься-бьешься за свободу, за право говорить, за возможность выбора, народ будоражишь, палачей напрягаешь...

О темных парадоксах

Какой бы скучной ни казалась жизнь, она всегда найдет, чем удивить и озадачить. Мой старинный приятель Эдик удивлял меня умением пить самогон через трубочку, предварительно опустив в стопку кубик рафинаду, и ввергал в ступор тем, что с фамилией Манштейн умудрился отслужить срочную в псковской десантуре. Эдиковы причуды, однако, можно списать на стечение обстоятельств, траектории звезд и раздавленную в мезозое бабочку, в отличие от противоречий куда более серьезных и глубинных — темных парадоксов, не познаваемых ни творчеством, ни логикой, произрастающих в основном из хтонической жадности, искрометной глупости и неубиваемой хитрожопости запретной магии.

Простейший пример темного парадокса первого порядка — ценообразование в фармацевтике. Сколько ни включай абстрактное мышление, как ни ни терзай калькулятор, а все выходит, что большинство таблеток и пилюль штампуют либо из чистого золота, либо из высокооктанового героина. Хотя, думаю, героин дешевле. Или вот, скажем, закон природы, гласящий, что чем дороже билет, тем ржавее электричка эффективность препарата обратно пропорциональна его цене: копеечный сироп солодки почему-то лечит кашель в разы лучше дорогих лазолванов. Парадоксы этой категории нерешаемы в принципе. Даже мною — трижды пытавшимся осознать бесконечность вселенной и не сошедшим с ума, а стало быть, нечего над ними и голову ломать.

Второй уровень набит шарадами, основанными на аналогии, вопросами, которые лучше не задавать и на которые лучше не отвечать вслух, если не желаешь обзавестись смертельными врагами. Листаешь архивы решеторянских кулуаров и рубилищ — и диву даешься количеству пацифисток, возмущавшихся зверствами и беззакониями путинского режима. Но ни одна из этих утонченных душ, потрясенных парой прилетевших болотным протестунам подзатыльников, не пришла посетовать по поводу фееричных уличных боев в Париже. Ни у одной миротворицы из скорбевших по пусирайот и Сенцову не возникло вопросов по поводу Ассанжа, Сноудена и Саддама. Сколько кипящих соплей и ядовитой слюны летело в первые месяцы СВО в адрес озверевшей русни, каких только эпитетов ни удостоилась тогда кремлевская камарилья от нервических дамочек из днепропетровсков, вроцлавов и прочих германий. Но ни одна не пришла обронить слезу по ковровым бомбилищам Газы и Хан-Юниса, учиненных вчерашними жертвами холокоста, которые познали сладость нацизма и вкус чужой крови. Ни слезинки, не обронили, ни сопельки... Противоречия такого рода, в отличие от вышеупомянутого ценообразования, худо-бедно решаются — и логически, и примитивной аналогией, и даже универсальной побрехушкой «это-другое». Но, голуби мои, ради душевного спокойствия вашего решений этих лучше не озвучивать — во избежание проклятий и санкций, которые неминуемо прилетят из стана добра и света. Это только ваше решение — вот и держите его при себе.

Вы же не думаете, голуби, что я тут шутки шучу и в очевидности впадаю, да? Я лишь пытаюсь как-то сориентироваться в нарастающей вокруг энтропии несуразице — сопоставляя и обобщая. Вот как раз обобщения-то и составляют легион темных парадоксов третьей категории, и когда говорят о «порядке, основанном на правилах», имеют в виду именно этот уровень непознаваемого. Парадокс в том, что развитие любого процесса предполагает диалектический переход определенного количества изменений в новое качество, но при достижении некой точки развития изменения дают зеркальный эффект: прогресс становится деградацией, сохраняя, однако, внешние, декоративные признаки прогресса. Чем больше пишущих, тем меньше читающих. Чем больше СМИ, тем ощутимее дефицит уникальной серьезной публицистики, замещаемой перепостами и рерайтами. И тем отчетливее устремляется к нулю вектор грамотности, ибо пишущие теперь не читают не только других, но и самих себя.

Как же так, позвольте-с, воскликнет обеспокоенный читатель, отчего такое повылазило при нынешних-то возможностях образования, ведь и мессенджеры наши заряжены, и сети наши быстры, и гаджеты крепки, и перья сплошь металлические, и бумаги с чернилами полные закрома... А вот так, голуби, что любая славная попойка чревата похмельем, а любое внешнее изобилие — внутренним обесцениванием. Обществоведение. Восьмой класс.

Или вот бьешься-бьешься за свободу, за право говорить, за возможность выбора, народ будоражишь, палачей напрягаешь... А вершиной этой тысячелетней борьбы становится право мальчиков справлять нужду в туалетах для девочек и наоборот плюс (бонусом) бойкот миссис Роулинг, сдуру допустившей существование мужского и женского пола! Ради этого ли мы с вами, голуби, штурмовали Бастилию? Ради этого ли махали флагами и с пылающими очами умирали на баррикадах? Ради этого ли выводили полки на Сенатскую?.. И вот вам самый безвыходный, самый безнадежный из темных парадоксов: впрягаясь за идеалы свободы, мы всегда приближаем тиранию либо анархию.

Отчего так? Я не знаю. Честно. Могу лишь предположить, что одним из побочных эффектов развития любой системы является ее выхолащивание — отход от первичного ТЗ, заводских настроек и базовых принципов. Скажем, Закон изначально задумывался как практическое воплощение абстрактной Справедливости, однако по мере развития превратился в инструмент воздействия, ничего общего со Справедливостью не имеющий либо, в лучшем случае, замкнутый на себе. Чем меньше юристы ориентировались на Справедливость, тем меньше ее оставалось в Законе, в итоге она ссохлась и ссыпалась куда-то на дно. Проще говоря, если мошенников, обманом отжавших и перепродавших твою жилплощадь, посадили, то не факт, что жилплощадь тебе вернут. Точно так же пользователи любой операционной системы, браузера, мессенджера или поисковика ничем не отличаются от индейцев, уступивших Манхэттен за пригоршню стеклянных бус: тебя раз в год громогласно одарят какой-нибудь, простите, херней вроде опции раскрашивания буковок, а тем временем тихонько пристегнут тебя ко всем мыслимым и немыслимым базам и насуют полон гаджет подслушек и подглядок, чтобы люди практичные ненавязчиво подсовывали тебе из-за кулис товар по интересам. А заодно незамысловатых, но чрезвычайно навязчивых помощничков вроде автозамены текста, избавиться от которых не помогут ни молитва, ни пост.

Видимо, точку, в которой прогресс устремляется к деградации, точку рождения темного парадокса, следует искать там, где прагматические изменения начинают доминировать по отношению к базовой идее и работать на ее обесценивание. И вот вам, голуби, под занавес самый забавный из темных парадоксов: все всё понимают, но менять ничего не хотят, ибо одним из следствий обесценивания мира является условность его восприятия: лгущие понимают, что лгут, но продолжают лгать; внимающие понимают, что лгут им, но при этом продолжают внимать. Очевидно, это и он есть — порядок, основанный на правилах.

Да вы и без меня это знаете.
 

Автор: Валерий ВОЛКОВ («Решетория»)


← ПредыдущаяСледующая →

14.09.2023
О простоте и богоподобности

Читайте в этом же разделе:
14.09.2023 О простоте и богоподобности
15.08.2021 Симптомы коллапса
23.01.2015 Языг мой

К списку


Комментарии

27.01.2024 12:17 | SukinKot

Насчет того, что ничего менять не хотят, не знаю, утешит это тебя или нет, но мир меняется независимо от того хотят этого люди или нет. Ну и сами люди, соответственно, тоже будут меняться - никуда не денутся. Как сказал кто-то из древних, мудрого судьба ведет, а глупого тащит.

29.01.2024 08:11 | marko

Так об том и речь... ладно, сформулирую тему попонятнее: любое изменение начинается во здравие, а заканчивается за упокой, и это применимо к любому процессу в системе и ко всей системе в целом. В этом контексте совершенно не важно, ведет судьба или тащит, равно как не важно и то, хорошо это или плохо.

Оставить комментарий

Чтобы написать сообщение, пожалуйста, пройдите Авторизацию или Регистрацию.


Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

Новая Хоккура

Камертон