Поэтический турнир


Текущие бонусы в кнопках






Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
20 января 2019 г.

Убивают не гневом, а смехом

(Фридрих Ницше)

Наши именинники


Анонсы

27.12.2018

Маэстро, туш! Представляем Шорт-лист Осени-2018

Теперь все готово для годового Шорта, к формированию которого приступим аккурат 8 января...

Осенняя сказка

К числу вещей, на которые можно смотреть бесконечно, я бы добавил еще одну: смотреть, как 13 человек самоотверженно голосуют в Шорте за 23 произведения. А Решеторию при этом автоматически отнес бы к числу стран, умом которые не понять...

Однако осень мы отголосовали на удивление чинно и гладко и победителей выбрали вполне достойных, чему я несказанно рад. Теперь все готово для годового Шорта, к формированию которого приступим аккурат 8 января в рамках «OtvertkaFest-2018».

Из 23-х номинированных и представленных в лонг-лист работ в итоговый шорт прошло 19. Учитывая увесистость списка и относительно небольшую численность электората, можно считать это показателем высокого качества подборки, а не вот тебе мусора накидали. Да и сложности с дополнительным номинированием (у меня, к примеру, они возникли) говорят примерно о том же: Шорт вышел не просто качественным, но и исчерпывающим.

Согласно заведенному с прошлого сезона обычаю, победители сезонных голосований будут награждаться книжными призами — в память об основателе проекта Сергее Обедиентове.

Гузель Яхина. Дети моиКристина Гептинг. Плюс жизнь

Автору Произведения Осени-2018 вручается свежий роман лауреата «Большой книги» Гузели Яхиной «Дети мои». Мастеру Осени-2018 (предлагаю именовать эту номинацию именно так, хотя не настаиваю) — не менее достойная книга «Плюс жизнь» талантливой дебютантки Кристины Гептинг, увенчанная лаврами премии «Лицей» в категории «Проза». Кроме того, оле и Алина получают по 5 бонусных пакетов, персональные баннеры на главной страничке сайта и мои горячие поздравления. Авторам произведений, прошедших в осенний Шорт-лист, присуждается по 3 бонусных пакета за каждую представленную в Шорте работу. Маэстро, туш!

Вот. А теперь переходим, так сказать, к математике.

ШОРТ-ЛИСТ ОСЕНИ-2018

Последнее письмо

ПРОИЗВЕДЕНИЕ ОСЕНИ-2018

Октябрь, разумеется. 9 лет назад.
Все совпадения случайны.

Твоя мама всегда была уверена, что я неподходящая пара. А подходящая пара сидит напротив и не сводит с меня взгляд. Она и рада бы не смотреть, но не может, косится, даже когда отворачивается. Мне все равно. Она подошла, я — нет. Над ней на шкафу — фотография. Твое лицо в черной рамке.

Игорь — хотя, какой он Игорь, он по-прежнему Чёрт — толкает локтем в бок, берем стаканы. Там водка. Сегодня пьем не пьянея и не чокаясь. Смотрю тебе в глаза, изучаю. Я тебя таким не знала. Вот и встретились. Прощай.

Странно, комната совсем не изменилась. Та же мебель, те же кактусы на подоконнике.

В крематории твоя мама плакала и просила у меня прощения. Я никогда не узнаю, за что. Что она сделала, что наговорила тебе? Не важно.

Местоимения. Я научилась вспоминать нас, тогдашних, отвлеченно, думать о нас, как о «них», потому что никакого «Мы» в природе нет, остались отдельные я и ты. И Они — Он и Она.

Это было как взрыв сверхновой.

— Поздно уже. Иди домой.
— А ты меня прогони.
— Гоню. Меня сейчас ругать будут.
— Слушай, а я тебе не рассказывал?..
— И не расскажешь. Говорю, поздно.
— Стой.
— Стою. Но теперь меня точно убьют.

Несколько минут смотрели друг другу в глаза. Она не выдержала первой, заулыбалась.

— Ну ты что, совсем дурочка?

Она вдруг обиделась. Сильно-сильно, до слез.

— Глупая. Я люблю тебя.
— Так ты тоже?..

И всё. Они ослепли и оглохли, будто поселились в вакууме, ходили, держась за руки, говорили:

— Так не бывает, — смешней всего было сказать это одновременно.

Они дарили друг другу звезды. Сидели на крыше шестнадцатиэтажки, внизу жил город, а наверху — небо.

— Хочешь вон ту, голубую?
— Нет, сегодня хочу зеленую.
— А вон смотри, там розовая.
— Красная. Это не звезда, это Марс.
— Всё-то ты знаешь.

— Слушай, вы были такие... я думал, вы никогда не расстанетесь.
— Не плачь.

Чёрт и сам не заметил, что плачет. Господи, неужели тут никто не курит. Ладно, выйду на лестницу.

А потом в их личном вакууме поселились молнии. Они научились делать друг другу больно. Зачем? То ли для того, чтоб просить прощения, прощать и утешать, то ли чтоб залатать своими обидами пробоины от чужой злости или зависти.

Однажды весной на большой перемене сбежали на улицу, обогнули школу, встали на солнышке. Тепло. Он нагнулся, она встала на цыпочки. Они даже целоваться еще по-настоящему не умели.

— Ай-ай-ай, — мимо шла учительница английского, подруга директрисы, самая большая сплетница школы. Ну надо же, так не повезло. Переглянулись и засмеялись, мол, ну и пусть.

Конечно, были вызовы родителей к директору, домашние разборки. Она приобрела статус школьной шлюхи, попыталась бросить школу, и он тоже — за компанию. Их вернули, поставили двойки по поведению в четверти. А они гордились этими двойками. Школа гудела и осуждала, при их появлении смолкали разговоры. А они ходили, взявшись за руки. И никому не показывали, как это тяжело на самом деле.

— У меня билеты в театр.

Его маме приносили билеты прямо на работу, на те концерты и спектакли, на которые в городских кассах никогда ничего не было.

— Сходи, потом расскажешь, — она всегда вспоминала, что «неподходящая», когда речь хоть как-то касалась мамы.
— Опять злишься? Она не сказала, с кем мне идти. И вообще — не пойдешь со мной — пусть пропадают.
— Пойду.

Он понимал, но осадок оставался.

Какое счастье было — утром, выйдя из квартиры, найти на пороге охапку цветов. Не букет, а именно охапку — торопливо сорванную, пахнущую свежестью, с невысохшими каплями то ли росы, то ли дождя.

— Знаешь, а у цветов свой язык. Красные — любовь, белые — нежность, желтые — разлука...
— А сиреневые?
— Не знаю.
— С ума сойти. Что ж это такое я тебе сказал?

Однажды все цветы оказались желтыми.

Белесое небо сквозь желтые листья, воздух прозрачен и горек.

— А где все?

Они одни на длинной аллее. Странно, ехали большой компанией. Куда же делись остальные?

— Мам, ты костер разводишь?

— Нет, только бумаги сейчас сожгу.
— Там мультик начинается.
— Ага, иди смотри, я быстро.
— А в помойку не проще выбросить?
— Нет, эти нужно обязательно сжечь.

Дым идет прямо на меня. Пересаживаюсь, дым тут же меняет направление. Пожелтевшие конверты — мертвые письма. Твои письма. Может, они всегда были желтоватыми, эти конверты без марок с обратным адресом п/я?

Разорванные неровно, нервно, прямо на лестнице, у почтовых ящиков - у нее никогда не хватало терпения дожить до квартиры, чтоб вскрыть аккуратно, ножницами. Сначала просматривала, потом прочитывала. Потом перечитывала. Письма были похожи, как близнецы, а она все пыталась найти хоть что-нибудь между строк, прятала их от мужа и писала ответы — ночью, когда все уже спали. Такие же ровные, только факты, и никаких «целую» в конце. Сигналы — я тут, я помню. Сигналы SOS.

«... пишу без обычного недельного перерыва, потому что радостное событие — купил машину. Ты сейчас спрашиваешь, какую. Отвечаю — белую. Или ты уже научилась разбираться в марках?...»

Позже его северный друг рассказывал, как перегоняли эту новенькую машину в военный городок по дороге, приспособленной разве только для вездеходов. Они тогда утомились и съехали к морю. Отдохнув, решили ехать дальше, а машина увязла, и вытащить ее не удалось, только хуже сделали. Начинался прилив. Полчаса он сидел на капоте, курил свой «Беломор», посмеивался. Спас случайный внеплановый тягач, еще пять минут, и унесло бы машинку в сторону северного полюса.

Однажды она перестала писать ему, и от него больше ничего не получала. Пинг – понг – пинг – понг – пинг –

У меня две вредные привычки: я курю и разговариваю с тобой. Так, будто мы и не расставались никогда.

Они никак не могли расстаться.

— Ну всё, пора.
— Давай еще кружок?

И они опять обходили дом, медленно, нога за ногу, для разнообразия меняя направления: то по часовой стрелке, то против.

— Зачем так много окон?
— Они тебе мешают?
— Смотрят...
— Завидуют. Вот дойдем до угла, там поцелую.

Они не могли расстаться, даже когда ругались. Особенно, когда ругались. Уже разбегались и... И опять их бросало друг к другу.

Что ж мы с тобой наделали? Я ведь до сих пор всматриваюсь в прохожих, чтоб не пропустить тебя.

Когда они перестали разговаривать? А может, и не начинали, просто не умели, им это было не нужно, потому что думали одинаково. Любые слова имели смыслы, подтексты, они ранили. Вот только письма.

«... снял комнату. От окон так дуло, что пришлось делать новые рамы...» в огонь

«... командировку. Когда вернусь, не знаю. Если получится, напишу оттуда...» в огонь

«... не завезли. Пришлось идти в сопки за оленем. Взял с собой матросиков...» в огонь

Очередной год окончания школы празднуем на квартире у Черта. В основном народ из параллельного класса, наших совсем немного. После третьего тоста ухожу на кухню. Курить и говорить с тобой.

— Пойдем, — Черт заглядывает в дверь, морщится от дыма и исчезает. Послушно иду следом. В его комнате компьютер, грузится альбом.

— Смотри.
— Это сопки, да? Ух, какое озеро! На рыбалку ездили? А удочки где?..
— Не тарахти ты, смотри.

Черт свой, при нем и поплакать можно. Всматриваюсь в лицо человека, сидящего на причале. На лбу морщинки. И ни намека на улыбку. Что ж ты с собой сделал?

Они долго шли от станции через лес. Тропинка иногда терялась, но он находил ее опять. Егерь, выдавая лодку, посоветовал пересечь озеро вдоль, там берег выше. Гребли по очереди — не потому, что он уставал, а потому, что ей так хотелось.

Берег оказался мшистым, похожим на ковер, натянутый над водой, пружинил под ногами. Метрах в десяти от воды начинался песчаный холм с соснами и брусничником, там и поставили палатку. Его смешило все: и как она сначала боялась подходить к воде по ненадежному ковру, как извинялась перед червяком перед тем, как насадить его, как выдергивала окуня, и тот, перелетев через лодку и освободившись от крючка, плюхался с другой стороны и уплывал, счастливый. Они купались, и он вытягивал ее в лодку, как большую мокрую рыбину.

Когда настал срок возвращаться, разыгравшийся на озере шторм подарил им еще один день.

— Мам, ты где? Там уже все мультики закончились.
— Да, да, сейчас иду.

В коробке остался один лист. Без конверта. Разворачиваю: «Здравствуй» и имя. Это оно, первое из неотпраленных и последнее из начатых. Когда я представила, как не ты, а твоя жена открывает почтовый ящик и держит его в руках.

Твоя дочь похожа на тебя. Наши дети никогда не познакомятся и не узнают о Них.

Если там есть жизнь, мы обязательно встретимся. И будем разговаривать.

Огонь закудрявил края последнего письма.

Добрался до имени.

Tebura: Хорошо написано, из читателя не пытаются выжать слезу, эмоции спрятаны за ровным повествованием. История любви — очень знакомая, близкая и понятная. И кажется, она все еще не окончена, когда-нибудь герои непременно встретятся...
 

Путь к победе

ФИНАЛИСТЫ ОСЕНИ-2018

oMitriy: Второе естественнее и с верой в женщину. Заберу в избранное.

Mistifikator: Скорее, с мыслями о женщине...

Cherry: «Пуль перелетных стая» — жесть. Даже мега. Хорошее стихо, правдивое. Про Жукова — надеюсь, правильно поняла. «Дожить до лета, повоевать в тепле» — тоже гениальная формулировка. до мурашек по коже.

Mistifikator: И я надеюсь... Не считаю Жукова кровавым мясником. Безусловно, он был полководцем выдающимся. Но война есть искусство возможного. И жуковская наступательная стратегия была жестокой необходимостью, увы. Но иной она в той ситуации быть и не могла. Спасибо за понимание, Ира!

Cherry: «Война есть искусство возможного». Это — тезис на века. Не побоюсь пафосности этой оценки. Можно считать его мясником, если оценивать потери. Да. Но как просто судить тех, кто в принципе за гранью. Не имеем права. Так сложилось... Можно сейчас прогнозы делать. Если бы да кабы. Для чего? Поумничать? А все это там решалось. На месте. Многострадальная моя Россия... Жуков для меня — это Наполеон. Ну в смысле сопоставимые фигуры... Хотя солдат жаль безумно. Очень. Пушечное мясо — это трагедия для всех. И даже для тех, кто в принципе мало чего в этом смыслит. типа меня. И для меня день Победы не праздник, а день скорби. Как-то так примерно.

Mistifikator: Не согласен насчет дня скорби. День Победы — именно праздник! Пусть и со слезами на глазах... А День скорби — 22 июня. Так правильней, на мой взгляд.

II. Tebura. Осень ягоды клюет... (8)
(редакторская номинация: oMitriy)

III. SamarkandA. Механика и лишние механизмы (6)
(редакторская номинация: Volcha)

Volcha: Заговорить птицу — все равно, что стать фонтаном. Собрав в кулак все песни, после ночи молчания треснешь этим самым кулаком по воде, простишь, если сможешь... Уходя, гасите свет и дождь... Хоть вписывайся в божий замысел, хоть нет, все равно выписываться слишком скоро. А некоторым — и того раньше. И летят все птицами за видимые горизонты. Как-то все миражно, пунктирно и неустойчиво. И волнующе.

TheTrumpeter: Знаешь, почему у тебя такие ст-ния? Потому, что ты не покинула того самого танка, потому, что рядом с тобой раненый (все же раненый, а не убитый) Сэлинджер и живые Пушкин и Новиков. Потому что «рейхстаг» должен быть разрушен. И поэтому, Наташа, у тебя такие ст-ния.

SamarkandA: Ну, это те, кто в танке, думают, что война идет. Рейхстаг и не рейхстаг, и не в курсе, да и нет его, как нет у плесени центра. Мирный такой атом, фонит немного, но постепенно привыкнется, а уродами будут считаться высунувшиеся из люка танкисты.

ChurA:
            И там на краешке у моря,
            Уже который год подряд,
            Антип с волной и Кафкой спорят,
            А вот о чем — не говорят.

IV. Mistifikator. Боль не бывает долгой... (5)
(редакторская номинация: ole)

Max: Первые 12 строк заставили пожалеть, что я не ношу шляпу... Последние 4 — уж извини мою имху, Арсений, — уводят стих куда-то не туда. Мы, вроде, к бою приготовились, а тут встречается колдунья — и здравствуй, happy end.

Mistifikator: Макс, я не знаю, как объяснить стих прозой... Как-то так и навалилось, и увиделось... Наверно, в другой раз (под влиянием иного настроя) финал мог быть иным. Но стих в его теперешнем виде был результатом некоторых событий, которые пришлось пережить. А насчет хэппового энда — это моя постоянная попытка самовнушения, установки на «выход рядом». Инстинкт самосохранения!..

SukinKot: А мне, наоборот, показалось, что как раз вторая часть уводит героя в правильном направлении...

marko: Боль без колдуньи — это да, это верная и честная смерть. Все правильно за колдунью, и это я говорю вовсе не за тем, чтобы поперечить Максу. Правильно и мудро, да.

ArinaPP: Такая жизнь. Из кусочков, глоточков, ложечек, взглядов. Очень понравилось.

Tebura: Прелестный пэчворк... Ну невозможно же вот так просто расстаться с этим миром, хочется продлить... Эй, бармен, плесни еще!

Helmi: ...Пришла сказать, что это из тех стихов, которые должны быть написаны. И должны быть прочитаны читателем. Зачем? А чтоп не скукожились в бренчание пикселов и не раздулись до миллионов мега-гега пустой брехни в космосе. Вот зачем надо. Как-то так...

Tebura: Ветхозаветный, холодный, беспощадный — такой всю душу вынет, а свое возьмет...

Pro: Последний катрен ахмадулинский дождь напомнил очень!

Cherry: Натали. Это — нечто. Я просто в смятении. Это напомнило мне и английских классиков, давно забытых. и столь обожаемого когда-то в юности О’Генри... Но оно — твое. И оно прекрасно, даже совершенно. Спасибо, дорогая.

SamarkandA: Ир, сама в смятении, столько друзей прошли мимо. Думаю, кто из нас Гомер... в смысле слепой. Как бы не «ежедневное», казалось... Спасибо, что остановилась...
Я тебе потом Таракана подарю!.. Он, правда, таракан и есть, но тоже прозаический. Ну, Ир, не гуляют глупые Голливуды по нашим Привозам... Спасибо, солнышек, с твоими комментариями всегда погода веселей. Вообще-то, сама думаю, что Артур из моих лучших. Когда-то в далекой предыстории Дорогая Рэйчел была, такой простенький безоблачный верлибр — как все вначале...
            ДОРОГАЯ РЭЙЧЕЛ
            дорогая Рэйчел
            пишет он каждую ночь
            дальше я никогда не читаю
            это не мое имя
            чужие письма неудобно из-за тумана ничего не видно
            странно почему-то совершенно не умею читать во сне
            сегодня оно пришло под утро
            и пропустило все начало
            …за год нашей переписки
            но почему ты называешь меня дорогой Артур
            это не мое имя

Helmi: Вернулись ощущения, бывшие когда-то в юности: когда сидела с английским романом в укромном уголке и волшебно трепетало сердце. Оказалось, слово способно напоминать себя прежнюю. От чего это? Близости к образцам классического романтизма или предельной насыщенности чувством, цветом?.. Перечитывала и удивлялась емкости этого небольшого сосуда... И запахам. Пахнет еще, кроме цветочного, потертой сюртучной шерстью (грязновато-вишневого, непременно вишневого цвета), пахнет мраморным холодом из соседних спален, а еще- ... запах горелой пыли в системном блоке компьютера. Еще много чем пахнет (перечисление будет длиннее вашего текста... Спасибо. Это классно.

SamarkandA: В этом гербарии и время засушенное, вместе с компьютерной и сюртучной пылью — вы так об этом и сказали, не говоря в лоб, спасибо, Helmi (сама чувствовала шелест страниц, пока писала... Вчера мне советовали добавить Артуру объяснений, если автору кажется, что их тут не хватает. Автору кажется, что отсюда только вынимать можно... Это, действительно, мой самый плотно набитый саквояж. Рада, что вы его открыли.

Helmi: О, нет, нет, не объясняйте, пожалуйста, более ничего! Космическую пыль XX, ZZ или YY века на цинниях даже я, подслеповатая, разглядела.

VI. ChurA. Девятый день (3)
(редакторская номинация: Volcha)

Volcha: Стихотворение имеет посвящение. Оно хоть короткое, но очень мудрое, спокойное, светлое. Подобраны какие-то правильные слова. А концовку автор прямо как будто подглядел в реале. Хотя, наверное, это традиция, ее многие выполняют. Но все равно волосы на затылке шевелятся.

VI. baracud. Сегодня пятница (3)
(редакторская номинация: SukinKot)

VI. Тебура Сиюминутное (3)
(редакторская номинация: pesnya)

ArinaPP: Произведение понравилось. Но испугалась автора — шибко строга... Сразу стала думать — когда в последний раз я применяла созвучие осень-просинь... Тут ведь еще бывает и смысл может помочь. Спасибо! Очень хорошее стихотворение.

Volcha: Хотелось бы привлечь к шорту свежих авторов, так сказать, новые кусты в этом лесу. В произведении — замечательное насилие над осенью, вечно сопливым ветреным городом, который к любым погодным изменениям готовится, как к войне, запасаясь спичками водкой и вином. А также баранами у изголовья (хороший шашлык)...

Tebura: Каралева хочет идти на поводу — и идет. И кто ей запретит?.. А ваши осенние зашквары у меня прорезались ответкой:
            Осень-осень, вновь рога теряют лоси,
            Населенье вирус косит,
            В моде шапки и шарфы.
            Доставай скорей заначку,
            Выпьем и заляжем в спячку,
            Прожуем хандру, как жвачку,
            Вытряхнем из головы.

kvadraturka: Поняла... Минуточку! Сосредоточилась:
                        доставай скорей заначку —
                        ты в уме? вертайся в спячку
                        и проспись – рога и шарфы
                        я давно сменял на водку
                        впрочем, нудные подкасты
                        не в чести у поколенья
                        что не знает ударенья
                        на шарфы и тренеров
                        вот пущу по кругу шапку
                        может кинут накопленья
                        хоть чуть-чуть, на обученье
                        молодых редакторов…
                        ...
                        да и мне, на мягкозначьи
                        сложно рифмовать задачи.
                        )))))

Tebura:
            вот приходит граммар-наци,
            начинает домогацца,
            и из глаз его струяцца
            небывалые огни.
            мы ему смешаем карты,
            обмотаем горло шарфом
            и пошлем в кабак до марта,
            набирацца там фигни)

kvadraturka:
                        небывалые огни
                        набрались уже фигни
                        не бывали, но всё знают
                        и бывалых затмевают
                        скромною частичкой «бы»
                        но до марта (ах, до марта…)
                        мнеб добраться, мнеб дожить
                        и в сугробах затеряцца
                        зайцев резвых домогацца,
                        и медведей разбудить.
                        лапой по носу... за дело
                        чтоб будить его не смела!
                        зверь! а я всего ж хотела —
                        про весну поговорить.

Volcha: Кагбэ нахулиганилось:

            скука такая собака
            которая смотрит на пятки
            и нежно в горло зубами
            и кажется всё в порядке

            но вот она стала имаго
            в конце захудалого лета
            оставит тебя с бобами
            но без запасов при этом

            помадой яркой губами
            у мужа запачкает шею
            нужна для личинки всяко
            еда на сезон посвежее

Tebura:
                        а для чего дано нам эскимо?
                        конечно, чтобы горло закалять
                        чтоб скука улетучилась в окно
                        чужие плечи слабые искать

                        а для чего помада нам дана?
                        чтоб оставлять на коже алый след
                        чтоб ласково кололась борода
                        и таял снег со вкусом сигарет

                        а для чего же лето нам дано?
                        чтоб обернуться легкой стрекозой
                        оставить дома скучное кино
                        и полететь над черною водой

Tebura: Не, лучше так:
            Покинуть надоевшее кино
            И заскользить над черною водой.

VII. Tebura. Пассажиром безбилетным... (2)
(редакторская номинация: ole, SukinKot)

VIITheTrumpeter. А. Вел-ому (2)
(редакторская номинация: Volcha)

Volcha: И еще один стих того же автора. Что-то в нем очень больное, тоскливое отзывается внутри собственной боли. Расширяет ее, разжигает. Но не захватывает тотально, а делает немного легче и меньше. «Мира белая дорога, щель заката, речь осин, на комбинезоне бога догорает керосин». Наверное, философская попытка осмыслить самое страшное лишает его силы и возможности убивать. «А всё, что нас не убивает...». То-то и оно...

VIIPro. Мир, который пришел (2)
(редакторская номинация: IRIHA)

VII. kvadraturka. Фрагменты (2)
(редакторская номинация: oMitriy, marko)
 

Осенние иероглифы

ОСТАЛИСЬ В ИСТОРИИ:

ole. Питер стране Восходящего Солнца (на турнир)

tamika25. Сказка закончилась
(редакторская номинация: tamika25, Volcha)

mysha. Ода на вольную голову
(редакторская номинация: Volcha)

Volcha: А здесь давно знакомый нам автор с его замечательной манерой выворачивать все наизнанку, кушать в голову, отрывать ее, катать по полям и весям, затеряться в неизвестности, чтобы нараститься к утру новыми, свеженькими и тупенькими предметами нанесения травмы.

TheTrumpeter. Калевала
(редакторская номинация: Volcha)

Volcha: Автору, на мой слух, удалось поймать северную мелодию красивого языка, где множество гласных зачем-то летят птичьим богом по салону третьего автобуса, зовут в суровые дали около самого северного моря. И после третьей звезды стремительно чертишь отзвуком, эхом небесной земную калевальскую звезду. И становится так светло, так легко...

МАСТЕР ОСЕНИ-2018

Tebura

Tebura (5)
 

Mistifikator (3)
kvadraturka (2)
ole (2)
Volcha 
(1)

 

СТАТИСТИКА ОСЕНИ–2018

            Номинировано произведений: 23
            Прошло в Шорт-лист: 19
            Стихотворение сезона:
ole
            Автор сезона:
Tebura
            Голосовало за произведение: 13
            Голосовало за авторов:
13

 

Автор: marko


← ПредыдущаяСледующая →

29.12.2018
Особенности национального досуга. Начинаем второй тур Пирожковой

25.12.2018
Архивная лента конкурса обороток «Продолжение — следует!». Сезон 2018

Читайте в этом же разделе:
25.12.2018 Архивная лента конкурса обороток «Продолжение — следует!». Сезон 2018
22.12.2018 «OtvertkaFest» угощает! Приглашаем в «Пирожковую»
21.12.2018 Оберни ближнего! Принимаем работы на конкурс обороток «Продолжение — следует!»
19.12.2018 Чем слово наше отзовется... Голосуем за произведение и автора Осени-2018
19.12.2018 Команды — на сцену! Начинаем «OtvertkaFest-2018»

К списку


Комментарии

27.12.2018 09:41 | Tebura

Ух ты, как здорово!
Всем мои поздравления и себе тоже)

27.12.2018 10:09 | Песня

урра победителям!

27.12.2018 13:12 | ole

Крррасота!
Всем спасибо, всех поздравляю с состоявшимся шортом.
Мне немного странно оказаться в победителях, но утешаюсь тем, что это не надолго.
:)

27.12.2018 14:07 | (голос за кадром)

Действительно, как странно оказаться в победителях абсолютной чемпионке первых фестов и многократной победительнице шортов парадокс, однако, да (Это нечаянный сарказм был если чо.) Прошу, товарищи девушки, одарить меня актуальными почтовыми адресами для отправки призов. Если получится, могу успеть до каникул, уж больно мне нравится с Арбатского вокзала их отправлять.

27.12.2018 21:44 | ole

Никогда не слышала об Арбатском вокзале.))

27.12.2018 22:01 | marko

Это почтовое отделение рядом с памятником Окуджаве. Возле этого памятника однажды фотографировалася прекрасная дева - со словами снимите меня с Александром Сергеичем.

27.12.2018 22:26 | ole

Да ладно, они не похожи)))

27.12.2018 23:24 | ArinaPP

А здорово если правда))). Как говорил один мой смешной знакомый
- Чуваки, я рыдал!
Но ведь там где-то рядомна Арбате есть и Пушкину памятник, с Натали в жестяном платье?

28.12.2018 00:14 | marko

Как говорится, вот-те крест. Причем мои показания могут подтвердить случившиеся рядом бесс и Чая. И бооярыня моя. Мы как раз из Му-Му выходили. Лет пять назад это было. Просто для энтих дев все кучерявые - пушкины. А памятник Пушкину и Гончаровой буквально через два дома, напротив пушкинского же особняка. В Москве есть еще им памятник - на Никитской, у храма где оеи венчались, гораздо красившее. А прям за этой же церковью притаился памятник Алексею Толстому, весь в птичьей нужде...

28.12.2018 00:42 | ArinaPP

Спасибо)). Надо посмотреть памятник на Никитской. Интересно. Только даже не знаю когда. Жизнь.
Вот. Разговорилась. Поздравляю всех, люди, с победой в конкурсе!

28.12.2018 17:20 | marko

Храм Большого Вознесения вроде он называется.

28.12.2018 19:26 | ArinaPP

Да)). Там через дорогу хорошая пивнушка - отец студентом туда ходил. Шашлыки ел и пил пиво.

28.12.2018 21:15 | marko

О, а я через дорогу работал, в пятиэтажке, но пивнушки уже тогда не было.

Оставить комментарий

Имя *:
E-mail:
Текст комментария *:
Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

OtvertkaFest-2018

Пирожковая

Светофор

Ристалище

Произведение Осени 2018

Мастер Осени 2018

Автор года 2017

Произведение года 2018

Камертон