Поэтический турнир




Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
17 июня 2019 г.

Люди делятся на праведников, которые считают себя грешниками, и грешников, которые считают себя праведниками

(Блез Паскаль)

Наши именинники


Анонсы

19.12.2014

Шорт-лист полумесяца 14–28.11.2014: А Бог летит на синем корабле

Глазастый, улыбающийся, ароматно-мандариновый, хвойно-зеленый, волшебно-обещающий стих...

                              Все будет

                              СТИХОТВОРЕНИЕ ПОЛУМЕСЯЦА 14–28.11.2014:
 
                              1. buhta. Все будет
                              (Номинатор: tamika25)
                              (5: ole, SukinKot, afinskaja, Baas, white-snow)
 
                              Лишь раз в году и раб, и господин
                              спешат к своим столам одновременно.
                              Домохозяйки, вырвавшись из плена,
                              с мужьями проплывают вдоль витрин.
                              И пьют вино старушки и спортсмены:
                              салют, чин-чин.
 
                              Под детский хохот режут оливье,
                              труба дымится, печь дрова глотает,
                              и Герда отправляется за Каем.
                              Больной, с улыбкой, поправляет плед,
                              как будто понял главную из тайн,
                              что Бога нет.
 
                              А Бог летит на синем корабле
                              над гордой Ригой, над мостом Нью-Йорка,
                              над Сомали, над фермами и фьордом.
                              И девочке со спичками теплей.
                              Промозглый ветер, кажется, надолго
                              приник к земле.
 
tamika25: Знаю, что придется разорваться, но не могу не номинировать...
 
Algiz: Тамила, стих того стоит! Его перечитывать — одно сплошное удовольствие.
 
tamika25: Обоснование. Ну, во-первых, очень люблю стихи Бухты, во-вторых, тема Нового года — одна из самых любимых тем. И, в-третьих, в этом произведении я все увидела, все ощутила, прониклась и сопережила. А еще девочка со спичками...
 
Algiz: Глазастый, улыбающийся, ароматно-мандариновый, хвойно-зеленый, волшебно-обещающий стих! Все будет хорошо! Он узнавал! Домохозяйкам — мужей, старушкам — спортсменов, дитям — салат оливье. Спички детям не игрушка, но девочкам-шалуньям — можно. И пусть никто не уйдет обиженным!
 
«А Бог летит на синем корабле...» — самая-пресамая лучшая и колдовская строчка. Пусть он там летит, дай Бог ему летной погоды!
 
Очень интересная рифмовка — сложная, но — естественная, не напряженная. Оливье и плед, зарифмовавшись, мне вообразились каким-то даже брачным союзом. Вполне возможно, мезальянсом с ее, Оливье, стороны. Но Плед — он хороший, и жить будут счастливо, ручаюсь.
 
Очень ясно увиделось: «труба дымится, печь дрова глотает, / и Герда отправляется за Каем... Именно вот так — от теплой печи — все Герды на свете и отправляются за своими Каями, потому что — Герды...
 
И ветер, приникший к земле, похож на старого пса, нетерпеливо нюхающего землю, — скоро уже там Новый Год? Скоро!
 
Чудесный стих, читаю и хорошею от его хорошести! Спасибо, Бухта!
 
ole: Резонер — красавица, да-да.
 
buhta: Резонер просто чудесная!
 
MitinVladimir: Лену и Тамилу с Новым годом! Фсем шампанскава!
 
Algiz: Победительному «Все будет» и славной Бухте — мои поздравления!
 
buhta: Спасибо Лора, пусть будет все и так, и у всех хоть чуток светлей пусть будет. И прошу прощения, что, может, не так поэтично и где-то слюняво-попсово пишу, но... повторюсь, если бы на главной странице сайта было указано, что этот сайт только для поэтов, я бы не рискнула зарегистрироваться. Было указано клуб для творческих личностей, творю, как умею...
 
Algiz: Ни слюнявости, ни попсовости нет в ваших текстах, Бухта, поверьте старому рок-фанату, у меня даже на легонький запах попсятины стойкая аллергия, правда! И победа ваша — заслуженная и настоящая! Просто в этом шорте для меня открытием стал smehach, я его как-то пропустила в ленте по верхоглядству. Потому и поразил.
 
buhta: Лора, по секрету скажу, что smehach один из сильнейших авторов вообще, не только на Решетории (ну, по моему мнению, а, наверное, и не только по моему).
 
Algiz: Да, он что-то такое делает со словами... они его слушаются, магия в этом есть...
 
tamika25: А я... а я не проголосовала ныыынче. Заработалась на своей работе и про все забыла, ааа... Мои номинации без меня остались. Но они такие молодцы, что я разрывала бы себя на части. А все молодцы, кто проголосовал. Спасибо вам! Огромное!!!
 
ChurA: Бухтеть всегда, бухтеть везде до дней последних донца, бухтеть и никаких гвоздей! Бухти — во все оконца! Поздравляю!
 
 
                              Звезды 
 
                              ФИНАЛИСТЫ ПОЛУМЕСЯЦА 14–28.11.2014:
 
                              2. Ed. Звезды колеблются
                              (Номинатор: natasha)
                              (4: buhta, natasha, CicadasCatcher, Katrin)
 
Algiz: Горячий стих, почти горячечный, жаркий, мучительно-беспокойный... Полный вечных — бесконечных! — вопросов, и такой же вечной жажды услышать ответ — хотя бы один...
 
Как точно назван человек — «гулкий комок тепла»! Так вот и гудим — туда, в запредельную высь, тщетно пытаясь совместить звездное небо над головой и нравственный закон внутри... И не сходятся края этой раны, мешает боль и накопленный горький опыт, «подлая сущность наша», осознание своей грешной природы.
 
Стих творится, кажется, прямо на глазах читателя, настолько естественна и сильна интонация, точен ритм, созвучны рифмы, все создает особенную энергетику, певучесть и органичность, присущие, наверное, только молитвам или медитативным текстам. Третье четверостишие, как мне кажется, самое сильное:
 
          Господи, господи — ты вот зевнул, а здесь
          тысячелетия к нам продолжают лезть.
          Ты вот моргнул — и кончились небеса,
          звезды колеблются, вламываются в глаза.
 
Это, по-моему, не богоборчество, а, скорее, попытка найти собственное место среди взбаламученного мира, или желание заново обрести какую-то опору, источник сил и надежды.
 
Меня только смутила «битая чаша», получается, что чашу все-таки бросили, или я здесь что-то не поняла. Впрочем, и богоборчество бывает разное, у каждого есть право на свой выбор.
 
Спасибо автору за прекрасный стих! Уверена, не только я буду его еще не один раз перечитывать.
 
                              3. Algiz. Кровавая Мэри
                              (Номинатор: Rosa)
                              (3: ArinaPP, MitinVladimir, Rosa)
 
Algiz: Вспомнилось прошлое в феврале на фоне бесконечных обсуждений украинских событий. Исторические аналогии напрашивались сами собой, цифры года отсылали к Первой мировой, имя месяца — к почти уже забытой афганской... Так все и сошлось.
 
Что может выхватить из книги подросток, вторгающийся в прозу Ремарка в столь юном возрасте? Внешние приметы иного мира, способ существования, непохожий на свой, романтику «взрослых» отношений. Талантливая проза действует на воображение, хочется восстановить новую атмосферу, чтобы все «как у больших», отсюда и неуклюжее подражание, и стремление в деталях повторить прочитанное, соединить явь и выдумку, выбрав самое необычное и интересное...
 
А потом приходит разрушительница-жизнь с разбитым зеркалом в руке: смерть героини оборачивается смертью героя, призрак войны из прошлого превращается в пугающую реальность, смешное — в страшное... Дурашливый микс водки и томатного сока — в настоящую кровь... Иногда помочь унять боль может только тот, кто ее причинил, круг замыкается, выдуманных и реальных героев накрывает общее чувство...
 
Минусы повествования, по-моему, в избыточном количестве деталей. Определить лишнее пока не получается — пробовала отстраниться на время, но вторая попытка никаких особенных изменений не принесла. Нужна еще и третья, видимо. Может быть, это личный авторский эгоизм упорно цепляется за каждую мелочь — мое, не дам, пусть остается все, как было...
 
Плюс видится только в резком переходе от смешного к страшному, который, как говорится, бьет по глазам. Но это не сознательный прием, просто беззаконная память именно так расставила свои метки.
 
Критика всячески приветствуется!
 
MitinVladimir: Сам текст исчо не читал. Оставил «на сладкое», но рецка — никакая.
 
Algiz: Это первый опыт саморецензии, Тим. 
 
MitinVladimir: Алгиз... Не нужно ничего менять в рассказе. Как, впрочем, не нужна была и рецензия на него (я это, видимо, вчера как-то интуитивно почувствовал, не обижайтесь, если что, ради бога, на некоторую кажущуюся резкость с моей стороны). Количество деталей лично мне не видится избыточным, это, скорее, называется правдоподробностью, плотностью кадра — мне казалось, что я не читаю рассказ, а смотрю...
 
Очень хороший ритм, хороший слог, реалистичность.
 
Единственный маленький совет — пройдитесь по тексту энтером, разбейте его на смысловые абзацы. Дело в том, что его объем немного превысил порог комфортности мониторного чтения, тяжеловато глазам следить за строкой, но… — сэ сетература, и ничего с этим, увы, не поделаешь. Спасибо вам.
 
Algiz: Тим, благодарю за дельный совет! Меня же в уныние просто повергали эти бесконечные густые строчки. Теперь текст точно задышал, даже графически выглядит иначе. Ни о какой резкости не может быть и речи, все верно, самое себя трудно поверять алгеброй. Сопротивление возрастает. В общем, я рада очень-очень.
 
Т: Жуткий рассказ, почти отвратительный. Единственное чему верится — это молодежная попойка и похороны одноклассника, которые вставлены для «высокой трагической ноты», для катарсиса, это понятно, в общую фантазийность, с романтическим флером, повествования. Причем, как раз в местах особой разнузданности и типа полета фантазии, появляются трехэтажные тяжеловесные конструкции, какие-то штампованые канцеляризмы.
 
Algiz: «Почему я, такой нежный, должен все это терпеть?» Такие почти не встречаются в природе, вымерли.
 
Т: Ремарк там не нужен нафиг, если только в начале для завязочки и в конце — для большей глубины обертонов «высокой трагической». Все остальное — какая-то каша из Гайдара и Толстова, и немного Гоголя и, куда деваться, Булгакова. Вообще, все как-то сумбурно и восторженно-деланно, как это умеют только утонченные поэтические натуры женского полу, глубоко за тридцать.
 
Algiz: Спасибо, Т! Мне необходима жесткая критика, у меня глаз замылился и уши утратили чуткость! Можно парочку примеров трехэтажных тяжеловесных конструкций и штампованых канцеляризмов?
 
Вам и в самом деле рассказ показался фантазийно-романтичным? Мне этого не хотелось совсем.
 
Фигасе, какой микс — Гайдар, Толстой, Гоголь и Булгаков! Хорошая компания! Почему я их не вижу? Утонченной поэтичности тоже в себе не ощущаю, хотя мне и в самом деле хорошо за тридцать.
 
Т: Вы их не видите потому, что это уже где-то глубоко, в подкорке, с советских времен, с пионерского детства.
 
Algiz: Так вы бы написали двумя точными словами, например, — «бабский текст», и все стало бы ясно. К чему тут классики и где они вам примерещились? Жыстокое любопытство снедает меня...
 
Очень возможно, что вы правы, Т. Подкорка неуправляема. Но мы как-то ушли от конкретной критики текста, мне это жаль...
 
Т: Щаз все будет, и фразы из школьных сочинений, одобренные минкультуры и рано, и пара канцеляризмов, щаз...
 
Algiz: Замерла, стоя у стены в ожидании расстрела, как Мальчиш-Кибальчиш.
 
Т:
— начинала любить долгой преданной любовью
ни одна литературная героиня не оставила в моей душе такого восторга подражания
— ворвавшийся в начинавшуюся юность роман
— острое желание быть похожей на героиню
в этой сфере моей жизни произвел радикальный переворот
как у любой пубертатно расцветающей отчаянной девицы
— наконец бастион родительского недоверия пал
— через некоторое время началось неизбежное — молодые здоровые организмы начали
игнорируя представителей власти
— но печальные умозаключения существовали
— распив запретное зелье
— все эти разномастные желания, объединившись, породили некий навязчивый фантом
 
Уж не буду особо редактировать, да и дальше ковырять не буду, потому там такого просто валом. Жуткий текст.
 
Такие косноязычные «перекосы» бывают только у тонких поэтических натур и у филологов, преподавателей русского языка и литературы.
 
Algiz: Вот это уже конкретика, спасибо! Вы как думаете — рассказ похерить надо или стоит переделать?
 
Ошиблись относительно филологии. Я точными науками всю жизнь занимаюсь.
 
Т: Перелопатить...
 
Не парьтесь, штампы — это нормально, это как маркеры и маячки, помощь в навигации по текстовому и мысленному пространству. Если их не слишком много, то читатель чувствует себя хорошо и легко ориентируется, если чересчур мало или нет вообще, то теряется и запутывается, а если слишком много, то только на них и натыкается, не видя собственно дороги.
 
Algiz: Верстовые столбики? Да, функциональная составляющая, верно. Баланс нужен, золотая середина.
 
Rosa: Я номинировала, выскажусь, значицца.
Почему номинировала — сделала это оттого, что учительница (как дельно заметило Т) в прошлом, но и не только.
Мне очень понятен контраст существования в/вне ЛГ — обычное здесь и сейчас в отличие от придуманного там и тогда.
У меня была Анжелика, зачитанная и перечитанная. У тети моей одноклассницы был экземпляр оной, так в моих глазах та самая тетя была как минимум из небожителей, ежели не сказать чего похлеще.
Весь этот пылкий пубертат, вымазанный томатным соком, Алгиз описан вкусно.
Из того, что понравилось меньше — финал. Не смею обсуждать, если это биографический момент, тут ничего сказать нельзя, а вот ежели речь идет о литературном ходе, то у меня он вызывает сомнения некоторой нарочитостью — да, он был нелеп и смешон, а потом случилось то, что случилось — многие литературные произведения этим грешат — мол, смеемся, смеемся, а потом как поскользнемся на уже разлитом Аннушкой масле.
Это во многих произведениях звучит.
Даже вспомнить «То взлет, то посадка, то снег, то дожди, сырая палатка, и писем не жди» и Серегу — ребята едят мороженое, а потом...
Но повторю — если это не творческий прием, предыдущее высказывание отменяется.
 
Algiz: Роза, спасибо, что номинировали, мне это нужно и важно.
Эгоистка я, наверное, но все, что строчу — о себе и про себя. Не получается пока иначе. Но, по-моему, это не означает отмену обсуждения, если текст опубликован, значит, он уже не личный. Мне тоже казалось, что в этом финале есть что-то спекулятивное. Но, как ни странно, многим именно это и нравится.
 
ole: «ребята едят мороженое, а потом...» Роза, я вас почти люблю.
 
Алгиз, не слушайте Т. Пишите, как Бог на душу положит, и все будет хорошо.
 
Да, про спекуляцию и я подумала в конце. Но ведь так и было? Это не мы спекулируем, это нами спекулируют, и нас же обвиняют в спекуляции.
 
Algiz: Спасибо, ole! Собственно, я по-другому и не умею. Придется писать по-старому. Критика, конкретная и конструктивная, очень даже хорошая вещь, пусть будет.
 
ole: Конструктивная критика — от Т? Это не критика, на мой взгляд, он выбрал те строки, которые я сочла ироничными, а никак не канцеляризмами.
 
Algiz: Все равно, моя вина — не сумела, стало быть, передать ироничную интонацию, а у меня она первая в списке фаворитов.
 
ole: Алгиз, не буду спорить. Каждый выбирает для себя.
 
Algiz: Верно. Я пока в раздумьях пребываю.
 
Т: А я давно говорил, что с двумя резонерами в шорте веселей. Один должен всегда облизывать текст, а другой непременно гнобить. Сразу какой-то интерес появляется, вовлеченность. Может даже захочется проголосовать назло кому-нибудь.
 
Rosa: Т, вы — наше решеторианско-подсознательное чудовище.
 
Т: Бессознательное.
 
Algiz: Т, так вы — самостийное явление? А я думала, что вы и Тим — один человек, и это просто такая игра в плохого и хорошего следователя. Увы мне!
 
Т: Да уж, неповторимая красота снежинки — это не про нас.
 
MitinVladimir: (размышляид) То Людоед, то теперь вот Т... Интересно, почему мене всегда путают с самыми прогрессивными умами Решетории? Даже приятно, чьйорт подьери! А личности какие — одна добрее другой.
 
По поводу финала... Интересно, кто-нибудь сейчас смог бы вспомнить (не говоря уже про процитировать или напеть) «то взлет, то посадка, то снег, то дожди, сырая палатка, и писем не жди», если бы не «ребята едят мороженое, а потом...»? Но это так, к слову.
 
Algiz: По поводу финала: сын искал материал для зимнего студенческого капустника, мне вспомнилось визборовское «лыжи у печки стоят»... И слышу в ответ: мама, какие ЛЫЖИ??? Захотелось немедленно самовыброситься на свалку истории. Какие лыжи???
 
mysha: Я люблю «Волейбол на Сретенке».
 
Algiz: И — Сретенский двор.
 
MitinVladimir: Я просто имел в виду, что если в каком-то произведении нет эмоционального контраста, то это уже не произведение, а заупокойщина какая-то. Вот, например, читая ваш текст, я три раза рассмеялси в голос, а один раз высморкался (извините за интимные подробности, но это у мужсчин так носослезный канал работает). О как! И только не говорите муа, что я вам льсчу. А то прикинусь Т, будете тогда знать...
 
А фсе эти «мол, нельзя давить на жалость, надо писать без соплей» — чушь собачья. Любое искусство держится на эмоции и искренности, а не на сухой технике.
 
Algiz: Пасиб! Только ради этого и стоило затеваться. Мертвечина утомила уже. Модное когда-то словечко «аутентичность» не совсем точно отражает суть, но — близко. Хочется живого. 
 
Но! Ежели читатель в процессе пытается определить род занятий аффтора, значит, не вштырило, так получается?!
 
MitinVladimir: Это вопрос не ко мне, а к тому, кому «не вштырило». Я таки не Т, муа, например, Уовой зовут, а ево Игорем.
 
ArinaPP: Тим, вы, спрашивая о цитировании «Сереги Санина» имеете в виду — молодое поколение может ли?
 
MitinVladimir: Арина, да не в поколениях дело. Если бы Серега Санин дотянул до посадочной полосы, и если бы до этого друзья не ели счастливые мороженое, не было бы этой песни в головах ни у какого поколения. Контраст, эмоциональный контраст делает произведение бессмертным. Я так думаю.
 
А герои... Тем более, — при чем тут поколения? Нынешние пацаны не хуже нас былых, или наших отцов и дедов. Героев, как и говнюков, впрочем, во всех поколениях хватает.
 
ArinaPP: С таким долгим заходом я хотела вам приблизительно то же написать. Хотела на примере сына сказать, что не все, но знают и даже любят. Сын даже гордится, что знает.
 
Algiz: О контрасте — согласна. Засчитаю себе попытку приблизиться к вершине.
 
Т: Род занятий один на всех у нас — сетература. Текст, впрочем, характЕрный, жаль не харАктерный, а так с пивком потянет.
 
MitinVladimir: Хорошо, что не с Кровавой Мэри...
 
Т: Всегда предпочитал ёршъ или отвертку, накрайняк...
 
Algiz: Эмоциональный контраст Тима и Т делает шорт интересным, работает тот же принцип дополнительности. Если бы этой пары не было, ее бы следовало выдумать.
 
natasha: Лора (Algiz), мне кажется, что споры и сомнения потому, что в вашей работе произошло не совсем органичное и не вполне равновесное смешение жанров: рассказа, воспоминанья и юморески. Юмореска — длинное описание того, как смешно вы напивались — лишняя. Примерно, от «долгожданная жидкость» до «подобно мешку с картошкой...». Штампы характерны для любительских воспоминаний. С ними можно поработать, прав Т, лучше своими словами кое-где обойтись. Короче, прекрасный рассказ как бы сидит «внутри», его я и увидела, когда прочла первый раз, кроме того, содержание мне близко и мило духом времени.
 
Algiz: Наташа, нарушенное равновесие я сама чувствую, по-моему, начало и оконцовка должны быть по объему примерно равны середине, а у меня она явно больше. О смешении жанров даже и не догадывалась, у меня нет филологической базы вообще, это влияет. Спасибо, что увидели прекрасный рассказ внутри текста, попробую его все-таки найти со временем.
 
MitinVladimir: Други, а кто-нибудь читал «Фиалки по средам» Андре Моруа? Маааленькая такая новеллка... Что вы об этом думаете?
 
Algiz: Красивая новелла, помню.
 
MitinVladimir: В общем, так я и не дождался ни от кого мнения о «Фиалках по средам» в плане смешения в этой новелле жанров, излишней (или достаточной?) сентиментальности, многословия и т. д. Ну да ладно, не суть...
 
natasha: Тим, я прочитала рассказ. Он очень хороший во всех планах, о которых вы спрашиваете. Смешения жанров нет, излишней сентиментальности тоже, штампов тоже нет, многословия тоже нет (в небольшом, прозрачном, простом объеме высокая концентрация жизни). Есть традиционная композиция, правда, есть и некоторая художественная условность (обычно, в жизни, так точно передавая прямую речь, не рассказывают, хотя, кто их французов знает — может, для них это обычное дело...). Кстати, есть перекличка с прекрасным, хотя и тяжеловесным (вот где мелодрамы пуды) «Гранатовым браслетом» Куприна.
 
Rosa: Очень люблю «Гранатовый браслет». На мой взгляд, это лучшее произведение о любви в мировой литературе — именно о любви, ибо, мне кажется, что главная суть любви в том, что чьи-то интересы и чьи-то желания становятся нам важнее собственных. Любовь (если речь идет о ней) ничего не требует, а только дает. Господин Желтков отдавал свое внимание, чувства, сердце и, в итоге, жизнь, княгине Вере, причем, взамен он не получил ничего абсолютно.
 
Ромео и Джульетта, хоть и на короткое время, получили телесную сатисфакцию, равно как и Отелло с Дездемоной были супругами, Нина и Арбенин. Многочисленные возлюбленные в литературе хотя бы знали друг друга и имели возможность пусть редко, пусть в неделю час в деревне нашей видеть вас. Княгиня даде толком и вспомнить не может человека, отдавшего ей абсолютно все. А его отношение и есть квинтэссенция любви.
 
natasha: Роз, я тоже очень люблю этот рассказ Куприна, хотя лучшим его не считаю, а скорее, даже плоховатым (но тут, конечно, сказывается только литературный вкус).
 
Т: Такой любови полно в любом «мыльце» серий на писят и боле. Занудство это все ужасное. Но дамам за тридцатник нравится, факт. Всплакнуть об прошедшей мимо любови под Людвига Вана и дальше идти жрать икру ложками и хлестать шампанское кружками, и по бутикам — спускать мужнино состояние на еще более пошлые безделушки, чем пресловутый гранатовый браслет.
 
natasha: Милый Т, я полюбила этот рассказ, будучи девочкой-подростком, потому он прекрасен для меня, теперь мне дааалеко за тридцать, потому нахожу его плоховатым, но люблю по-прежнему. Любовь, таки, зла.
 
Т: А, ну еще подростки, да, могут впечатлиться. Как там было в «про кровавую Мэри», типа стремительный пубертат или что-то типа того, короче эмоциональная неуравновешенность и инфантилизм. Типа вот я умру, все вы тогда узнаете!
 
natasha: Точно так, Т, я плакала тогда настоящими, пубертатными слезами, и как же это было прекрасно, черт побери.
 
Т: Климакс от пубертата недалеко ушел. В эмоциональном плане. А там и склероз со слабоумием и друзьями паркинсоном и альцгеймером не за горами.
 
natasha: Тьфу, Т. Типун вам на язык.
 
Rosa: Т, я начинаю чувствовать по отношению к вам нечто неприличное.
 
Algiz: Вот, что фиалки животворящие делают! Перечитала Моруа, по-моему, там всего в меру, без холодного расчета, искренне. Но «Гранатовый браслет» наш — лучше, мучительнее и роднее, все-таки.
 
Rosa: Новелла Моруа прекрасна, прочитала ее на одном вздохе. Пасиб, Володечка.
 
pesnya: «Гранатовый браслет» и «Фиалки по средам» нельзя сравнивать — это величайшие произведения величайших же авторов, но они разные очень. От одного хочется рыдать, потрошить внутри себя все человеческое, от второго — грустить, печалиться, философствовать. Ну, у меня, во всяком случае, так было. Независимо от возраста.
 
Algiz: Верно, сравнивать нельзя. Но тема общая — безответная любовь, безоглядная жертвенность, верность чувству, а не рассудку. Исчезающие явления...
 
ArinaPP: И от меня спасибо за Моруа.
 
                              4. smehach. Игрок
                              (Номинатор: tamika25)
                              (2: mitro, Algiz)
 
Algiz: Почему она всегда приходит внезапно? Не было, не было зимы, а потом вдруг стала — пришла-появилась: просыпаешься, вдыхаешь утренний воздух из открытого окна — зимой пахнет, нетронутым снегом, арбузом, холодным солнцем. Хочется сейчас же лепить снежную бабу, кидать снежки в редких прохожих и спать в гамаке под звездами, напяливши на себя полшкафа...
 
Обескураживающая рифма — «мечта-почтамт». И еще более обескураживающее сравнение — «подобно суетному магу». Но именно эти неожиданности помогают почему-то очень ярко увидеть, как она пришла — на почтамт, в город, в жизнь. И принесла с собой библейскую первозданность чистого листа, его вечное искушение — пройти по нетронутому, оставить след... Но мы, как всегда, не готовы, не совершенны, растерянны и печальны, точно нашалившие дети, отпавшие от бога — «Тяжка обуза северного сноба — Онегина старинная тоска». Безграничность мира — «Зима нам разбавляет тушь, / И очертания невнятны», и его же конкретная вещность — «Трава, читаемая мятой — Изображает в кружке чай» — два полюса восприятия, два состояния одной наступившей на душу зимы.
 
Стих многогранный и легкий, как снежинка, прилетевшая на варежку. Образность, мелодичность, интересные рифмы — всего в избытке, но это совсем не утомительно, полетно, завораживающе хорошо и грустно. Старинная тоска... лучше не скажешь.
 
По-моему, это настоящая поэзия высокой пробы и несомненная авторская удача.
 
mitro: Внимательно «обсмотрев» все предложенные номинации, не субъективно-пумпушечками и любовными смс-ками, но объективно (как покойный Сен-Леже-Леже) и с наклоном по Поэзии — решил, что это произведение полно не досужих вымыслов и слюно-течки указательного пальца, но Поэзии, что так хотят выслать, убить, размазать и уподобить дневниковым записям бездарных со всех (без исключения) сайтов, русскоязычных сайтов... Поэзия, как и Литература вообще, стала мало волновать менструирующий мозг человечества и Слово Русское, столь обильно делающее волшебства и фэнтези, пытаются запихнуть в личные шкафчики личного пользования, где «мусор» из словес состоит максимум из 50-ти слов, так что — поздравляю, ваши шкафчики стерильны, господа и дамы, и дамы, что в господа! Можардоны всех поэзи-сайтов, объединяйтесь, ваш час настал! А этот автор смел, он поэт, и он, и его произведения мне нравятся, и я желаю ему творческого голода, чтоб после — ночной сытости...
 
                              5. Kinokefal. Прости
                              (Номинатор: MitinVladimir)
                              (2: ChurA, Helmi)
 
Algiz: Стих и в самом деле совершенный! Всего восемь коротких строк. Простые, не отвлекающие от содержания, рифмы. И такое глубокое, далеко-далеко уводящее чувство...
 
Сад — сам по себе огромный образ, архетип — мифический, сказочный, философский, библейский. И в поэзии он встречается очень часто. Эдем, сказочный райский сад, символ красоты, место, куда можно убежать от реальности... сколько разных садов!
 
У Блока сад — соловьиный, место, где ищут себя, утраченную гармонию.
У Чехова — вишневый, предмет торга, причина ссор и раздоров, погибшая мечта и вожделенная цель одновременно...
 
Казалось бы, о садах сказано так много, что и добавить уже нечего. Но автор нашел какой-то новый ракурс. Этот сад и ЛГ равны друг другу, и взаимное их прощание — братское, точно перед дальней дорогой присели, сейчас вздохнут, скажут — «С Богом!» и разойдутся каждый в свою сторону... Прожили вместе какую-то часть жизни, «круг замкнув благословенный», пора... И каждый говорит или думает — «прости, если что не так...», потому что чаще всего что-нибудь да непременно — «не так», живые же... сады и люди...
 
По-моему, секрет стиха в том, что это ощущение всем близко, каждый что-то подобное чувствовал и знает, просто сказать так коротко, выразительно и сильно не каждому дано.
 
Helmi: Хочу голосовать за стихи Лены, Игоря и Бориса. И давно мечтаю о дополнительном праве голоса за энное количество пакетиков баллов... И все-таки выбираю короткое, в котором так много.
 
                              6. smehach. Бархат
                              (Номинатор: mysha)
                              (1: mysha)
 
Algiz: Мне увиделась процессия обэриутских образов, смещение понятий, привычных установок, попытка найти или почувствовать какой-то иной непередаваемый смысл.
 
Череда великолепных рифм, которые хочется перекатывать во рту, как леденцы: голубь / другого, покойный / в попонах, стенаньях / с тенями, постового / посторонни, пилигриму / примет... «Кобурою-рубероид» — звучный перевертыш. Искусственной показалась только «катафалке / какофанке», последняя явно создавалась под катафалк, получился, по-моему, муляж рифмы.
 
Обитает в стихе некая инфернальность, как мне кажется. И господа-адамы — расходятся с тенями, и — закат и рубероид посторонни дорогому покойнику, которого вообще-то положено упокоить в полдень, а не на закате, и таинственные шабашники Эдема раскачивают кроны — шабашники, шаббат, шабаш... чего здесь больше? И Шопен не различим в какофанке, именно не различим, не видим, спрятался... Кого хоронят? — мертвые — своих мертвецов?
 
Обыденность происходящего нарушается только вопросами автора, и это отнюдь не ленивое любопытство случайного прохожего, вопросы его не праздные — горестные. Но, кажется, вопросы так и растают в воздухе, процессия исчезнет, и никто не узнает настоящего имени, сути утраченного. Суть ускользает, прячется между строк... что остается от человека, кроме фамилии и дат рождения-смерти? Всколыхнулась поверхность ткани жизни, точно невидимая рука смела с нее что-то и все стало прежним. Бархат.
 
Очень понравилось — «с кобурой кобурой» — вот ведь она и каурая, и бурая одновременно, полированно-кожаная, буро-рыжая, потертая, теплая... кобура такая кобура.
 
 
                              Нестабильные системы 
 
                              ОСТАЛИСЬ В ИСТОРИИ:
 
                              7. verusha17. Клубок опавших листьев
                              (Номинатор: verusha17)
 
Algiz: Динамичный стих, в нем все движется — устремленная к не-встрече ЛГ, спешащие мимо автомобили, клубок опавших листьев... Последний — полноправный участник истории, его мизансцены все время меняются — он сначала просто катит по мостовой, потом начинает вальсировать, и как еще выразительно, — «кружился в вечном вальсе вокруг своей оси» — прекрасная звукопись! — и в финале разбивается вместе с мрачными прогнозами ЛГ. Меняется и настроение стиха — от ветреного и морозного, неуютного сумрака в начале и нарядных витрин, в которых даже манекены улыбаются, — в конце. Получилась наоборотная love story, финал обернулся предисловием, время перемен все перевернуло.
 
Очень нравится интонация стиха, правильно выбранная тональность — у этих строчек летящая походка, легкое дыхание, вальсирующий ритм и очаровательно чистый женский голос.
 
Красивые убедительные образы: «клубок осенних листьев — танцор на светском рауте» — неожиданно, точно и опять же динамично! «Секундной стрелки спица описывала круг...» — здесь и звучание, и образ быстролетящего времени, предельно выразительный и верный. И, наконец, под занавес, великолепная точка — «клубок осенних листьев разбился о бордюр» — страхи ЛГ, воображаемые утраты и сердечные ожоги, все кануло и сгинуло, разбилось и перестало быть. Все эти чудеса сотворили мужские надежные руки, своевременно избавившие ЛГ от последствий ошибочного шага. Ненастоящие мужчины помогают падать, настоящие — учат летать!
 
                              8. baracud. Город
                              (Номинатор: MitinVladimir)
 
MitinVladimir: Не факт, что проголосую хоть за одну из этих двух своих номинаций, ибо видится мне, что номинирование все же предполагает в первую очередь более пристальное внимание к текстам, а ни в коем случае не победы или даже участие. Да и мнение интересного резонера лишним не будет...
Оба текста (baracud «Город» и Kinokefal «Прости», — ред.) показались глубокими и необыкновенно красивыми, и чем-то даже напомнили поэзию...
 
Algiz: Стих этот я читала, но настроение стиха определить не смогу, поскольку глаза мне застит пиратская треуголка с черепом и костями, которую узрела я боковым зрением рядом с текстом. Объединившись, стих и фота породили нечто, вероятно, совершенно несообразное с настроением автора.
 
У меня получился пиратючий стиш, в котором морской разбойник забрел в случайный паб и, изрядно приняв на грудь, погрузился в царство рун... Старинный город, где он очутился, дышит тайнами и ветрами, «ночь каменеет за окном» — сказочный образ застывающей в своей ночности ночи! — но дыхание города сильнее...
 
«В шагах измерены века» — красивая метафора, отменяющая границы времени, воплощается и пирату грезятся шпили Лебединого замка, где латышские стрелки встречаются с Вагнером... арию Лоэнгрина сменяет рЭволюционный марш... на древних стенах проступают еще более древние руны, предвещая или беду, или тяжелое похмелье...
 
Все это чрезвычайно авантажно, абордажно и эпатажно, но корсар наш прозревает, понимая, что город, в котором он так легкомысленно завис, он, конечно же, старинный, но и опасный тоже... карамба! Не занесет ли его вообще в преисподнюю этой каменеющей ночью?
 
Прости нас, старинный город, всех прости, грешников и смутьянов, разбойников и стрелков, пьяниц и картежников...
 
Только не верится мне в искреннее раскаяние того, на ком треугольная шляпа и серый солдатский сюртук... пардон, это уже из другой оперы!
 
Но! — Адамова голова победит и все опять повторится сначала, уверена!
 
В общем, стих мне увиделся, как красивая стилизация, атмосферная, яркая, но какой-то особенной глубины я в нем не почувствовала, наверное, виновата шляпа.
 
Всем спасибо за добрые слова и эмоции!
 
 
                              СТАТИСТИКА ПОЛУМЕСЯЦА: 14–28.11.2014:
 
                              Номинировано: 8
                              Прошло в Шорт-лист: 6
                              Шорт-леди: buhta
                              Чудо-лоцман: tamika25
                              Голосивших: 17
                              Воздержантов: 1 (pesnya)
                              Чадский-Буквоед: Algiz
 
 
                              ВПЕЧАТЛИЛО:
 
Сам текст исчо не читал... но рецка — никакая (MitinVladimir)
 
Т, Вы — наше решеторианско-подсознательное чудовище (Rosa)
 
Да уж, неповторимая красота снежинки — это не про нас (Т)
 
У меня начинается синдром Васисуалия — я к вам пришел навеки поселиться (Algiz)
 
...Прошло пятьдесят пять лет, а согбенная Альгиз, мотая седыми космами, с трясущимися костлявыми руками, в старомодном ветхом шушуне, все никак нимагла освободитца от чадства (marko)
 
Я нынче стала какой-то толстокожей, умом вот понимаю, что Бухта роскошна, и Бархат прекрасен... А все равно ниче не пробрало до кости. Воздерживаюсь в этом полумесяце, уж простите... (pesnya)
 
Весь этот пылкий пубертат, вымазанный томатным соком, Алгиз описан вкусно (Rosa)
 
Чудесный стих, читаю и хорошею от его хорошести (Algiz)
 
В этом произведении я все увидела, все ощутила, прониклась и сопережила. А еще девочка со спичками... (tamika25)
 
Да, он что-то такое делает со словами... они его слушаются, магия в этом есть (Algiz)
 
Пишите, как Бог на душу положит, и все будет хорошо (ole)
 
«Гранатовый браслет» и «Фиалки по средам» нельзя сравнивать — это величайшие произведения величайших же авторов, но они разные очень. От одного хочется рыдать, потрошить внутри себя все человеческое, от второго — грустить, печалиться, философствовать (pesnya)
 
Я полюбила этот рассказ, будучи девочкой-подростком, потому он прекрасен для меня, теперь мне дааалеко за тридцать, потому нахожу его плоховатым, но люблю по-прежнему (natasha)
 
Хочется сейчас же лепить снежную бабу, кидать снежки в редких прохожих и спать в гамаке под звездами, напяливши на себя полшкафа (Algiz)
 
Стих многогранный и легкий, как снежинка, прилетевшая на варежку (Algiz)
 
И все-таки выбираю короткое, в котором так много... (Helmi)
 
У этих строчек летящая походка, легкое дыхание, вальсирующий ритм и очаровательно чистый женский голос (Algiz)
 
Это не мы спекулируем, это нами спекулируют, и нас же обвиняют в спекуляции (ole)
 
Ненастоящие мужчины помогают падать, настоящие — учат летать (Algiz)
 
Иногда помочь унять боль может только тот, кто ее причинил (Algiz)
 
Стих мне увиделся, как красивая стилизация, атмосферная, яркая, но какой-то особенной глубины я в нем не почувствовала, наверное, виновата шляпа (Algiz)
 
Все это чрезвычайно авантажно, абордажно и эпатажно (Algiz)
 

 

Автор: Владимир МИТИН («Решетория»)


← ПредыдущаяСледующая →

19.12.2014
Начинаем «OtvertkaFest-2014», или Как стать оборотнем

18.12.2014
Читая Андреича

Читайте в этом же разделе:
18.12.2014 Читая Андреича
18.12.2014 Шорт-лист недели 07–14.11.2014: А когда апрельским солнцем растопило льдину скорби...
17.12.2014 Шорт-лист недели 31.10–07.11.2014: Я лягу спать пораньше рано утром, давай поговорим
16.12.2014 Шорт-лист недели 24–31.10.2014: Мы не станем чужими, мы будем дышать, как и прежде
15.12.2014 Шорт-лист недели 17–24.10.2014: Небо упало в лужи несколько дней назад

К списку


Комментарии

20.12.2014 10:56 | тим

(поёт) Вот и фсё что было, вот и фсё что было, ты как хочешь это назови. . .)

21.12.2014 23:54 | marko

Спасибо, Володь, за титанический труд! :)

21.12.2014 23:54 | marko

Спасибо, Володь, за титанический труд! :)

22.12.2014 20:27 | тим

Спасибо, Валер!

22.12.2014 20:28 | тим

Спасибо, Валер!

22.12.2014 20:42 | тим

(тоже два раза поблагодарил, для проформы) )

А если серьёзно, то, в принципе, я ж большего-то и не прошу, хорошо понимая, что со стороны эти отчётики выглядят элементарщиной и само-собой-разумейщиной - какое уж тут творчество, прастихосподи)
А иногда ведь тоже так хочется порой и пографоманить, и коммент какой-никакой с умилением написать, да и просто - поваляться-подрыхнуть лишний раз, а то и, глядишь, в турнире каком поучаствовать, а может даже и в самом конкурсе)
Да не, я не ропщу, спсб)

Оставить комментарий

Имя *:
E-mail:
Текст комментария *:
Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

Пирожковая

Ристалище

Произведение Зимы 2018/2019

Мастер Зимы 2018/2019

Автор года 2018

Произведение года 2018

Камертон